Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

ОРВ в Москве – из лидеров в аутсайдеры?

В соответствии с Федеральным Законом от 2 июля 2013 года № 176-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и статьи 7 и 46 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" по вопросам оценки регулирующего воздействия проектов нормативных правовых актов и экспертизы нормативных правовых актов" с 1 января 2014 года во всех регионах РФ должны быть введены следующие нормы:
«1. Проекты нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, затрагивающие вопросы осуществления предпринимательской и инвестиционной деятельности, подлежат оценке регулирующего воздействия, проводимой в порядке, установленном нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации.
Оценка регулирующего воздействия проектов нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации (далее - оценка регулирующего воздействия) проводится в целях выявления положений, вводящих избыточные обязанности, запреты и ограничения для субъектов предпринимательской и инвестиционной деятельности или способствующих их введению, а также положений, способствующих возникновению необоснованных расходов субъектов предпринимательской и инвестиционной деятельности и бюджетов субъектов Российской Федерации.
2. Нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, затрагивающие вопросы осуществления предпринимательской и инвестиционной деятельности, в целях выявления положений, необоснованно затрудняющих осуществление предпринимательской и инвестиционной деятельности, подлежат экспертизе, проводимой в порядке, установленном нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации.
3. Методическое обеспечение деятельности по проведению оценки регулирующего воздействия и экспертизы нормативных правовых актов, в том числе разработка методических рекомендаций по внедрению процедуры и порядка проведения оценки регулирующего воздействия в субъектах Российской Федерации, осуществляется уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.»

Принятие данного закона является последовательным шагом в осуществлении регуляторной реформы принципов государственного регулирования в России. Участие в Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) требует обеспечения открытости, публичности и прозрачности государственного и муниципального нормативно-правового регулирования отношений, в первую очередь, в областях «затрагивающих вопросы осуществления предпринимательской и инвестиционной деятельности».

Что такое «оценка регулирующего воздействия» и почему ей уделяется такое внимание? Официальный сайт Минэкономразвития РФ даёт следующее описание ОРВ:
«Центральным элементом системы эффективного регулирования в развитых странах является институт оценки регулирующего воздействия (ОРВ), основанный на анализе проблем и целей государственного регулирования, определении возможных вариантов достижения целей, а также оценке связанных с ними позитивных и негативных эффектов с целью выбора наиболее эффективного варианта в соответствии со специальными установленными процедурами.
Институт оценки регулирующего воздействия позволяет подойти системно к процессам введения, изменения и отмены правовых норм, регулирующих экономическую деятельность, и обеспечить, как следствие, существенное повышение качества регулирования, предсказуемости и обоснованности возможных изменений в нормативно-правовой базе экономической деятельности.
Важным элементом процедуры ОРВ является проведение публичных консультаций с заинтересованными сторонами, которое позволяет выявить позиции заинтересованных сторон, сделать процесс рассмотрения интересов всех затрагиваемых новым регулированием групп прозрачным, обеспечить свободное заявление и возможность учета данных интересов.

Ключевые цели проведения процедуры ОРВ:

  • Рассчитать выгоды и издержки субъектов предпринимательской и иной деятельности, других заинтересованных лиц, связанные с оплатой прямо установленных регулированием платежей, так и с прочими организационными расходами по выполнению вновь вводимых требований, включающими затраты трудового времени сотрудников, необходимые материалов, а также затраты на консультации и обучение;
  • Оценить воздействие регулирования на деловой климат и инвестиционную привлекательность страны или региона, конкуренцию и структуру рынков;
  • Обеспечить выбор наиболее эффективного варианта решения проблем;
  • Снизить риски, связанные с ведением нового регулирования и повысить доверие граждан и бизнеса к принимаемым государством решениям.»

На федеральном уровне процедуры ОРВ регламентированы Постановлением Правительства РФ от 17.12.2012г. №1318, установившим порядок проведения оценки регулирующего воздействия. Сами процедуры ОРВ, в наиболее распространённом варианте, предполагают наличие трёх функциональных участников процесса: ведомство-разработчик, ведомство-контролёр ОРВ и совокупность представителей субъектов предпринимательской и инвестиционной деятельности, чьи интересы затрагивают предлагаемые изменения. Ведомство-разработчик инициирует процесс изменений в регулировании, разрабатывает документацию, необходимую для проведения оценки, включая, в обязательном порядке, уведомление о начале разработки, необходимое для начала публичных консультаций, содержащее информацию о концепции предлагаемого изменения, а также сводные отчёты. В сводных отчётах (первичном и откорректированном по итогам публичных консультаций) ведомство обязано объяснить причины, вызвавшие потребность изменения в регулировании, доказать необходимость этих изменений, обосновать выбор из существующих альтернатив (включая международный опыт) метода достижения указанной цели изменения, а также обосновать учёт/отклонение замечаний и предложений, сделанных участниками публичных консультаций. Ведомство-контролёр ОРВ на основании документов, представленных разработчиком, и с учётом результатов публичных консультаций выдаёт Заключение об оценке регулирующего воздействия. Заключение может быть положительным или отрицательным. Дальнейшее решение принимает Правительство РФ. Оно может вернуть проект разработчику для внесения в него изменений, оно может принять решение о том, что предложенное изменение нецелесообразно или несвоевременно или оно может ввести предложенное изменение Постановлением Правительства РФ. Ведомством-контролёром ОРВ на федеральном уровне назначено Министерство экономического развития. Все документы, предусмотренные процедурами ОРВ, размещаются в публичном доступе на портале regulation.gov.ru.

В общем случае, в Российской Федерации существует три уровня нормативно-правового регулирования отношений: федеральный, региональный и муниципальный. В соответствии с разграничением полномочий между федеральными органами власти и управления и органами власти и управления субъектов федерации в сфере регулирования регионов находится очень много вопросов, существенно влияющих на условия предпринимательской и инвестиционной деятельности. Поэтому, ещё до принятия ФЗ №176, в ряде регионов были запущены «пилотные» проекты оценки регулирующего воздействия. Один из них (в Республике Северная Осетия-Алания), реализованный в период 2008-2009 г.г., даже опередил официальное принятие ОРВ на федеральном уровне.

Развитие регуляторной реформы получило мощный импульс после выхода Указа Президента России от 12.05.2012г. № 601 «Об основных направлениях совершенствования государственного управления», где в пункте 2д была сформулирована задача внедрения ОРВ. В 2012 году опыт проведения ОРВ на уровне отдельных кейсов получили Башкирия, Удмуртия, Чувашия, Ульяновская, Свердловская, Вологодская области и Забайкальский край. Самое интересное – это то, что пилотный проект ОРВ для шести кейсов был реализован в 2012 году и в Москве, причём для печально знаменитого ППМ-26 - в режиме оценки фактического воздействия. По оценкам экспертов, принимавших участие в региональных пилотных проектах, в тот период времени (в начале эксперимента) Москва была в числе лидеров по подходам к задачам регуляторной реформы.

начала 2013 года региональные органы законодательной и исполнительной власти приступили к разработке региональных нормативных правовых актов, регламентирующих проведение ОРВ. АНО «Национальный институт системных исследований проблем предпринимательства (НИСИПП)» проводит мониторинг как развития нормативно-правовой базы, так и разработки организационно-технических мероприятий, обеспечивающих внедрение процедур ОРВ в регионах. Периодически проводится ранжирование регионов, в зависимости от фактического наличия нормативно-правовых актов по проведению ОРВ, предусмотренных как Указом Президента, так и Федеральным Законом, и от состояния организационно-технической базы по обеспечению проведения публичных консультаций. Пока речь не идёт об оценке эффективности принятых региональных норм, только о формальном выполнении требований ФЗ-176. И какое же место в этом рейтинге занимает Москва? По состоянию на ноябрь 2013 года от попадания в группу регионов, в графах контролируемых показателей которых стоят печальные нули, Москву спасает только то, что в оценочных таблицах контролируется не только внедрение ОРВ, но и наличие нормативной документации, регламентирующей проведение антикоррупционной экспертизы на региональном уровне. В разрезе внедрения ОРВ – у Москвы твердый «ноль».

Москва всегда была уникальной. Своей архитектурой, своим ритмом жизни, переплетением федерального с региональным и квазимуниципальным, спецификой центральных и окраинных территорий. Москва – мегаполис, включающий в свою текущую деятельность почти половину жителей Подмосковья. Город, высокая покупательная способность населения которого притягивает к себе капиталы, трудовые ресурсы, товары и услуги со всей России и, как минимум, ближнего зарубежья. Москва меняется постоянно, не всегда предсказуемо. В каком-то смысле Москва – эпицентр конфликтов интересов - политических, экономических, социальных.

Уникальность Москвы подчёркивается тем фактом, что она – единственный субъект федерации, имеющий только один уровень нормативно-правового регулирования. А ведь количество субъектов только экономических отношений, осуществляющих свою деятельность на территории Москвы и находящихся в московской региональной юрисдикции, превышает один миллион. И по разнообразию видов деятельности этой массы субъектов Москва, особенно, с учётом присоединённых территорий, явный лидер не только России, но и всего постсоветского пространства. Следовательно, в рамках полномочий субъекта федерации, в сфере регулирования органов законодательной и исполнительной ветвей власти Москвы находятся отношения в максимальном для России количестве областей деятельности с максимальным же для России совокупным количеством субъектов этих отношений. И все эти задачи должны решаться при одном единственном уровне нормативно-правового регулирования. И поэтому задачи регулирования отношений в совокупности областей социально-экономической деятельности на московской земле – задачи предельной сложности и ответственности.

По нормальной логике внедрение ОРВ для повышения эффективности регулирования в столь сложных условиях должно было стать приоритетным и для законодательной, и для исполнительной ветвей власти Москвы. Однако, Москва до сих пор не приняла ни одного нормативного правового акта по вопросам внедрения оценки регулирующего воздействия. Тормозит специфика мегаполиса? Но Санкт-Петербург также является мегаполисом. Он также как и Москва, является одним из двух предусмотренных Конституцией РФ городов федерального подчинения. Тем не менее, 23 октября 2013 года Законодательное собрание Санкт-Петербурга приняло в первом чтении Закон «О проведении оценки регулирующего воздействия». Параллельно был подготовлен проект Постановления Правительства Санкт-Петербурга об утверждении «Порядка выполнения процедуры оценки регулирующего воздействия в Санкт-Петербурге». Может быть, в Москве нет проблем с эффективностью регулирования? Может быть, в Москве механизмы публичных консультаций с бизнесом выведены на такой уровень, что что-то менять – только портить? Или по результатам эксперимента по пилотному внедрению ОРВ в Комплексе экономической политики и развития Москвы возникли обоснованные сомнения в целесообразности применения процедур ОРВ?

Вопрос заслуживает рассмотрения. Для этого обратимся к статье, написанной В.В.Колеговым - одним из сотрудников рабочей группы, созданной в тот период в Комплексе экономической политики и развития Москвы именно для проведения эксперимента по пилотному внедрению ОРВ. Эта статья – «Особенности институализации оценки регулирующего воздействия» была опубликована в журнале «Вопросы государственного и муниципального управления» в №2 за 2013 год. В ней анализируются результаты эксперимента по внедрению ОРВ в Москве.

Целью данного эксперимента были: апробация процедур ОРВ на отобранных для эксперимента нормативных правовых актах Правительства Москвы, разработка рекомендаций для определения организационных структур при внедрении ОРВ и оценка потребного ресурсного обеспечения. Из материала, приведённого в статье, можно сделать следующие выводы. Созданная рабочая группа, выполнявшая функции контролёра ОРВ, контролировала только методическую правильность действий департаментов-разработчиков тех актов, которые были отобраны для эксперимента. «Основными участниками проекта, его разработчиками, выступили Департамент торговли и услуг г.Москвы, Департамент науки, промышленности и предпринимательства, Департамент г.Москвы по конкурентной политике». В ходе эксперимента были рассмотрены вопросы развития нестационарной розничной торговли, имущественной поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства в сфере арендных отношений, системы закупок г.Москвы, вопросы энергоэффективности предприятий г.Москвы и развития системы социального питания. К участию в эксперименте были привлечены научно-экспертные организации. Постановка задачи перед этими организациями производилась соответствующими Департаментами в рамках заключённых договоров. По большинству кейсов в задачи эксперимента включались анализ воздействия норм регулирования, установленных ранее принятыми Постановлениями Правительства Москвы, и разработка рекомендаций по корректировке этих норм.

По вполне понятным причинам, особый интерес представляет анализ результатов пилотных проектов по резонансной тематике: кейсы «Аренда» и «НТО-26», касающиеся, соответственно, изменений в арендной политике и регулированию мелкорозничной торговли. Для соблюдения корректности в анализе будет использована только информация, находящаяся в открытом доступе. Основные показатели взяты из таблицы, данной в приложении к статье В.В.Колегова. По обоим кейсам эксперимент проводился с августа по декабрь 2012 года.

В кейсе «Аренда» исходным нормативно-правовым актом было Постановление Правительства Москвы от 30.12.2008г. №1218-ПП «О дополнительных мерах государственной поддержки организаций и предприятий, арендующих объекты нежилого фонда, находящиеся в имущественной казне города Москвы, на период стабилизации финансовой системы". Привлечённая экспертная организация – АНО «Бизнес-Тезаурус». Объём финансирования – 3,4 млн.рублей. Продолжительность публичных консультаций – 17 календарных дней. В ходе публичных консультаций получено 28 комментариев. По данным разработчика корректирующего нормативно-правового акта – 25 из 28 комментариев были учтены. Были рассчитаны выгоды и издержки. Основным отличием этого кейса от других было то, что заказчиком по договору с экспертной организацией являлся Департамент науки, промышленной политики и предпринимательства, а регулятором анализируемых отношений (арендной политики) – Департамент государственного имущества г.Москвы. Рекомендации экспертов заключались в постепенном, ступенчатом переходе от действующих ставок льготной аренды для предприятий МСП к тому уровню ставок аренды, которые предлагались ДГИГМ.

Необходимо заметить, что в данной статье не предполагается делать анализ обоснованности тех или иных решений городской власти, интерес представляет устойчивость принятых норм при их реализации, то есть, соответствует ли уровень подготовки таких решений, хотя бы народной мудрости: «Семь раз отмерь, один – отрежь». Любые изменения в регулировании создают проблемы для бизнеса. Поэтому внедрение оценки регулирующего воздействия предполагает доработку любого проекта изменения до уровня устойчивой нормы, приемлемой как для регулятора, так и для субъектов регулируемых отношений, то есть, «новые правила игры» должны иметь долгосрочный характер, позволяющий предпринимателям выстраивать стратегии развития бизнеса в условиях стабильности регулирующих норм. Что же получилось в итоге эксперимента?

Получилось Постановление Правительства Москвы от 25 декабря 2012 г. N 800-ПП "О мерах имущественной поддержки субъектов малого предпринимательства, арендующих объекты нежилого фонда, находящиеся в имущественной казне города Москвы" (и связанное с ним по смыслу Постановление Правительства Москвы от 25 декабря 2012 года №809-ПП «Об основных направлениях арендной политики по предоставлению нежилых помещений, находящихся в имущественной казне города Москвы"). В этих документах речь идёт о кратном увеличении арендных платежей в результате отмены или резкого уменьшения льгот, ранее действовавших для предприятий малого бизнеса. Рекомендованная экспертами ступенчатая реформа, предполагающая постепенный переход от ранее существовавшего уровня арендных платежей к уровню, предлагаемому данным Постановлением Правительства Москвы, была принята Департаментом государственного имущества лишь для очень ограниченного круга арендаторов, причём мотивы такой избирательности и обоснование такого решения, естественно, не проходили публичных консультаций. Обращает на себя внимание следующий факт: за десять месяцев в исходное постановление было внесено ещё три изменения - Постановление Правительство Москвы от 15 апреля 2013 г. N 236-ПП "О дополнительных мерах имущественной поддержки субъектов малого предпринимательства, арендующих объекты нежилого фонда, находящиеся в имущественной казне города Москвы", Постановление Правительства Москвы № 424-ПП от 1 июля 2013 года «О создании Межведомственной комиссии по предоставлению имущественной поддержки субъектам малого предпринимательства и внесении изменений в правовые акты Правительства Москвы» и Постановление Правительства Москвы 29.10.2013г. №710-ПП «О внесении изменений в правовые акты Правительства Москвы», каждое из которых отменяло часть норм, введённых ППМ-800пп. Складывается впечатление, что регулирование производилось методом «проб и ошибок». Не исключено, что «возвратно-поступательная ступенчатость» регулирования связана с проблемами межведомственного взаимодействия: как ранее указывалось, ведомством, отвечавшим за пилотный кейс ОРВ «Аренда», был Департамент науки, промышленной политики и предпринимательства, а регулятором оцениваемых отношений является Департамент государственного имущества г.Москвы. Прежде чем делать выводы об эффективности пилотного эксперимента, проанализируем результаты кейса «НТО-26».

Постановление Правительства Москвы № 26-ПП от 3 февраля 2011 года «О размещении нестационарных торговых объектов, расположенных в городе Москве на земельных участках, в зданиях, строениях и сооружениях, находящихся в государственной собственности» привело к исключению из схем размещения более 10 тысяч нестационарных торговых объектов (НТО), кардинально поменяло процедуры получения прав на размещение НТО субъектами мелкорозничной торговли и сферы услуг. Не останавливаясь на бурной реакции бизнеса на такие изменения в регулировании (а ведь, при применении процедур ОРВ, орган исполнительной власти был бы обязан обсудить с бизнес-сообществом цели этого изменения и рассмотреть все альтернативные способы достижения этих целей), отметим, что при размещении по новой схеме НТО внезапно (!) выяснилось, что отсутствует нормативная документация для обеспечения подключения нескольких тысяч нестационарных объектов к энергосетям, да и ресурсов городских служб недостаточно для оперативного выполнения этой работы. Далее, критерии размещения НТО с учетом требований Департамента транспорта и развития транспортной инфраструктуры обсуждались в течение нескольких месяцев уже после утверждения новой схемы размещения НТО. Через два месяца после начала действия ППМ-26пп Департамент торговли и услуг был вынужден начать разработку Концепции изменений в данном Постановлении Правительства Москвы.

В 2012 году, в рамках пилотного проекта ОРВ, эта Концепция проходила обсуждение на экспертных панелях. Привлечённая экспертная организация – Московский государственный университет управления при Правительстве Москвы Объём финансирования – 150 тыс.рублей. Продолжительность публичных консультаций – 15 календарных дней. В ходе публичных консультаций получено 146 комментариев. По данным разработчика корректирующего нормативно-правового акта – большинство комментариев были учтены. Были рассчитаны выгоды. По данным используемой таблицы, издержки (бюджета и бизнес-сообщества) либо не рассчитывались, либо, по мнению разработчика, отсутствуют (!). Сравнение стоимостей работ, выполненных экспертными организациями по двум кейсам, приводит к обоснованному выводу о том, что в кейсе «НТО-26» в задачу экспертов входило только проведение фокус-групп и, возможно, минимальное участие в обобщении поступивших предложений. Данная версия подтверждается как отсутствием оценки издержек, так и следующим обстоятельством. Весной 2013 года по просьбе представителей Московского городского отделения «Деловой России» я проводил экспертизу этого документа. Экспертное заключение на «Концепцию новой редакции Постановления Правительства Москвы от 3.02.2011 №26-пп в целях дальнейшего развития мелкорозничной торговли» было 16.04.2013г. размещено на сайте АНО НИСИПП (http://www.nisse.ru/work/experts/expert_52.html?mode=opinions&opinion=471).

Анализ показал, что в разработанной (и, очевидно, откорректированной по результатам публичных консультаций) Концепции отсутствует обоснованная оценка результатов принятия ППМ-26пп, отсутствуют достаточные обоснования практически всех предлагаемых изменений, отсутствуют оценки рисков, возникающих при реализации предлагаемых изменений, и нет анализа альтернатив. Очевидно, в корректировке проекта Концепции по результатам публичных консультаций эксперты участия и не принимали. Фактически, это означает, что оценка регулирующего воздействия изменений, предлагаемых данной Концепцией, не была произведена. В довершение всего этого, в декабре 2013 года произошло событие, которое может существенно поменять последствия такого регулирования: прокуратура Санкт-Петербурга на основании обращения предпринимателей, поддержанного региональными структурами Следственного комитета РФ(!), опротестовала исключение из схем размещения 4-х тысяч нестационарных торговых объектов, квалифицировав это как нарушение федерального законодательства. Я понимаю, что это может восприниматься как очень большая неожиданность, но тогда, если происходят такие маловероятные события, может быть, стоит задним числом оценить возможные бюджетные риски от возмещения ущерба, убытков и, чем чёрт не шутит, упущенной выгоды при рассмотрении в судах исков предпринимателей Москвы на основании ст.1069 ГК РФ?

По итогам эксперимента Департаментами были составлены отчёты, которые оценивались созданной рабочей группой. Отчёты по обоим резонансным кейсам получили оценку «положительно с замечаниями». Можно предположить, что эффективность использования ведомствами-разработчиками информации, полученной в ходе публичных консультаций и обработанной экспертами, рабочей группой не оценивалась. Контроль качества отчётов по ОРВ производился, скорее всего, по формальным признакам. И, возможно, главное отличие этих пилотных экспериментов от полноценной процедуры ОРВ: если разработчик и готовил обоснование учёта/отклонения замечаний и предложений, поступивших в ходе публичных консультаций, то это обоснование в рамках этих двух кейсов не проходило стадии публичного обсуждения. Следовательно, данный эксперимент по самой постановке задачи и не мог эффективно продемонстрировать московскому бизнес-сообществу полезность применения оценки регулирующего воздействия нормативных правовых актов Правительства Москвы.

Оба рассмотренных примера характеризуют качество нормативно-правового регулирования в Москве не лучшим образом. Из выводов, сделанных В.В.Колеговым в указанной статье, отметим необходимость полноценного обучения сотрудников Департаментов, привлекаемых к процедурам ОРВ, влияние на качество ОРВ межведомственных конфликтов интересов и важность правильного определения Органа-контролёра ОРВ. Добавим к этому перечню ещё и недостаточное внимание к издержкам регулирования.

Результаты оценки фактического воздействия ППМ-26пп с позиций первой из ключевых целей, указанных в вышеприведённом определении ОРВ, данном на сайте Минэкономразвития, а именно: «Рассчитать выгоды и издержки субъектов предпринимательской и иной деятельности…», ни в одном из официальных документов не приведены. Следует отметить, что правильность оценки издержек субъектов регулируемых отношений при изменениях в регулировании является «камнем преткновения», практически, для всех региональных пилотных экспериментов. А ведь учёт издержек субъектов регулируемых отношений является базовым элементом всей регуляторной реформы. Существует эта проблема и на федеральном уровне, но там ведомству-контролёру ОРВ (Минэкономразвития) удалось достаточно далеко продвинуться в части налаживания системного диалога с предпринимательскими объединениями и экспертным сообществом, которые стараются обеспечить контроль правильности учёта ведомствами издержек бизнеса при изменениях в регулировании. А что же в Москве?

Нельзя сказать, что в Москве отсутствует диалог между МСП и властью. Кризис в мелкорозничной торговле, связанный с принятием ППМ-26пп, привёл к созданию при Департаменте науки, промышленной политики и предпринимательству Штаба по защите прав и законных интересов субъектов предпринимательской деятельности в городе Москве, который сыграл положительную роль в «разруливании» проблем. Проходят встречи представителей Правительства Москвы с бизнес-сообществами, появилась информация о подготовке соглашения между Правительством Москвы и Московской торгово-промышленной палатой. ГБУ «Малый бизнес Москвы» создало краудсорсинговую платформу для изучения мнений и предложений предпринимателей Москвы. Стоит отметить, что далеко опередивший Россию в создании нормативно-правовой базы регуляторной реформы партнёр по Единому экономическому пространству – Республика Казахстан, подготовил проект «Концепции государственно регулирования предпринимательской деятельности до 2020 года». Эта концепция предусматривает использование централизованной краудсорсинговой системы при планировании изменений в регулировании. Но эта система является частью структуры, обеспечивающей «умное регулирование» с использованием ОРВ. Как самостоятельный элемент краудсорсинговая платформа, безусловно, может быть полезна, но она сама не обеспечивает системного эффекта в государственном регулировании.

Существуют определённые качественные отличия между тем, что уже реализовано в Москве, и тем, чего требуют процедуры оценки регулирующего воздействия. То, что уже существует, отражает «добрую волю» городской власти, то есть, в этом взаимодействии нет нормативно закреплённых взаимных обязательств участников диалога. Структуры органов исполнительной власти города не обязаны раскрывать полную информацию о целях предлагаемых изменений в регулируемых подведомственных отношениях. Нет документальной фиксации развёрнутой позиции, допускающей проведение анализа обоснованности изменений, правильности целеполагания и оптимальности методов, выбранных для достижения цели. Ни одно из городских ведомств не несёт ответственности за уклонение от развёрнутых объяснений причин учёта/отклонения предложений предпринимательского сообщества, зафиксированных ГБУ «Малый бизнес Москвы» с использованием созданной краудсорсинговой платформы. А ведь нарушение требований процедур ОРВ является достаточным основанием для выдачи отрицательного заключения об оценке регулирующего воздействия. Следовательно, речь идёт о качественных изменениях в московской системе отношений власть-бизнес.

Безусловно, создание эффективных механизмов оценки регулирующего воздействия на региональном уровне, а уж, тем более, в таком особом регионе, как Москва, задача не самая простая. Отсутствие муниципального уровня нормативно-правового регулирования усложняет до предела учёт взаимовлияния изменений в регулировании отношений, устанавливает очень высокий уровень компетентностных требований к аппарату регулирующих ведомств. Может Правительству Москвы некем проводить регуляторную реформу? Борьба с кадровым наследием предыдущего мэра города существенно обновила городские структуры управления, появились люди, имеющие хороший опыт легального ведения бизнеса. Однако, новый объект управления – не предприятие, это же мегаполис, При взгляде «с другой стороны баррикады» картина искажается до неузнаваемости. Могу судить об этом на основании личного опыта: за моими плечами и кресло зампреда райсовета, и почти двадцать лет руководства бизнесом, и руководство объединениями предпринимателей. И с моей точки зрения, процедуры оценки регулирующего воздействия являются отличной школой для взаимного обучения, как представителей регулятора, так и представителей субъектов регулируемых отношений. Обучения, как минимум, способности откровенно и конструктивно обсуждать проблемы каждой из сторон и искать взаимоприемлемые решения. Бизнес в этом, безусловно, заинтересован. А московские органы власти? Ведь это качественное изменение формы диалога между бизнесом и властью – не инициатива «снизу», а директива «сверху». Очень интересно, когда и как законодательная и исполнительная ветви власти субъекта РФ – города Москвы собираются выполнять требования Указа Президента №601 и Федерального Закона №176-ФЗ?

Мнение редакции сайта и коллектива НИСИПП может не совпадать с мнением автора.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости