Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Ирина Рукина, декан факультета «Управление крупными городами». Мегаполис. Бизнес и власть. Проблемы диалога. Часть четвертая

22 ноября в Международном университете в Москве прошла научно-практическая конференция «Мегаполис. Бизнес и власть. Проблемы диалога». Ее организаторами были Международный университет в Москве и Национальный институт системных исследований проблем предпринимательства.
Сегодня наш сайт публикует заключительный доклад пленарного заседания «Почему бизнесу неуютно в Москве» -, сделанный деканом факультета «Управление крупными городами» МУМ И.М. Рукиной.
Доклад дается в изложении.

Доклад Олега Шестоперова произвел на меня большое впечатление. Но, слушая его, я подумала: а что делает законодательный орган, который мы избираем, если вся работа по законотворчеству проходит в органах исполнительной власти? Есть федеральный орган – Минэкономразвития, который как-то наладил работу института ОРВ, есть экспертное сообщество, бизнес-сообщество, а законодательные органы вообще не звучат. Для меня такое положение удивительно, поскольку систему разделения властей никто не отменял.

Но сейчас я хочу сказать о другом: как институт ОРВ может повлиять на ситуацию, сложившуюся в российских городах. Напомню, что я представляю факультет управления крупными городами.
По результатам своих исследований директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич, делит Россию на четыре части – «четыре России». И первая часть России – это крупные города. И она доказывает, что крупные города-миллионники, средние индустриальные города, малые города и сельские поселения – это разные России. Она доказывает, что условия ведения бизнеса в разных городах сильно отличаются.

Для исследования были взяты 12 городов: Москва, Петербург, Нижний Новгород, Казань, Екатеринбург, Самара, Челябинск, Ростов-на-Дону, Волгоград, Курск, Новосибирск и Уфа. Но сейчас мы будем смотреть только на заключения тех фокус-групп, где предприниматели дали оценку деловой среды, оценку возможности ведения бизнеса в своих городах.
Оценки резко отличаются: одни дают чиновники, несколько иные – депутаты, совсем другие – общество и бизнес.

Система ОРВ понравилась мне тем, что она возбуждает рост гражданской активности, рост активности экспертного сообщества, бизнес-сообщества. Если появляется документ, который не устраивает бизнес-сообщество, то он вызывает ответную реакцию. Где она проявится – на собственной кухне или в общественном пространстве? Это ведь огромная разница.

 

Я слушала доклады экспертов из Новосибирской области, где этот процесс активно идет и оценка регулирующего воздействия проводится практически по всем принимаемым законодательным актам. Надо отметить, что начали этот процесс в Новосибирске с нормативных документов по продуктовому рынку и самое большое количество актов, проходящих процедуру ОРВ, - это акты, направленные на регулирование продуктового рынка. В работе принимают участие серьезные ученые.

Дело в том, что происходит монополизация рынка крупными торговыми сетями, происходит захват его импортной продукцией. Бизнес-сообщество очень озаботилось этим и не дает власти в своих нормативных актах заниматься сомнительным регулированием конкуренции на продовольственном рынке.
Чем отличается восприятие ситуации экспертами из различных городов? Наиболее критически к ней подходят представители наиболее крупных и экономически развитых городов – миллионников. Там же легче всего проводить опросы, поскольку люди гораздо охотнее отвечают на вопросы анкеты. Так в анкете задавался вопрос об оценке существующей ситуации. Предлагались три варианта ответа: «хорошо, изменений не надо», «хорошо, но надо лучше», «плохо, надо все менять». Последний ответ был популярен в Москве, Екатеринбурге, Новосибирске и Петербурге.
При этом, если верить исследованиям Натальи Зубаревич, хуже всего малый бизнес чувствует себя в крупных городах. Хотя именно крупные города должны быть источниками развития все новых и новых малых и средних предприятий. Позитивные факторы оценки предпринимателями крупных российских городов – доступность недвижимости для ведения дел и доступность адекватных трудовых ресурсов. Негативные факторы – отсутствие подготовленных площадок под строительство и неумение городских властей работать с инструментами государственно-частного партнерства. Институт ОРВ, с моей точки зрения, - это попытка власти работать в рамках такого партнерства в законодательной области. Теперь – конкретно о ситуации в столице. Сравнительный анализ состояния бизнес-среды в крупнейших городах мира показывает, что московская бизнес-среда не удовлетворяет современным требованиям и условиям развития бизнесов. Отрицательными факторами, определяющими неудовлетворительное, по мировым меркам, состояние бизнес среды, в Москве являются:
излишне централизованное управление;
неэффективность механизмов общественно-государственного партнерства в вопросах регулирования условий осуществления предпринимательской и инвестиционной деятельности;
недостаток публичности в подготовке и принятии решений при регулировании предпринимательской деятельности – бизнес сообществу не всегда понятны мотивы действий органов исполнительной власти, что приводит к излишней социальной напряженности, власть теряет доверие бизнеса;
нечетко выстроенная система мотивации для способствования развитию МСП со стороны служб и структур управления.

Политику городской власти в отношении МСП можно охарактеризовать как невнятную, поэтому для исправления ситуации необходим анализ законов и иных нормативно-правовых актов, регулирующих предпринимательскую деятельность, а также проведение оценки эффективности как госструктур, отвечающих за поддержку МСП, так и общественных объединений предпринимателей, обязанных осуществлять связь между бизнес-сообществами и властью.


Впрочем, не стоит так уж сильно ругать столицу. То, что происходит в Москве – отражение ситуации во всей стране.
Есть у нас политический деятель и промышленник Константин Бабкин, который построил тракторный завод в Канаде. Президент России Владимир Путин возмутился: почему в Канаде? В ответ Бабкин сделал раскладку: сколько стоит бизнес в Канаде и в России.
Оказывается, что, например, разница между Россией и Канадой в стоимости рабочей силы не так уж велика. В 2012 году средняя зарплата квалифицированного рабочего в Ростове-на-Дону составила 67-69% от зарплаты аналогичного рабочего в Виннипеге. Однако в России налоги на заработную плату и добавленную стоимость (НДС) выше.
В Канаде в 3,5 раза ниже отчисления в пенсионный фонд, в 2 раза ниже сборы за страхование от несчастных случаев, на треть ниже налог на добавленную стоимость (12% против 18% в России), но в 2,8 раза выше подоходный налог. В итоге на рубль выданной на руки зарплаты в России необходимо заплатить налогов и отчислений 81 коп., а в Канаде – 72 коп. При этом с 2002 по 2012 год средний уровень оплаты труда в России вырос на 472% (среднегодовой темп роста: +21,1%), а в Канаде – только на 30% (+2,0% в год). При росте такими темпами через 3-4 года труд в России будет стоить дороже, чем в Канаде.
Средняя годовая ставка по кредитам в России в 2012 году составила 11,75%. На заводе в Канаде средняя процентная ставка в 2012 году составила 2,30%. Расходы на выплату процентов по кредитам тракторного завода в Канаде в 2012 году составили 3,5 млн. долларов США.
Соответственно, расходы на аналогичные кредиты в России были бы в 5,1 раза больше и составили бы 17,9 млн. долларов США, что выше всей чистой прибыли, полученной на производстве в Канаде в 2012 году.

Бабкин отмечает излишнюю сложность ведения в России бухгалтерского и налогового учета, громоздкость документооборота, необходимость предоставления большого количества документов различным контролирующим и фискальным органам и так далее. Самая негативная оценка была им дана по уровню коррупции (в Канаде, по сравнению с Россией, он неимоверно низок).
В итоге делается вывод: чистая прибыль от деятельности завода в Канаде составляет более 16 миллионов долларов США, а в России эта же деятельность принесла бы более 21 миллиона долларов убытка.

Когда мы говорим об оценке регулирующего воздействия, нужно помнить, что совсем недавно, в 2009-м или 2010-м году были приняты первые документы о проведении независимой экспертизы на предмет коррупции, отвечает за которую Минюст. Но что-то такая тишина вокруг этой экспертизы. А когда я стала смотреть методические указания по проведению антикоррупционной экспертизы, то обнаружила, что более коррупционноемкого документа еще не видела.

Еще один момент. Недавно мы обсуждали вопрос, как научить чиновников говорить на одном языке с бизнесом. Идея эта витает в воздухе, но она должна стать еще совершенно конкретной и овладеть массами. Увы, сегодня чиновники разговаривать на одном языке с бизнесом не умеют. Я была во многих регионах, разговаривала с многими разными чиновниками, среди которых были очень умные и толковые люди. Но эти умные и толковые люди настолько зациклены на своих бумагах, по которым им надо отчитываться, что перестали видеть людей. Разговор с бизнесом вживую для них очень сложная проблема. Поэтому мне кажется, что такое обучение им совершенно необходимо. Точно также необходим и некий центр, куда люди могли бы приходить за консультациями по оценке регулирующего воздействия.

В докладе были использованы материалы специального исследования форума Urban Index Russia 2011 «Города на двойку с плюсом».

Материал подготовил Владимир Володин

Мнение редакции сайта и коллектива НИСИПП может не совпадать с мнением автора.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости