Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Татарстану крымский кризис нипочем

"Деловой квартал"

Ситуация на Украине и в теперь уже российском Крыму не привела к заметным экономическим санкциям со стороны США и ЕС. Сегодня уже ясно, что санкций, затрагивающих экономические интересы, стягивающие европейскую и российскую экономики, не будет: мир глобализован, а Европа особенно тесно связана с Россией тысячами видимых и невидимых экономических нитей. «Более серьезными» санкциями теперь грозят («отсель грозить мы будем шведу») только в случае, если российские войска окажутся, помимо Крыма, в Восточной Украине — сценарий маловероятный. А включение Крыма в состав России Запад уже фактически переварил и воспринял. Следовательно, и «серьезные экономические санкции» — не более, чем пиар-миф для публики. Одним из самых деятельных противников санкций в отношении России является крупный германский бизнес, который может потерять больше всех других европейцев и который, кстати, в прошлом году был одним из наиболее активных инвесторов в экономику Татарстана. В связи с этим прогнозы о потере Татарстаном трети ВРП, звучавшие в начале марта из-за украинского кризиса, сегодня потеряли всякий смысл.

Татарстан — один из региональных лидеров Российской Федерации по своему экономическому потенциалу и развитию, имеющий разветвленные межрегиональные и международные торгово-экономические связи. Только внешнеторговый оборот Татарстана за 2013 г. составил $27126,3 млн — это, в основном, страны дальнего зарубежья. Доля СНГ в этом обороте невелика (10%), а доля Украины составляет всего 3,6% ($984,1 млн). Конечно, в абсолютном выражении цифра тоже немаленькая, особенно с учетом того, что прирост оборота с Украиной за год составил почти 40%, но для экономики региона — точно не смертельная. Надо отметить, что в прошлом году промышленное производство на Украине падало, этот год не сулил ее экономике ничего хорошего даже без «майдано-крымских» событий, поэтому перспективы сбыта тех же самых автомобильных шин завода «Нижнекамскшина», или, например, продукции «Зеленодольского завода имени Горького радужными не выглядели.

Следует учитывать, что в целом в структуре внешнеторгового оборота Татарстана доля импорта в четыре с лишним раза ниже экспорта, а в структуре экспорта подавляющую часть составляет нефть и нефтепродукты — то, на что мировой экономикой будет предъявляться платежеспособный спрос при кризисах любой остроты (пока технологии не позволят удешевить альтернативные энергоносители, что произойдет еще нескоро). С Украины в Татарстан импортировалось почти в два раза больше, чем экспортировалось обратным потоком, но импорт всегда проще заменить товарами-субститутами, чем пробиться экспортным продуктом высокой степени переработки и с высокой добавленной стоимостью на чужие рынки.

В условиях высокой неопределенности всегда скачет «сиюминутная» волатильность рынков, что и продемонстрировал поначалу стремительный обвал и обратный «откат» российского фондового рынка. Произошло снижение курса рубля по отношению к доллару и евро. Хотя последнее объясняется прежде всего не украинским кризисом, а сворачиванием программы количественного смягчения со стороны американской Федеральной резервной системы, последствием чего и был вывод капиталов (прежде всего спекулятивного характера) с развивающихся рынков и их перенаправление на рынки развитые. Крупные нервозные продажи иностранцами акций российских компаний (как «голубых» фишек, так и акций второго эшелона) в условиях снижения индексов кого-то внутри России даже … сильно обогатили (там, где есть внешние проигравшие, есть и внутренние бенефициары). Однако, наличие платежеспособного спроса на конечную продукцию все-таки важнее, чем сиюминутные колебания курса акций и фондовых индексов.

Наверняка потерял тот российский бизнес, у кого были инвестиционных планы в отношении Украины с украинскими партнерами, но, не думается, что таких много - на макроуровне этого никто не заметит. Понесут ущерб ряд российских банков, но вряд ли они будут говорить о масштабах. Явно может пострадать только российская оборонка (кооперационные связи со времен СССР до сих пор сильны: комплектующие, конечная продукция).

Сегодня можно делать множество разных гипотетических расчетов, сколько потеряет и сколько получит экономика Россия, ее регионы и граждане в результате присоединение Крыма. Окончательный баланс будет подведен еще нескоро. Самым понятным является пока наличие дефицита бюджетов двух новых субъектов федерации (Крыма и Севастополя) — несколько десятков миллиардов рублей, которые придется напрямую влить из федерального бюджета РФ. Это наиболее просчитанная и видимая часть. Но при федеральном бюджете «емкостью» в более чем 13 трлн руб. и наличии нераспределенного бюджетного резерва в 243 млрд руб. крымские «расходы» представляются не столь уж серьезными.

…Все негативные тренды, которые обозначились в нашей экономике и в экономике российских регионов во второй половине прошлого года будут коррелировать прежде всего с внутрироссийскими причинами и объясняться ими. Украино-крымский кризис, возможно, только слегка «подчеркнет» абрис этих трендов, но никак не будет их определять.

Мнение редакции сайта и коллектива НИСИПП может не совпадать с мнением автора.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости