Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Зима тревоги нашей

Последние дни года старого, первые дни года нового – время подведения итогов и прогнозирования будущего. Этим и занимаются сейчас политики, экономисты, политологи, журналисты... И, скажем прямо, итоги на этот раз, как правило, оказываются печальными, а прогнозы пессимистическими.

Если говорить о событиях года прошедшего, то для малого бизнеса на первом месте, судя по всему, оказалось повышение страховых взносов более чем в два раза. При этом рост обязательных взносов в страховые фонды, прежде всего в ПФР, произошел на фоне обсуждения новой пенсионной формулы, которая никаким гражданам, и предпринимателям в том числе, не дает ничего хорошего. Стоит ли удивляться, что за год официально прекратили работу более 700 000 ИП.
Под давлением бизнес-сообщества законодатели были вынуждены пойти якобы на компромисс. В законодательство были внесены изменения, позволяющие с 2014 года снизить нагрузку по страховым взносам во внебюджетные фонды для предпринимателей с доходом менее 300 000 рублей. Для них взносы будут рассчитываться исходя из одного МРОТ — сумма взноса составит 17 832 рубля. При доходе более 300 000 рублей в год предприниматели будут платить дополнительный процент (МРОТ +1%) с суммы дохода.

Очень жестко охарактеризовал государственную политику в области предпринимательской деятельности директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. По его словам, дальнейшее продолжение правительственной политики в ее нынешнем виде ведет к тому, что «в стране наступит новый своего рода 37-й год — в виде «финансовых репрессий». «Для примера возьмите недавние предложения облагать налогами интеренет-торговлю, чтобы заработать на этом 50 - 70 млрд. рублей в бюджет, - объясняет Делягин, - а это только первый звоночек — над страной нависла угроза «плана по вышибленным деньгам». В качестве еще одного примера он, разумеется, приводит двукратное увеличение социальных взносов для малого бизнеса – пример, ставший уже традиционным для разговора об ошибках правительственной политики.
Можно, конечно, не соглашаться с хлестким определением Делягина – «геноцид малого и среднего бизнеса», но результаты законодательных новаций в отношении отечественных предпринимателей выглядят пугающе.

Впрочем, что оппозиционер Делягин. «Это будет год прозрения, год столкновения с реальными проблемами», - пророчит, имея в виду год 2014, бывший министр финансов и вице-премьер Алексей Кудрин. От его былого оптимизма, от уверенности, что Россия будет «тихой гаванью» в море кризиса, не осталось и следа. «Это будут самые плохие годы за последние десять лет, кроме кризисного 2009-ого, - пророчит ныне Алексей Леонидович. - И это не конъюнктурный кризис. Мы столкнёмся с тем, что у нас отжившая модель экономики без точек роста для развития новой. И пока не сформируется новая модель, мы в среднесрочной, а то и в долгосрочной перспективе будем пребывать в стагнации».

Небольшим оптимистом оказался и ректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ Владимир Мау: «Перед развитым миром, включая Россию, стоят две структурные проблемы. Первая связана с кризисом индустриального социального государства. То, что было построено в первой половине XX века, создавалось для другой демографии и социальной структуры, для общества, в котором молодых больше, чем пожилых, для мира, который идет к индустриальной стандартизации всего и вся. Современный мир идет в направлении индивидуализации — образования, здравоохранения, технологий. Модель, сформированная от Бисмарка через Ллойда Джорджа до, скажем, Сталина 30-х годов, перестала работать», - заявил он в недавнем интервью «Газете.Ru».
А дальше Владимир Александрович объяснил, что «Россия попала в ловушку среднего уровня доходов. Если мы посмотрим на десятилетнюю динамику заработной платы и сравним с другими развивающимися рынками по рейтингу Doing Business, мы увидим, что наша зарплата — самая высокая среди стран-конкурентов, а институты — одни из самых плохих. Что это значит? Инвестиции обычно идут туда, где дешевый труд при плохих институтах или где дорогой труд при хороших институтах.
Что означает ловушка на практике? Что в самой стране становится невыгодно производить ничего, кроме услуг, которые не экспортируются, и сырья.
Конечно, локально что-то может производиться. Но в целом — одежда для бедных из Китая, для богатых — из Италии и Англии. Дешевые автомобили из Китая, для богатых — Mercedes и BMW. Многие страны попадали в ловушку среднего уровня доходов, в частности Латинская Америка 70—80-х годов».

Но это – уже прогнозы. Вернемся к итогам.
4 января 2014 года официально закончится длившаяся полгода экономическая амнистия, инициированная уполномоченным по правам бизнеса Борисом Титовым.
При том, что каждый вышедший на свободу предприниматель – уже счастье для него и его семьи, нужно отметить, что запланированная Титовым гора, безусловно, родила мышь. Из-под пресса уголовного судопроизводства освободилось около полутора тысячи предпринимателей из 100 000, обещанных Титовым в самом начале работы над амнистией.
Безусловным событием стало неожиданное помилование президентом страны Михаила Ходорковского. Произошедшее на фоне активно распространявшихся слухов о третьем деле ЮКОСа, в результате которого срок заключения опального олигарха мог приблизиться к пожизненному, оно как бы говорило: никто из бизнесменов у нас не будет сидеть вечно. Правда, возбужденное не так давно широко разрекламированное в СМИ дело Павла Сегала говорит о том, что вечно – не вечно, но каждый раз, как это понадобится сотрудникам правоохранительных органов, предприниматель может оказаться за решеткой.

И, разумеется, нельзя не вспомнить о том, что ставшая главой ЦБ Эльвира Набиуллина к концу года чисто по-женски вспомнила, что на зиму надо закатывать банки. И закатала несколько штук, прямо скажем, не маленьких.
При этом закрытые банки активно работали с малым бизнесом, а после краха калининградского Инвестбанка в западном анклаве России наступил реальный коллапс: вкладчики даже пытались штурмом взять головной офис банка. Счета небольших предприятий, обслуживавшихся в этом банке, разумеется, оказались заблокированы. По информации губернатора Калининграда Николая Цуканова, на счетах калининградского отделения Инвестбанка зависло около 1,7 млрд рублей средств малого и среднего бизнеса.
После этих событий ЦБ заявил, что запустит в Калининградской области специальную программу: предпринимателям предложено ускоренно открыть счета в любом банке-партнере и получить на льготных условиях (под 7%) кредит на сумму, которая «застряла» в Инвестбанке, на неотложные нужды и выплату зарплат. К сожалению, ничего не было сказано о том, что 7% за кредит для малых предприятий руководство ЦБ выплатит из собственных средств. А ведь такое заявление, воплощенное в жизнь, - единственная гарантия, что в следующий раз руководители ЦБ станут заранее просчитывать последствия своих решений и, может быть, даже постараются предотвратить наиболее болезненные из них для людей, не имеющих к деятельности наказанных банков прямого отношения.

Однако не только закрытием банков сильны различные наши властные структуры. Вступил в силу запрет на продажу пива в киосках и мелких магазинах. Уже в первые два года действия он вместе с грядущим запретом на продажу в них же табака, по мнению экспертов, должен принести крупной рознице дополнительно 2,8 триллиона рублей доходов, а заодно практически добить ларечную торговлю, являющуюся значительной частью малого бизнеса в России. Впрочем, судьба малого торгового бизнеса не слишком беспокоит власти, и они активно сносят ларьки, меняют схемы размещения и условия установки торговых палаток.

Не несет радужных перспектив и наступающий год. По прогнозам банковских аналитиков, «чистка» банковского сектора спровоцирует рост ставок, в частности для малого и среднего бизнеса. Могут продолжить ухудшаться и условия доступа к финансированию.
Так, например, Александр Хандруев, вице-президент Ассоциации региональных банков России, объясняет складывающуюся ситуацию так: «Более половины рынка МСБ контролируется госбанками, которые имеют совершенно особые условия и находятся в привилегированном положении. Давление госбанков будет очень сильным, и наиболее проблемные заемщики будут идти в частные банки, где более высокая процентная ставка. А надежных заемщиков будут «подбирать» под себя госбанки. Но я думаю, что госбанки тоже будут проявлять осторожность и, естественно, станут закладывать риски в процентную ставку».

Изменения произойдут и в налоговой сфере. Весной этого года правительство одобрило «Основные направления налоговой политики Российской Федерации на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов».
Теперь предпринимателей будут штрафовать за грубые нарушения в налоговом учете. В случае блокировки одного банковского счета открыть другой у предпринимателя не получится. Региональные власти получают право по двум видам недвижимости устанавливать налог на имущество, исходя из кадастровой стоимости. Коснется это нововведение собственников административно-деловых и торговых центров, а также любых нежилых помещений, если в них расположены офисы. Это, разумеется, приведет к росту стоимости аренды для малого бизнеса. Налоговики теперь смогут требовать пояснения по убыткам.
Но главной новацией, судя по всему, станет возвращение Следственному комитету права расследовать налоговые преступления. Если учесть, что один из основных аргументов, с помощью которого силовики добиваются изменений в законодательстве – стали меньше сажать – можно догадаться, что принесет бизнесу возвращение к старым порядкам.

Так что прав, судя по всему, Алексей Кудрин: нас ждут «самые плохие годы за последние десять лет, кроме кризисного 2009-ого».

С Новым годом, уважаемые господа!

Мнение редакции сайта и коллектива НИСИПП может не совпадать с мнением автора.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости