Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Утраченные иллюзии

Сколько прекрасных пожеланий было высказано еще накануне встречи президента РФ представителями бизнес-ассоциаций. Еще бы – на этой встрече должна была быть рассмотрена идея бизнес-омбудсмена Бориса Титова о проведении амнистии заключенных, осужденных в стране по экономическим преступлениям.
«Встреча будет живая, строгого сценария нет. Мы хотели бы поднять этот вопрос, и я надеюсь, что завтра он прозвучит. Президент с нашими предложениями ознакомлен», — заявил 22 мая журналистам «представитель деловых кругов», правда, почему-то на условиях анонимности.
Но и те, кто не боялся назвать свои имена, тоже были полны надежд.

«В стране сейчас крайне неблагоприятная экономическая ситуация. Даже сами власти признают, что без экстраординарных мер осенью экономика страны может впасть в рецессию», — объяснял корреспонденту «Росбалта» глава банка «Российская финансовая корпорация» Андрей Нечаев.
Он был уверен, что момент обсуждения идеи об амнистии выбран не случайно, и определен он политическими соображениями. Это некий добрый жест в адрес предпринимательского сообщества, «очень скромный, хотя по-своему важный, особенно для сидящих людей, шаг к улучшению предпринимательского климата», - отметил известный экономист. Последняя же его сентенция была знаменательной: «Со времен ликвидации кулачества как класса у нас не было такого масштаба уголовных репрессий против одной социальной группы населения. Поэтому амнистия, тем более с учетом состояния нашей пенитенциарной системы, безусловно, правомерна».
Надо сказать, что Андрей Алексеевич, а также все его сознательные и невольные единомышленники, исходили в своих рассуждениях из простой логики: российская экономика скатывается в кризис, за пределами добычи ресурсов, финансовых операций, торговли, ресторанов и рынка недвижимости вести предпринимательскую деятельность в России становится все менее рентабельно. Риски, которые несут с собой коррупция, произвол чиновников и прессинг со стороны силовых структур, уже не покрываются доходностью от ведения бизнеса. Капиталы бегут из России: за I квартал 2013 года «убежало» без малого 26 миллиардов долларов. Планы создать в России 25 миллионов новых рабочих мест для высококвалифицированных сотрудников воспринимаются сегодня, как план Хрущева построить коммунизм к 1980 году.
Нефть падает в цене и, скорее всего, будет падать и дальше. Видимо, осенью придется сокращать бюджет, 50% доходов которого приходятся на экспорт углеводородов. Уже сейчас эксперты говорят о возможном повышении стоимости доллара до 33-33,5 рубля. Выполнить социальные обязательства государства можно, лишь девальвировав национальную валюту.
Все это пишется и говорится открыто, причем не только оппозиционными деятелями.

При этом десятки тысяч (Борис Титов называл цифру в 110 тысяч) бизнесменов находятся в местах лишения свободы, зачастую по сфабрикованным обвинениям, придуманным для того, чтобы просто отнять у них бизнес.
Да, среди осужденных по экономическим статьям есть коррумпированные чиновники, которые тоже проходили по статьям, связанным с экономическими преступлениями, есть и реальные мошенники и воры. Но это – не повод для того, чтобы держать в тюрьмах и колониях тех, кто посажен только за то, что был независимым предпринимателем. Не надо думать, что люди, ратовавшие за эту амнистию, не представляли себе реальную ситуацию. Борис Титов, ставший в силу своего статуса основным проводником идеи предпринимательской амнистии, честно признавался: «Понятно, что, предлагая широкую амнистию для предпринимателей, мы в определенной степени должны идти против течения. Потому что сегодня в обществе существует и негативное отношение к предпринимателям. И многие социальные группы не будут поддерживать амнистию. И нам придется разъяснять, что ошибки были не только со стороны бизнеса, но и со стороны власти, которая создала такие условия, что бизнесу было сложно жить легально и честно и приходилось использовать серые и черные схемы. Так были устроены правила игры. Нам надо будет доказывать людям и необходимость такого решения для экономики страны. Что жить без бизнеса дальше невозможно. Мы должны иметь рыночную конкурентную экономику, построенную на частной инициативе. А другая экономика вряд ли будет. В будущем не нефть будет спасать, а только рыночные механизмы, конкуренция и частная инициатива».

Но то, что прекрасно понимал Титов, далеко не всем было выгодно понять.
Спикер Госдумы Сергей Нарышкин сразу заявил: лишь часть осужденных за экономические преступления может быть амнистирована. Но вот только не стал уточнять, какая именно часть.
А буквально за несколько часов до начала встречи Владимира Путина с представителями бизнес-сообщества комитет Госдумы по безопасности и противодействию коррупции провел круглый стол о мошенничестве в сфере предпринимательской деятельности. Обсуждались поправки к статье 159 («Мошенничество») Уголовного кодекса, предложенные Верховным судом, которые значительно смягчили наказания для предпринимателей. Напомним, что после смягчения чисто «предпринимательских» статей, дела отечественных бизнесменов стараются подвести именно под 159-ю статью. Представители МВД, Следственного комитета, Генпрокуратуры, администрации президента, ученые дружно критиковали поправки столь милую их сердцу статью о мошенничестве и предлагали либо изменить, либо вовсе отменить новации. Особенно не нравится силовикам мораторий на аресты предпринимателей.

В общем, к тому моменту, когда в Воронеже президент высказался об амнистии для предпринимателей, все уже было понятно.
И вот Путин заявил, что под категорию «чрезмерное наказание за экономическое преступление» попадают совершенно разные люди, которые могли нанести гораздо больший вред. «В число 240 тысяч наказанных за экономические преступления попадают совсем разные категории осужденных. Там находятся фальшивомонетчики, люди, которые были осуждены за криминальный экспорт материалов двойного применения, которые могут быть использованы в производстве оружия и даже оружия массового уничтожения. Там есть и другие категории граждан, которые осуждены формально по экономическим преступлениям, но степень их общественной опасности выходит далеко за рамки сути проблемы», - сказал он.
Особого внимания, видимо, заслуживает последняя фраза – о людях, которые «осуждены формально по экономическим преступлениям, но степень их общественной опасности выходит далеко за рамки сути проблемы». Это надо рассматривать как признание того прискорбного факта, что экономические статьи прикрывают политические расправы? Или предприниматели по сути своей представляют угрозу власти? Увы, президент не стал это разъяснять. Он лишь подсластил пилюлю, сказав: «Я предлагаю все это внимательно проанализировать - вместе с предпринимателями, экспертами, Генеральной прокуратурой, посмотреть, сделать выводы, а потом принять взвешенное решение. Давайте договоримся о том, что мы внимательно посмотрим на ваше предложение».
Нет, конечно, президент мог бы и объявить амнистию, разумеется, не столь широкую, как предлагал Борис Титов, но делать этого не стал. Как заявляли сами сторонники этого акта, такая разовая акция, как амнистия предпринимателей, вряд ли существенно улучшит инвестиционный климат в стране. Это должна быть системная работа, в ходе которой необходимо решить такие проблемы, как коррупция, «телефонное правосудие», снятие административных барьеров, за каждым из которых, как правило, стоят интересы конкретного чиновника, отсутствия внятной макроэкономической политики. «Амнистия предпринимателей имеет смысл в том случае, если одновременно с ней произойдет кардинальное изменение взаимоотношений правящей бюрократии и бизнеса. С одной стороны, будут соблюдаться законы и можно быть уверенным, что с этой минуты люди будут осуждаться только за реальные преступления, а с другой, — не будут осуществляться в массовом порядке силовой рэкет и налоговый террор», это – слова еще одного известного экономиста – Михаила Делягина.

Ну, как после таких заявлений кого-то амнистировать? Сказавший «а» вынужден будет потом сказать «б», а затем произнести и остальные звуки. Лучше уж не говорить ничего.
История с амнистией для предпринимателей еще раз показала, что в царстве чиновников с его простым делением людей на господ и холопов никакие независимые предприниматели не нужны. Зачем какие-то люди, работающие на себя и стремящиеся к самостоятельности? Они a priori опасны для системы. Так что не стоит надеяться на послабления, на жизнь по нормальным законам. Пора вытереть насухо розовые сопли, осознать окружающую реальность и перестать бояться, надеяться и просить.

Мнение редакции сайта и коллектива НИСИПП может не совпадать с мнением автора.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости