Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Бизнес-амнистия и ее последствия

Итак, свершилось. Госдума поддержала проект постановления об экономической амнистии, по которой где-то около пяти - шести тысяч предпринимателей смогут вернуться домой из мест заключения. Так что, видимо, уже стоит попробовать честно понять: а что это все-таки за амнистия.

Во-первых, и это, безусловно, главное – пусть не сто, а всего пять тысяч человек будут освобождены из мест заключения. Это замечательно. И будет еще больше людей, против которых возбуждены уголовные дела и которые тоже попадут под амнистию. И это тоже прекрасно.

Но, увы, на этом положительные свойства амнистии заканчиваются. Недаром люди, пытающиеся сохранить хоть сколько-нибудь объективный взгляд на вещи, оценивают ее критически.

Вот опубликованный «Коммерсантом» текст Алексея Кудрина, посвятившего амнистии всего один абзац: «От амнистии, ориентируясь на слова объявившего о ней президента, ожидали, что она коснется, прежде всего, недавно измененных «предпринимательских» статей Уголовного кодекса, например статьи 159 о мошенничестве, в которой выделено шесть новых составов (159.1-159.6), не предполагающих ограничения свободы. Однако в амнистию попала только статья 159.4. И коснется амнистия только тех, кто уже погасил ущерб, не предоставляя такой возможности остальным. По сути, реальный законопроект отклонился от декларированных целей, ожидания обманулись».

А вот мнение человека, амнистию инициировавшего, - уполномоченного по защите прав предпринимателей Бориса Титова: «Мы давали предложения по более широкой амнистии, но сегодня принят такой вариант амнистии, при котором не будут амнистированы все, кто был предложен нами. В то же время проект достаточно продуман, чтобы не отпустить реальных мошенников, а отпустить тех людей, которые были несправедливо осуждены. Конечно, здесь произойдет некоторое смешение. К сожалению, часть людей, которые были несправедливо осуждены, окажется вне амнистии, и я хотел бы принести им свои извинения, но на сегодняшний день это оказалось невозможно, а часть — те, кем были реально совершены преступления,— под амнистию подпадет».

Но это – мнение людей, лояльных к власти. А вот, например, член Общественной палаты, профессор юридического факультета МГУ Елена Лукьянова вообще не считает принятое Госдумой постановление амнистией: «Тут не о чем говорить, задачей амнистии было привлечение инвестиций, улучшение инвестиционного климата, над ней работал экспертный совет, но в том виде, в котором она принята, она не имеет смысла. Это профанация», — сказала она корреспонденту «Русской планеты».

Не скрывала от журналистов своего недовольства законопроектом и председатель некоммерческого партнерства «Бизнес-Солидарность» Яна Яковлева. По ее мнению, содержание принятого Госдумой постановления далеко от первоначальной идеи амнистии: «Ожидалось, что амнистия будет широкой, что затронет и виновных, и невиновных людей, что многие люди выдут на свободу, но власть на это не пошла и приняла усеченный проект, по которому на свободу выйдут лишь 300 человек. Триста человек – это «тоже неплохо», но считать, что их освобождение действительно благотворно повлияет на инвестиционный климат в России, наивно».

Титов уверяет, что «непосредственно из мест заключения может быть отпущено только около 5–6 тыс. человек», а 100 тыс. человек и даже больше — «это общее число людей, которые подпадут под амнистию. Это те, кто сидит, кто под судами, кто получил приговоры, не связанные с лишением свободы». У Яковлевой – другие цифры. Спорить не хочется ни с кем: за время обсуждения проекта амнистии было названо столько цифр, что в них легко можно запутаться. Неколебима была лишь тенденция: каждая последующая цифра оказывалась меньше предыдущей. Так, например, в проекте амнистии, предложенном Титовым, было названо 52 статьи УК, осталось — 27. Но, говорят, даже в таком усеченном варианте проект амнистии вызвал сопротивление МВД. Против него выступили также КПРФ и ЛДПР. С ними солидарно 36% опрошенных социологами граждан России. Есть и еще один момент. Уже известно, что амнистия не коснется самого известного заключенного – предпринимателя – Михаила Ходорковского. Но ведь проблема в том, что дело ЮКОСа подало в свое время пример, и в тюрьмах сидят тысячи «маленьких ходорковских», отправленных туда по воле местных начальников и правоохранителей или аффилированных с ними конкурентов.

Разумеется, чиновники самых различных звеньев, составляющих пресловутую и без того трещащую по швам вертикаль не слишком хотят видеть этих людей на воле. А тут еще миллиардер и политик Михаил Прохоров заявляет, что тем амнистируемым предпринимателям, дела против которых были сфабрикованы с целью захвата бизнеса, нужно дать возможность добиться возврата своего дела, «восстановления деловой репутации и просто доброго имени». Что же в таком случае делать тем, кто сильно потеряет от возврата амнистированным предпринимателям их дела?
А ведь они хоть при какой-то да власти. Не уменьшатся ли в этом случае при воплощении закона об амнистии в жизнь 5 тысяч, предсказанных Титовым, до 300 человек, которых насчитала Яковлева?

Во всяком случае, нынешний проект амнистии показал, что наша власть, с одной стороны, теоретически понимает необходимость улучшения отношения к бизнесу. Хотя бы в том демонстративном формате, предназначенном для Запада в надежде на приток иностранных инвестиций. С другой стороны, привычное отношение к предпринимателям, как к баранам, которых «должно резать или стричь» никуда не исчезает. И после того, как западный капитал, несмотря на все заклинания, не ринется в Россию, хотя амнистия и будет проведена, отношения государства и бизнеса станут только хуже. Независимого бизнеса, разумеется.

Увы, но готовиться нужно именно к этому.

Мнение редакции сайта и коллектива НИСИПП может не совпадать с мнением автора.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости