Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Моральные проблемы переходных периодов

Файлы

OPEC.ru - Экспертный портал
Высшей школы экономики

Марина Селина

22 марта 2013

Человеческий социум во все времена страдал разными недугами на фоне социальных, политических или экономических кризисов. «Аномия» – состояние общества, при котором принятые нормы и ценности перестают регулировать его жизнь.
Исследование Екатерины Лыткиной

На семинаре Лаборатории сравнительных социальных исследований (ЛССИ) Высшей школы экономики стажер-исследователь ЛССИ Екатерина Лыткина представила доклад «Аномия: социальная реальность или "мера всего негативного"»?

Никто не застрахован

Понятие «аномия» появилось в научном обороте в конце 19-го века. Теорию аномии разработал французский ученый Эмиль Дюркгейм. В его трактовке аномия – моральная неустойчивость социума и отсутствие четких норм поведения. Дюркгейм считал, что аномия распространяется при переходе от традиционного типа общества к индустриальному (вследствие аномального разделения труда).

Ученый различал две формы аномии (Durkheim, 1912): острую и аномию, как хронический феномен. Причинами острой аномии являются различные виды кризиса, которые нарушают сложившийся уклад жизни социума и могут привести, в итоге, как к его деградации, так и процветанию. Такая форма аномии, согласно Дюркгейму, может вызывать всплеск суицидов. Что касается хронической аномии, то она является постоянным явлением в определенных областях общественной жизни, таких, как, например, коммерция и производство, а также институт семьи.

Теория аномии, отметила Екатерина Лыткина, применяется для описания как благополучных (США, европейские страны), так и трансформационных обществ. Например, считается, что постсоветские страны столкнулись со всплеском аномии после распада СССР, вызвавшего исчезновение старых ценностей, в то время, как новые еще не появились. Вместе с тем понятие аномии за многие десятилетия, как указывает в своем исследовании автор, пережило различные модификации и трансформации, в результате чего, по мнению ряда научных экспертов, превратилось в ряд взаимосвязанных между собой гипотез, по-разному понимаемых различными социологами (Lamnek 1996). «Сегодня накопилась масса исследований по аномии, но вопрос корректности, а, следовательно, и эффективности данной теории – не решен», – говорит автор. В исследовании предпринята попытка, в том числе, понять, насколько можно считать индикаторами аномии различные показатели, обычно использующиеся при измерении данного явления в разных странах.

Anomie VS Anomia

Аномией может болеть как общество в целом, так и отдельные его индивиды. Ученые выделяют аномию (anomie), как социальное явление, о чем писал еще Дюркгейм, и индивидуальные аномии (anomia), как состояние отдельных членов общества, характеризующееся ощущением беспомощности, атомизации, беспокойством о будущем.

Рисунок 1. Аномия индивидуальная и социальная


Источник: презентация Е. Лыткиной

В работе Е.Лыткиной индивидуальная аномия описана с помощью двух терминов: normlessness – отсутствие или же конфликт норм и ценностей, и meaninglessness – непредсказуемость результатов действий на основе данных норм и устоев.

Автор предполагает, что индивидуальная аномия может быть измерена через такие показатели, как, например, уровень миграции, религиозность, гражданская активность, субъективное благополучие, идеологические ориентиры. А социальную аномию можно измерить с помощью ряда агрегированных страновых показателей – ВВП на душу населения, уровень преступности, насилия, самоубийств, потребления алкоголя.

Рисунок 2. Аномия – два уровня



Источник: презентация Е. Лыткиной

В ходе анализа использованы данные «Европейского социального исследования» (ESS, волна 2010 года) и «Европейского исследования ценностей» (EVS, волна 2008 года). Согласно предварительным результатам, как отмечает Е. Лыткина, самоубийства вряд ли можно считать индикатором социальной аномии, вопреки предположению Дюркгейма. А что касается индивидуальной аномии, то менее значимыми индикаторами, в данном случае, оказываются интерес к политике и доверие к тем или иным политическим институтам. В отличие от религиозности, которая, по результатам исследований, оказалась более значима.

В ходе дальнейших исследований автор планирует протестировать ряд других гипотез относительно индикаторов аномии. Например, Дюркгейм предполагал, что более высокий уровень аномии наблюдается среди людей, занятых в экономической сфере. «Но, спустя более, чем век, кажется уже малоэффективным измерение уровня аномии среди профессиональных групп. Скорее эффективным может быть деление респондентов на мигрантов/местных жителей, по уровню дохода и т.д.», – считает автор.

Аномия в России: темный лес для социологов

Как обстоит дело с измерением уровня аномии в российском обществе? Если учесть ту череду кризисов, которые преследовали россиян в течение последних, как минимум, двадцати с лишним лет, можно предполагать, что уровень аномии в российском обществе высок. Но насколько высок, и что представляет собой российская картина в сравнении с зарубежными странами, сказать сложно.

«Об аномии в России много писали в 90-е, это понятие было хорошей моделью для объяснения всплеска криминальности, но есть определенные проблемы в подходах с социологической точки зрения», – отмечает Е. Лыткина. Во-первых, работы не всегда были корректны с точки зрения классических теорий аномии, поясняет исследователь. Во-вторых, в российской социологии мало внимания уделялось проблеме нахождения индикаторов для измерения аномии. В- третьих, оставался вопрос: а была ли аномия явлением исключительно постсоветским, или она существовала и ранее? И осталась ли аномия в обществе после прохождения наиболее острого этапа трансформации?

Как замечает автор, в этом направлении России не проводилось серьезных эмпирических исследований, в особенности, в сравнительной межстрановой перспективе, а также охватывающих кризисные явления. Например, вырос ли уровень аномии в российском обществе после череды политических протестов, начавшихся в декабре 2011 года? «Скорее уровень аномии должен был увеличиться, когда протестующие поняли, что их протест не достиг значительной части выдвигаемых требований, и в их руках нет механизма воздействия на принимающих решение», – предполагает автор. Но замечает, что для точного ответа на этот вопрос необходимо наличие данных относительно уровня аномии до и после протеста.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости