Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Эффекты, механизмы и локализация плохих институтов в российской экономике

Файлы

Исследование проведено Институтом проблем правоприменения
при Европейском университете в Санкт-Петербурге

для медиа-холдинга «Эксперт»

Арина Дмитриева, Вадим Волков, Кирилл Титаев, Элла Панеях

Руководитель проекта: Вадим Волков

Ноябрь 2010 – Январь 2011

Основные выводы (Executive summary)

Это исследование основано на предположении, что плохое функционирование институтов, связанных с регулированием хозяйственной деятельности и обеспечением прав собственности, тормозит экономическое развитие России, делает невозможным модернизацию и является причиной завышенных цен на основные блага и услуги (или причиной низкой доступности благ и услуг). Соответственно, задача исследования состояла в том, чтобы локализовать плохие институты – понять в какой части экономики их больше всего, а также оценить их негативный эффект, выраженный в дополнительных издержках и, в итоге, в завышении цен на товары и услуги в России.

Для этого было проведено сопоставление российских цен на базовые товары и услуги со странами Западной и Восточной Европы и США. Сравнение проводилось в три этапа: сравнение номинальных цен; сравнение объема благ или услуг, которые можно купить по этим ценам на среднюю для данной страны заработную плату; сравнение объема благ или услуг, которые можно купить по этим ценам на среднюю для данной страны заработную плату с учетом различий в производительности труда. При сравнении цен по последнему показателю за основу принимался российский уровень производительности труда, то есть сравнивался объем данного блага или услуги, который может себе позволить средний гражданин данной страны, если бы он работал с российской производительностью труда.

Для сравнения были взяты цены на следующие блага и услуги: квадратный метр типового жилья в столице (или двух основных городах); квадратный метр аренды офиса категории «А»; номер в отеле категории четыре звезды; килограмм курятины; килограмм картофеля; литр пива; пользование Интернетом; мобильная связь; литр бензина; а также цена денег (процентная ставка по среднесрочному кредиту).

В результате этого сравнения обнаружилось, что в России существенно (в разы) более дорогими (как с учетом, так и без учета национальной производительности труда) являются жилье, офисное пространство, гостиничные номера, банковский процент. На сопоставимом (среднем) уровне по цене (доступности) находятся бензин (но в России, как нефтедобывающей стране, он должен быть дешевле), куриное мясо, картофель, Интернет, и мобильная связь.

Если разбить эти блага на категории, то получается, что в России существенно дороже: а) те блага, которые связаны с доступом к земле и строительством (жилая и коммерческая недвижимость, гостиницы, объекты торговли); б) те блага, спрос на которые формируют предприниматели (офисная недвижимость, кредит, отчасти – отели). Блага, которые потребляет население в целом, находятся на сопоставимом (среднем) уровне цен и доступности с учетом более низкой российской производительности труда.

Для идентификации плохих институтов и выяснения механизмов их влияния на издержки и цены были взяты 12 экспертных интервью с собственниками или руководителями бизнеса в соответствующих отраслях.

Они показали, что существенные потери от плохих институтов возникают именно там, где предприниматель оказывается так или иначе связан с недвижимостью, будь то непосредственно строительство новых объектов (строители, ритейлеры, птицефермеры), или аренда. Интервью также позволили локализовать источник проблем, определяющих аномально высокие цены на недвижимость: это разрешительные процедуры, так или иначе связанные с правом на возведение или возможность использования зданий и помещений. Ведомства, которые ответственны за эти проблемы, нетрудно перечислить. В первую очередь, это те организации, которые участвуют в «согласовании» проектов зданий; во вторую – те, что отвечают за подключение объектов к инфраструктуре (вода, газ, электричество); в третью – те, которые контролируют аренду принадлежащих государству помещений (городских или ведомственных).

Плохие институты ответственны за от 25 до 30% цены жилья и коммерческой недвижимости (в Москве до 60%); около 15% дополнительной торговой наценки в розничной торговле; около 10% в услугах связи. То есть при улучшении институциональной среды и конкуренции эти цифры показывают потенциал уменьшения внутрироссийских цен.

Основные типы плохих институтов и их эффекты в сфере недвижимости:

1) Низкая бюрократическая культура. Сроки согласований в России удваивают производственный цикл в строительстве. Если в Европе от бизнес-плана до открытия нового отеля проходит 2-3 года, то в России 4-5. Часть этих сроков уходит на «нулевой цикл» проекта («согласования»), но еще болезненнее то, что «инфраструктурные» согласования происходят, когда строительство уже идет, и их продолжительность обусловливает потери на процентной ставке.

2) Взятки. В отличие от большинства отраслей, в сфере недвижимости присвоение административной ренты до сих пор происходит через взятки наличными. По оценке строителей, таких выплат составляет от 5 до 15% стоимости проекта. При аренде «наличная» часть месячной платы может превосходить «официальную» в десять раз. Помимо собственно издержек, сам процесс обналичивания крупных сумм означает для предпринимателей дополнительные издержки и риски.

3) Легализованная коррупция: монополии на «проектирование» и оформление документов. При множестве разрешительных ведомств существуют по виду частные компании, обладающие неформальной монополией на оформление тех или иных документов, необходимых для получения разрешений.

4) Короткие горизонты ведения бизнеса. Они проистекают из общей неопределенности в будущем своего бизнеса и возможности долгосрочного сохранения прав собственности. Это ведет к стремлению сократить сроки окупаемости и, соответственно, к повышению цены на блага (рост наценки).

Непосредственно те «плохие институты», которые «зашиты» в недоступности жилья для населения и производственных помещений для бизнеса в России, по сравнению с другими странами, проявляются практически исключительно через разрешительные процедуры.

Наоборот, роль контрольных процедур (налоговые и прочие проверки, отчетность, и т.д.) оказывается существенно меньше, чем принято считать. Нагрузку, которую добавляют бизнесу незаконные практики проверяющих ведомств, наши респонденты оценивают в 1-3% от оборота и называют вполне терпимой.

Негативное влияние институциональной среды на доступность благ в России практически полностью определяется административной рентой и процессом ее извлечения. Однако, государство извлекает административную ренту в заметных масштабах не из всей экономики, а только из бизнесов, зависимых от разрешительных процедур – то есть, от того, кто сам приходит и о чем-то просит.

Эффективность разрешительных процедур как источника административной ренты определяется способностью государства воспрепятствовать экономической деятельности в той области, к которой относится процедура. Таким образом, уязвимость фирмы, как источника административной ренты, определяется не «стратегической важностью» бизнеса, или его незаконностью, а его доступностью для прекращения деятельности. Наиболее доступны для прекращения деятельности бизнесы, привязанные к материальным объектам, которые физически можно захватить (здания, цеха), к инфраструктуре, монопольно контролируемой государством («трубы», «провода»), к безналичным деньгам, фактически находящимся под контролем государства (крупный бизнес, фирмы с высокой долей добавленной стоимости, банки). Также уязвимыми оказываются бизнесы, участвующие в сложных технологических цепочках (т.к. выбывание одного участника цепочки ведет к проблемам для остальных), и владеющие большой долей рынка (что понижает мобильность).

С другой стороны, блага, производимые фирмами, малоуязвимыми к влиянию институтов извлечения административной ренты, доступны населению России примерно в той степени, в какой позволяет российский уровень производительности труда. Методология данного исследования не позволяет определить, какой вклад в саму низкую производительность труда в России вносят плохие институты, но можно предположить, что этот вклад также весьма значителен.

Оглавление

Основные выводы (Executive summary) Оглавление Введение Методология Описание данных Заработная плата Производительность труда Построение сравнительного индекса Индекс доступности благ 1. Цена денег 2. Недвижимость Стоимость жилья Офисная недвижимость Проживание в гостинице Объяснения участников рынка (строительство и девелопмент) 3. Продукты питания Куриное мясо Картофель Пиво Объяснения участников рынка (продовольствие) Производство продовольствия Розничная торговля продовольствием 4. Инфраструктурные услуги Интернет Мобильная связь Бензин Объяснения участников рынка (инфраструктурные услуги) Капитальные расходы в инфраструктурных производствах Общая доля плохих институтов в инфраструктурных производствах 5. Цена плохих институтов: обобщение Блага, востребованные населением Блага, востребованные бизнесом Интерпретация полученных данных на основе интервью Факторы уязвимости бизнеса Вывод

Введение

«Институты важны» - сегодня это уже конвенциональное утверждение и нет нужды доказывать, что институты играют существенную роль для экономического роста. Но часто понятие «института» отождествляют с прямым экономическим регулированием или экономической политикой. На самом деле институты – это некоторые кластеры формальных и неформальных правил, а также санкций за их нарушение, вокруг которых формируются устойчивые образцы поведения, на которые ориентируются участники какой-либо деятельности. В основе института лежит повторяемость действий, вызванная устойчивыми ограничениями. А это создает эффект предсказуемости при взаимодействии или обмене благами. Поддержание таких ограничений требует определнных затрат, поэтому институты не бесплатны, а во многих случаях – дороги. Кроме того, институты определяют, какие навыки и склонности будут формироваться у людей, находящихся в данной инстититуциональной среде. Это могут быть навыки построения социальных связей, навыки, связаные с перераспределением благ или сложные навыки, получаемы специальным образованием, навыки изобретательства или, наоборот, конформизм, и т.д. Характер игры формирует навыки и склонности игроков. Поэтому институты оказывают влияние на качество человеческого капитала.

С точки зрения экономического роста (когда это выступает критерием) можно понять, что такое хорошие институты, а что такое плохие. Хорошие институты существенно снижают издержки обмена (по сравнению с издержками, которые несли бы участники, если бы данного института не было вообще); повышают доверие; способствуют долгосрочным инвестициям. Плохие институты создают повышенные издержки для экономической деятельности (часто – запретительные); снижают стимулы к долгосрочным инвестициям, создавая стимулы «получить все по-максимуму сейчас»; препятствуют конкуренции и создают односторонние преимущества.

Одной из проблем для оценки влияния институтов является то, что очень сложно их «пощупать». В качестве прокси для выявления экономических эффектов институтов могут быть использованы розничные цены. Это показатель может рассматриваться как более тонкий инструмент, чем такие агрегированные показатели как ВНП; в частности для оценки разницы влияния институтов в разных отраслях. Можно предположить, что конкурентные, рыночные цены формируются в той среде, где негативные экономические эффекты институтов незначительны. И напротив, нарушение конкурентного ценообразования связано с ситуацией, где институты оказывают значительный экономический эффект. Кроме этого, в ценах отражены издержки, связанные с необходимостью следовать формальным и неформальным правилам, существующим в данной сфере экономической деятельности. Хотя цены подвержены коньюнктурным колебаниям, устойчиво завышенные цены могут служить указанием на плохие институты. Для понимания локализации и механизмов действия плохих институтов необходимо идентифицировать правила, лежащие в основе институтов и издержки, которые несет их соблюдение или нарушение.

Наличие плохих институтов является одной из главных проблем российской экономики. Низкая эффективность государства, высокая коррупция, отсутствие конкуренции и слабая правовая защита прав собственности в России ведут к тому, что издержки на строительство объектов недвижимости и инфраструктуры, а также на производство некоторых товаров и услуг внутри России значительно выше, чем в развитых странах. Частный бизнес, тратит значительные средства на преодоление административных барьеров и несет дополнительные издержки для обеспечения прав собственности. Высокие барьеры повышают риски для бизнеса, а это, в свою очередь, ведет к повышению процентной ставки по кредитам, что, в свою очередь, повышает издержки при реализации долгосрочных проектов, а также проектов, подразумевающих взаимодействие множества экономических агентов. Наконец, неопределенность в сфере экономической политики и прав собственности укорачивает горизонты планирования. Стремясь ускорить окупаемость проектов, инвесторы повышают наценки. Все это ведет к повышению издержек и отражается в ценах, а низкая конкуренция и монополизм препятствуют их снижению.

В результате, российская экономика теряет конкурентоспособность. Модернизация в такой институциональной среде невозможна в принципе. Она не продвинется без радикальных изменений разрешительных процедур, уменьшения полномочий государственных органов по регулированию хозяйственной деятельности, защиты частной собственности и собственников.

Цель данного проекта – подсчитать насколько плохие институты ведут к повышению цен на базовые товары и услуги, а также выяснить, какую долю издержек составляют эффекты плохих институтов. Иными словами – исследование позволит понять структуру издержек, не связанную непосредственно с производством, а образующуюся в результате административных барьеров, высокой коррупции, низкой конкуренции.

Методология

Исследование содержит количественный (статистический) этап, качественный (интервью) и сведение вместе результатов.

Можно предположить, что в России наряду с «нормальными» затратами на производство товара, в его стоимость включаются и дополнительные затраты, связанные с недостаточной эффективностью экономической системы, необходимостью переплачивать за отсутствие нормальных рыночных институтов и избыточное регулирование, а также необходимость нести коррупционные издержки.

Необходимо определить, каков размер этих дополнительных затрат, которые отличают ценообразование в России от ценообразования на аналогичные товары в других европейских странах. Для этого можно посмотреть, как различается покупательная способность зарплаты в разных странах. При этом различия в покупательной способности номинальной зарплаты сами по себе не интересны. При том, что номинальные зарплаты в европейских странах различаются в разы, необходимо найти какой-то эквивалент для измерения покупательной способности. Заработная плата – это отражение стоимости труда. Если в разных странах производительность труда разная, то очевидно, что и стоимость его должна различаться. Так, если в России производительность труда в 3 раза ниже, чем в Германии, то нормальн, чтобы покупательная способность зарплаты в России была в 3 раза ниже немецкой. Следовательно, при сравнении цен на базовые товары в России и в развитых странах необходимо учесть покупательную способность заработной платы, скорректированную на разницу в производительности труда.

Для того, чтобы оценить различия в покупательной способности, были отобраны несколько благ, для которых рассчитывалось это значение. Товара были отобраны таким образом, чтобы с одной стороны, они могли быть стандартизованы и сравнимы в разных странах, а с другой являлись «институто.мкими» и могли отражать разницу в регулировании тех или иных экономических систем и качество их институтов.

Для проведения межстранового сравнения цен были отобраны страны Центральной и Восточной Европы (Польша, Венгрия, Чехия, Словакия, Эстония), страны Западной Европы (Финляндия, Австрия, Германия, Швейцария) и США. Выбор стран был ограничем имеющимися данными о производительности труда.

Описание данных

Для исследования необходима статистика цен и статистика заработной платы. Там, где это возможно, использованы открытые источники данных, в частности: базы данных различных исследовательских агентств, в первую очередь Eurostat, OECD.org, World Bank и других.

Данные по ценам были получены из следующих источников.

Таблица 1. Источники данных

Тип данных Источник
Цены на недвижимость
(покупка/аренда)
http://www.globalpropertyguide.com
Цены на бензин Немецкое общество технического сотрудничества (Deutsche Gesellschaft fur Technische Zusammenarbeit)
http://www.gtz.de/en/themen/29957.htm
Цены на потребительские
товары (пиво, куриное
мясо, картофель)
Consumer Price Research: an experimental analysis into the measurement of indicative price levels for consumer products. Feb. 2009
Данные Росстата
http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat/rosstatsite/main/price/#
Цены на услуги / Интернет Статистика OECD
http://www.oecd.org/department/0,3355,en_2649_33703_1_1_1_1_1,00.html
Процентные ставки по
банковским кредитам
Статистика OECD
http://stats.oecd.org/Index.aspx
Данные по производитель-
ности труда
Статистика OECD
http://stats.oecd.org/Index.aspx
Данные по заработной плате Евростат, Росстат

Сложность данного исследования состоит в получении сравнимых данных для выработки какого-то универсального индекса. Большинство оценок получены из базы данных Евростат, которая содержит сведения, используемые для расчета гармонизированного индекса потребительских цен – HICP. Хотя HICP является одним из наиболее полных источников данных о потребительских ценах. Этот индекс строится по понятной методике, а в качестве первичных данных используются:

  • Средние цены, измеренные в магазинах, отобранных для наблюдения за ценами
  • Цены измерены в соответствие с правилами в каждой из стран-членов ЕС
  • Как правило, учитываются цены на наиболее популярный тип продуктов и наиболее распространенные бренды.

Использование этой методологии позволяет получить более-менее репрезентативные сведения о ценах для европейских страна. Последние данные доступны для 2008 года. Для оценки цен в России использовалась статистика Росстата.

Можно выделить несколько факторов, которые могут быть использованы для объяснения различия в уровне цен в разных странах:

  • различия в уровне налогообложения и размеров акцизов;
  • различия в стоимости труда, особенно это касается продуктов, произведенных локально, различия в издержках дистрибуции, аренды и прочих издержек;
  • различия в степени традиционности блага и влиянии уровня конкуренции на уровень цен в целом.

Таким образом, не претендуя на всесторонний охват статистики цен, и с учетом того, что ни один статистический институт не способен предоставить идеальную информацию по ценам, можно обосновать выбор продуктов для исследования требованиями разумности и предположением, что отобранные продукты: а) институто.мкие, б) являются важной составляющей потребительской корзины представителя среднего класса (определив его как “профессионал, работающий по найму или владелец некрупного бизнеса, проживающий в городе, являющимся финансовым центром, арендующий жилье или выплачивающий по нему ипотеку, заинтересованный в профессиональной и личной мобильности”).

Исходя из этого определения, можно определить состав потребительской корзины. Продукты для этой корзины отобраны таким образом, чтобы нивелировать большинство проблем, с которыми сталкиваются статистические агенства, занимающиеся измерением цен. Во-первых, эти продукты легко квантифицируются и подводятся под стандартное определение; во-вторых, в этих продуктах легко устранимо влияние фактора бренда на цену; эти продукты, как правило, производятся на локальных рынках.

Недвижимость:

- Жилье (2-х комнатная квартира площадью 50м2)
- Аренда офиса
- Гостиница 4*

Продукты питания:

- Куриное мясо
- Овощи (картофель)
- Пиво

Инфраструктура:

- Интернет
- Мобильная связь
- Бензин

Кредит

- Банковский процент (ставка по долгосрочным кредитам)

Из потребительского набора были изъяты одежда (стоимость которой в значительной степени определяется только ценностью бренда) и бытовая и электронная техника (поскольку 90% ее импортируется из Китая и опять же, ее стоимость определяется стоимостью бренда).

Все розничные цены переведены в Евро по курсу на начало 2009 года.

Заработная плата

Заработная плата – материальное вознаграждение, получаемое работником в соответствии с затратами и результатами труда и расходуемая им на удовлетворение личных потребностей.

В силу различия налоговых систем исследуемых стран и разных установленных ставок подоходного налога, для анализа уровня благосостояния населения логично использовать данные о среднем уровне заработной платы после налогообложения. В качестве базы для сравнения взяты данные по средней заработной плате на конец 2008 года по данным Евростата и страновых статистических институтов.

Производительность труда

Производительность труда определяется как соотношение объема выпуска на единицу вложенного труда. Показатели производительности уровень эффективности производства, а также являются ключевым элементом для измерения уровня жизни. Уровень доходов в экономике напрямую связан с уровнем производительности труда, т.е. уровнем добавленной стоимости на одного работника. В этом смысле измерение производительности труда помогает лучше понять развитие уровня жизни.

Производительность труда отражает уровень технологического и организационного развития в экономике. И в этом смысле показатель производительности труда может быть полезен для приведения абсолютных экономических показателей к единому знаменателю. Вместо того чтобы оценивать благосостояние на основании агрегированных макропоказателей, можно использовать данные по рынку труда. Это позволит учесть разницу в налоговых системах и в уровне производительности труда.

Статистика OECD оперирует показателями относительной производительности труда, где в качестве базы для сравнения берется уровень производительности труда в США, с которой сравнивается производительность труда в остальных странах. В практически всех странах из ЕС-15 уровень производительности труда составляет 80-100% от уровня производительности США, исключениями являются Италия с уровнем производительности 76% и Финляндия – 78,7%. Вторую группу стран составляют новые члены ЕС, где уровень производительности редко превышает 60% американского. Самую низкую производительность относительно США имеют Россия и Болгария – 35,8% и 36% соответственно.

 

Построение сравнительного индекса

Одним из методов получения сравнимой оценки уровня благосостояния в разных странах может стать сравнение покупательной способности заработной платы, то есть, оценка того, сколько определенного блага можно купить на заработную плату в месяц. В этом случае базой для сравнения становятся объемы потенциального потребления в зарплате. Уровень благосостояния тем выше, чем больше товаров и услуг может потребить житель той или иной страны.

Номинальная покупательная способность заработной платы, т.е. количество определенного блага, которое можно купить на среднемесячную заработную плату, рассчитывается по формуле.

Сравнение по номинальной покупательной способности зарплаты может вызвать возражения: россияне работают не столь же эффективно, как жители других стран. То есть, если россиянин работает с меньшей производительностью труда, то справедливо, что он получает меньшее вознаграждение. На конкурентных рынках такая разница не должна отражаться на покупательной способности зарплаты. То есть, если бы иностранный рабочий работал с такой же производительностью труда, как и российский, то он должен бы иметь возможность купить такое же количество благ на свою заработную плату. Если в каких-то секторах покупательная способность российской зарплаты существенно отстает от иностранной, можно предположить, что эта разница может быть объяснена «плохими институтами». К «плохим институтам» относятся недостаточное развитие конкурентной среды, высокие барьеры входа на рынок, высокие трансакционные издержки, вытекающие из избыточного регулирования определенных отраслей.

Количество потенциального потребления напрямую зависит от уровня производительности труда. Поэтому для того, чтобы получить представление о реальном различии в уровне доступности благ в России по сравнению с другими странами, необходимо провести коррекцию заработной платы соответствующей стране на соотношение производительности труда в этой стране и в России.

Возьмем для примера две страны: Россию и Португалию.

Номинальные среднемесячные зарплаты в этих странах составляют ?358 и ?862 соответственно. Оплата скоростного Интернета обходится португальцам в ?21,5, а россиянам – в ?15,2 в месяц. Как видно в номинальных ценах, стоимость Интернета в Португалии выше, чем в России.

Теперь можно рассчитать, как эта разница в ценах отражается на разнице в уровне благосостояния.

Таблица 2. Пример расчета номинальной и относительной покупательной способности средней заработной платы

Как видно из этой таблицы, покупательная способность португальской зарплаты, скорректированной на производительность труда, отличается от российской всего на 16%, тогда как нескорректированная – на 170%.

Отсюда можно сделать вывод: разница в уровне покупательной способности в зарплате, скорректированной на производительность труда, может объяснить различие в уровне цен, не чисто экономическими, а институциональными факторами. Если различия покупательной способности скорректированной зарплаты между странами велики, то можно предположить, что в объяснении этих различий велика роль институционального фактора. Если же различия не велики, то можно говорить о том, что ценообразование адекватно для текущих условий.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости