Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Социальное предпринимательство – четвертый сектор гражданского общества?

Статья подготовлена:

Александр Калтырин, Вице-президент, руководитель Аппарата Председателя Правления Открытого акционерного общества «БАНК УРАЛСИБ», д.э.н.

Сергей Антончиков, советник Председателя Правления Открытого акционерного общества «БАНК УРАЛСИБ», эксперт АНО «НИСИПП»

В последние годы интерес к теме социального предпринимательства в России, да и во всем мире существенно возрос. Полагаем, что это связано с огромным количеством факторов:
- популяризация этой темы в обществе в результате работы специализированных организаций и фондов как в нашей стране, так и за рубежом;
- награждение Нобелевской премией мира таких известных социальных предпринимателей как Вангари Маатаи (основатель движения «Зеленый пояс», 2004г.) и Мухаммада Юнуса (банк Gremeen, 2006г.);
- повсеместное введение специализированных программ, учебных курсов, семинаров, посвященных этой теме в крупнейших учреждениях высшего образования во всем мире. Причем опыт американских ВУЗов показывает, что путь социальных преобразований в обществе открыт для представителей всех специальностей;
- осознание представителями традиционных видов бизнеса возможности получения дополнительных материальных и репутационных выгод при использовании социальных технологий и инструментов социального предпринимательства.

Теоретические и практические аспекты социального предпринимательства в реалиях развития отечественной экономики, анализ возможностей использования адаптированных достижений западного опыта и новационных методов функционирования социального предпринимательства, являются остро актуальными. Очевидно, что хотя многие виды деятельности в сфере социального предпринимательства имеют достаточно долгую историю, централизованные усилия по систематизации теоретических аспектов, общих принципов и методов осуществления данной деятельности начали прилагаться лишь недавно. Вот почему даже сегодня можно встретить фактическое отождествление понятий «социальное предпринимательство», «социальный бизнес», «социальные технологии», «социальный капитал» и «благотворительность», хотя по их сути эти понятия достаточно серьезно отличаются.

Зародившись в 70-80-е годы прошлого века, как «мейнстрим инакомыслящих» («Mainstreaming of the mavericks»)[1], термин социальное предпринимательство в настоящее время прочно закрепился в общественном сознании практически во всех странах мира. Сегодня можно констатировать, что под влиянием таких институтов формирования общественного сознания как научное сообщество и СМИ, социальное предпринимательство все чаще воспринимается как некий особый сектор экономики, органично сочетающий в себе дефиденты[2], присущие и бизнесу, и социальной политике государства.

Используя в качестве критерия для агрегирования экономических агентов такой фактор, как их роль в общественном воспроизводстве и решении социальных задач, выделяют три сектора национальной экономики. К первому относят государственный сектор, вторым является частный, под третьим понимают сектор некоммерческих (в некоторых странах – неправительственных) организаций (НКО). Если быть точным, то смысловое наполнение понятия «третий сектор» широко варьируется в различных сообществах в зависимости от признаков, которые принято считать наиболее существенными. В российской юрисдикции к таковым относятся цели создания некоммерческих организаций, в т.ч., в отношении извлечения и распределения прибыли. Согласно Федеральному Закону «О некоммерческих организациях», таковыми являются организации, не имеющие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и создаваемые для достижения социальных, благотворительных, культурных, образовательных и прочих общественно значимых результатов.

Авторами социальное предпринимательство понимается как деятельность, одновременно сочетающая в себе черты, присущие различным секторам национальной экономики, а именно, предпринимательскую деятельность, нацеленную на получение прибыли, как источника своего развития, и социальную функцию, направленную на смягчение или решение социальных проблем за счет перераспределения полученной добавленной стоимости, накопления социального капитала в обществе. Таким образом, по нашему мнению, социальное предпринимательство занимает промежуточное положение между традиционным предпринимательством, социальной политикой государства и некоммерческими организациями. В частности от предпринимательства оно отличается своими целями, ориентацией на социальные изменения и разрешение социальных проблем общества; от некоммерческих организаций – нацеленностью на получение прибыли, финансовой моделью, построенной на принципах самоокупаемости; от социальной политики государства – предпринимательским характером деятельности и ориентированностью на создание устойчивых бизнес-моделей, масштабируемостью, тиражируемостью, самоокупаемостью и финансовой устойчивостью.

Исходя из этого, возникает вопрос: можно ли рассматривать социальное предпринимательство как новый, четвертый сектор, появившийся в системе общественно-экономических отношений, наряду с предпринимательским (бизнес), государственным секторами и НКО?

Если рассматривать данный вопрос через призму понятий дизайна гуманитарных систем, то  ответ на поставленный вопрос будет положительным, поскольку главным элементом бизнес-модели социального предпринимательства, является социальный предприниматель – это человек, который ставит общественный интерес выше личного дохода. В этом его внутреннее отличие от иных категорий предпринимателей, основанное на самоосознании своего социального предназначения.

Существенно важное значение для социального предпринимателя представляет реализация социальной миссии, поэтому часть прибыли от такого предпринимательства направляется им на решение именно этой задачи. Среди черт, присущих социальным предпринимателям, некоторые авторы также выделяют демократизм, коллегиальность и, конечно же, недовольство текущим положением дел, что позволяет видеть возможности для социальных изменений[3].

Рассматривая социального предпринимателя в качестве полноценного участника общественных и экономических отношений, мы должны отметить, что он остается свободным и рациональным. Критерием получения выгод от реализации социальных контрактов в обществе для социального предпринимателя является рост его социального капитала.

Поскольку результатом деятельности социального предпринимателя является социальный продукт в форме некого социального изменения, то и его социальный капитал выражается в социальных связях, общественной поддержке, новых знаниях, росте репутации и так далее. Конечный список элементов, составляющих структуру социального капитала в настоящее время, не сформирован, как и общая методика его измерения.

Необходимо подчеркнуть, что социальный капитал является следствием экономического и институционального развития (а не наоборот), а значит, его значимость для социального предпринимателя играет второстепенную роль в отличие от первостепенной роли самоосознания социальным предпринимателем своего социального предназначения.

По мнению Роберта Патнэма, существенную роль в формировании социального капитала играют социальные сети, социальные связи и доверие. Все эти три понятия составляют основу социальных технологий, с помощью которых и реализуются задачи социального предпринимательства.

Тем не менее, поскольку в настоящее время отсутствует статистика, формирующая представление об объемах продукции в денежном выражении, производимых в секторе «Социальное предпринимательство», ровным счетом, как и формализованные критерии, позволяющие отнести предприятие к данному сектору гражданского общества, очевидно, что вопрос о "четвертом секторе" пока преждевременен.

Двигаясь по пути формализации и более четкого описания термина социальное предпринимательство, очевидна необходимость уточнения и законодательного закрепления юридических форм ведения и критериев отнесения к социальному предпринимательству, организации статистического учета результатов его деятельности.




[1] Социальное предпринимательство в России и в мире: практика и исследования / отв. ред. А.А. Московская; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». - М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2011.

[2] Дефиниция – логическая процедура придания строго фиксированного смысла терминам языка. Термин, над которым проводится операция дефиниции, называется дефидентом.

[3] Кикал Дж. Социальное предпринимательство: миссия – сделать мир лучше/ Джил Кикал, Томас Лайонс; пер. с англ. – М.: АЛЬПИНА ПАБЛИШЕР, 2014.

Мнение редакции сайта и коллектива НИСИПП может не совпадать с мнением автора.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости