Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Поддержка МСП: а мы не забыли про институциональную среду?

Обращаясь к протоколу заседания Правительственной комиссии по вопросам конкуренции и развития малого и среднего предпринимательства от 23 августа (№3) задумался: не скатывается ли государственная поддержка малого и среднего к исключительно финансовой? Если посмотреть на перечень, там представленный, то меры на перспективу крутятся либо вокруг прямых мер, либо косвенных (налогообложение), но финансовых. Как то в представленном списке действительно дефицит наблюдается мер, направленных на улучшение других условий деятельности предпринимателей. Не исключаю, что это такое разделение сфер компетенции между двумя ответственными департаментами уполномоченного федерального экономического ведомства – Департаментом развития малого и среднего предпринимательства и конкуренции и Департаментом государственного регулирования в экономике. Получается, что вроде как условия ведения предпринимательской деятельности находятся в ведении последнего. А первому вот и остаются все, что не касается второго, а именно меры прямой поддержки и налогообложение с бухгалтерией в разных вариациях (последнее тоже вроде как спорно – есть в МЭР отдельный департамент и специально про это). Но невольно вспоминается период 2008-2010 гг. когда предлагаемые меры носили взаимоувязанный характер и как-то балансировались – в докладах о состоянии и дальнейшей поддержке МСП, протоколах заседаний, перечнях поручений Президента и Премьера соблюдался паритет и институциональных мер, улучшения нормативных правовых условий, применения норм на уровне контрольно-надзорной деятельности, и т.п., и прямых в виде финансирования. Тот период вообще как-то запомнился на общем фоне десятилетия относительно прорывным характером по числу идей и направлений. Но сейчас вот, увы, какое-то параллельно, что ли движение наблюдается.

Между тем эти два направления вполне по отдаче на малый бизнес от реализации мер могут быть сопоставимыми, если меры по улучшению условий даже и не превышают в этом смысле прямую поддержку. Ну что сейчас собираются сделать, если вернуться к протоколу, - ввести в поддержку 200 млрд. руб., кажется. Кредитов субъектам МСП банками выдается в год на уровне 6,9 трлн. руб. Ну, скажем, половина средств поддержки пойдет на гарантийные фонды, и привлечение кредитного объема в сектор в соотношении 1 к 2 (больше вряд ли получится, надо смотреть практике в глаза), остальная половина собственно на кредиты, субсидии и гранты. Сопоставляем с общим объемов выдаваемого банками, получаем 4,3%. Наверное, если спросить у игроков на бирже, вряд ли такая величина вливаний при противоположном тренде, по их мнению, сможет влиять на изменение курсов, скажем валютных пар. Вряд ли, думается, от такого вливания изменятся и законы кредитного рынка. Ведь в общем объеме кредитования (т.е. если учесть кредиты крупных предприятий и потребительские, к которым в последние два года интерес банков повысился) доля кредитов субъектам МСП составляет 16,5%, т.е. вот эти 4,3% превратятся в общем объеме в незначимую величину. К слову сказать, мы имеем затухающую динамику кредитования сектора МСП, которую собственно и надо «перебивать», направлять обратно на положительный тренд. Немного статистики на этот счет. На 1 января 2013 г. объем вновь предоставленных кредитов субъектам малого и среднего предпринимательства был на уровне 6,9 трлн. руб. По сравнению с 1 января 2009 года мы имеем прирост этого показателя в 70%, но если привести к реальным ценам, учесть, скажем, индекс потребительских цен (другого дефлятора не имеется), то получим всего около 35%. Но все бы хорошо, если бы с 2010 года положительная динамика прироста этого показателя не уменьшалась. На 1 января 2011 г. было увеличение в сравнение с той же датой предыдущего года на 48 % (с учетом индекса потребительских цен), на 1 января 2012 г. уже 21,4%, а на 1 января 2013 г. – уже 8,2%. Ничего не предвещает более серьезного роста в 2013 г., о чем говорят и многие аналитики банковского сектора. Ну и доля сектора в общем объеме тоже сокращается – на 1 января 2011 г. она еще была 18,3%, сейчас, как уже говорилось, - 16,5%. Аналогичная ситуация и с объемам кредитного портфеля субъектов малого и среднего предпринимательства – его рост на 1 января 2013 г. составлял 10% (с учетом ИПЦ), в то время как двумя годами ранее 15%, а годом ранее -12%.

Ну все бы ничего, но 200 млрд. на всех не раздашь. Предположим, что речь идет о среднем кредите в 10 млн. руб. (предполагая, что это относительно долгий кредит на инвестиционные цели). Тогда 300 млрд. (это снова с учетом, что по гарантии привлекается двойной объем) охват составляет ни много ни мало 30 тыс. субъектов МСП. Или 0,5% общего числа субъектов МСП, зарегистрированных в стране. Дальнейшее дробление такой государственной «кредитной линии» для увеличения охвата возможно, но где-то тогда может потеряться и суть поддержки среднего бизнеса, который вышел из пеленок малого, и инвестиционной цели кредитов, которых в первую очередь и не хватает. Можно сбиться на микрофинансирование, но эта ниша занята и негосударственными организациями, вполне себе развивающимися. Укрупнение повысит управляемость, но и охват сократит до материальной точки в сравнении с количеством действующих МСП. В любом случае – финансовой поддержке малого бизнеса быть, и чем мы хуже других стран Европы. Но будет странно, если получателей при таком охвате не будем знать поименно. Роснано дает же такую статистику, чем же ВЭБ хуже Чубайса.

С поддержкой через улучшение условий можно разобраться на уровне административных барьеров или издержек бизнеса на выполнение установленных требований и процедур. Известно, что Департаментом государственного регулирования в экономике ведется работа по подсчету издержек на вот эти требования и процедуры в рамках разработки так называемой модели стандартных издержек. Сама модель уже заложена в целевые показатели Плана мероприятий («дорожной карты») «Повышение качества регуляторной среды для бизнеса» (утв. распоряжением Правительства Российской Федерации от 11 июня 2013 г. № 953-р). Намечено сокращение «объема административных издержек предпринимателей, который измеряется как уменьшение доли административных издержек, связанных с наличием регулирования, по отношению к выручке моделируемой компании относительно базового года» до 0,6 к 2018 г. по сравнению с текущим уровнем (на 40% получается). Нигде, правда, не светятся абсолютные цифры таких издержек, но в кулуарах и курилках говориться о том, что насчитано более десятках триллионов рублей в год. Если довериться этой очень приблизительной цифре, то получается, что намечено сократить издержки на 400 млрд. рублей, или, условно говоря, оставить эти деньги в бизнесе, чтобы они работали на его цели (условно потому, что такие издержки меряются в деньгах часто через потраченное сотрудниками время на возню с документами, стояние в очередях и другие процедуры с госорганами, а их освобождение от этой обязанности есть перенаправление их заработной платы на пользу непосредственным целям бизнеса). Я смотрел на примерах отдельных государственных услуг и функций, связанных с требованиями, документами и процедурами для предприятий (можно собственно смотреть и для граждан, так как отвлечение взрослого гражданина на стояние в очередях в орган власти с высокой степенью вероятности – отвлечение работника какого-нибудь предприятия от своих непосредственных там обязанностей). Получается, что добиться такого эффекта можно при соотношении 1 к 5, т.е. потратить бюджетных средств надо в 5 раз меньше. Соответственно, чтобы получить на выходе 400 млрд. нужно потратить 80 млрд. рублей. Эти деньги понятно дело пойдут консультантам, не исключено, что частично осядут в карманах, но основная часть – закупки оборудования, программирование, обустройство помещений приема и другие вполне вещественные мероприятия, которые, кстати, нередко выполняются тем же малым и средним бизнесом в рамках государственного и муниципального заказа на эти вещи (можно было бы за счет этого и показатель доли МСП в объеме чуть приподнять, отчитаться).

Т.о. образом совершенствование условий ведения бизнеса и прямая финансовая поддержка вроде вполне сопоставимые величины по масштабу эффекта. Но уж больно разный охват. Покажите мне предприятие, которому не приходится общаться с государственными органами вообще, не исполнять вообще никакие требования, не сдавать никакие документы. Если такие и есть, то поддерживай не поддерживай, это как говориться не наша целевая аудитория. Посмотрим на примере одной группы госуслуг, скажем регистрации и контроля самоходной техники (бизнес в стройке, ЖКХ, с/х). В среднестатистическом регионе может быть около 1 тыс. владельцев такой техники. Необходимые вливания на оптимизацию системы контроля и предоставления государственных услуг по самоходной технике (региональные технадзоры) составляют, по моим оценкам, около 15 млн. руб. на один такой регион (все не так страшно как можно подумать – громадных сумм не требуется), выгода за счет сокращения времени обслуживания, количества необходимых поездок для оформления документов, прохождения техосмотра техники, обновления прав на вождение и др. в два раза больше, т.е. условно в бизнесе в этих отраслях останется после оптимизации 30 млн. руб. ежегодно. В масштабе страны около 2,5 млрд. руб. в год, распространяемых на 83 тыс. предприятий в этих и других отраслях. Это один кластер услуг, состоящий всего из 3-х (регистрация техники и сделок с ней, оформление и переоформление прав, прохождение техосмотра). За рубежом насчитывают по-разному, но речь идет о порядках в 5 – 10 – 20 тысяч административных процедур для бизнеса.

Вот сижу теперь после таких своих нехитрых подсчетов и думаю, куда же направить усилия…

Мнение редакции сайта и коллектива НИСИПП может не совпадать с мнением автора.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости