Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Рывок… Скачок… Итог

Как написал автор самого крупного материала, посвященного этой теме (скажем честно: ни одна инициатива Владимира Путина не освещалась так скудно, как эта), появившегося в «Expert Online»: «Похоже, санкции в отношении российских промышленников, могут подтолкнуть правительство к принятию мер, на которые оно ранее не решалось. Радикальное снижение процентов по кредитам через фонды проектного финансирования и другие механизмы позволят активизировать создание новых производств для импортозамещения. Готовятся предложения и по снижению экспортных пошлин и повышению импортных, что минимизирует потери экономики от ограничения доступа российского бизнеса на международные рынки».

И вот президент России на заседании Госсовета поставил задачу: правительство должно разработать и утвердить программу импортозамещения до 1 октября. Замещать импорт отечественной продукцией необходимо как можно быстрее, чтобы заместить его полностью, по мнению президента, нужно будет два года.

«За предстоящие полтора-два года необходимо совершить настоящий рывок в повышении конкурентоспособности российского реального сектора», — призвал Путин.

Участники Госсовета целиком и полностью поддержали  идеи главы государства и тут же высказали предложения по их воплощению.

Так министр торговли и промышленности Денис Мантуров сообщил, что уже к концу года будет капитализирован фонд поддержки промышленности. Если проектное финансирование касается новых инвестпроектов, то здесь речь идет в основном о поддержки расширения действующих производств. 

«Чтобы выпускать то, чего у нас нет, нужны дополнительные мощности, - заявил Денис Мантуров. – И главными флагманами здесь могут стать предприятия, уже доказавшие свою эффективность».

По его словам, уже сейчас в Госдуме рассматривается законопроект по фонду поддержки промышленности.    

Губернатор Белгородской области, он же руководитель рабочей группы Госсовета, Евгений Савченко заявил, что для эффективного импортозамещения придется изменить экономическое поведение: «Мы должны отказаться от укоренившегося в нашем сознании еще с 90-х годов мифа, что мы не можем себя накормить, одеть, обуть, обеспечить товарами длительного пользования и так далее. Импорт продовольствия, изделий легкой, химической промышленности, обуви, бытовых товаров не уменьшается, а растет.  Однако реальная экономическая практика последних лет показывает, что отечественные предприниматели зачастую с иностранными партнерами при минимальной государственной поддержке способны реализовать программу импортозамещения, создав сотни тысяч новых рабочих мест во многих отраслях экономики».

Поскольку слово «импортозамещение» встречалось уже неоднократно, пора сказать (в самом начале она упоминалась мельком) об одной из основных причин идеи двухлетнего рывка экономики – это санкции, введенные западными странами в отношении России. Несмотря на регулярные заявления о том, что они не наносят нашей стране сколь-нибудь значительного ущерба, именно санкции заставляют руководство РФ задуматься об изменении экономической политики.

Комментируя информацию о заседании Госсовета для интернет-издания KM.RU,  Андрей Паршев, автор нашумевшей в свое время книги «Почему Россия не Америка», делает следующие выводы: «Для того, чтобы вырастить своего капиталиста-производственника, его надо прикрывать защитными пошлинами. Тогда его продукция может стать конкурентоспособной, но именно таких слов как «протекционизм» и «пошлина» я не услышал. Правила ВТО как раз и запрещают нам это делать. Существование ВТО направленно на то, чтобы не дать государствам права защищать своего производителя от международной конкуренции.

Если придерживаться рыночных методов управления, то достаточно обойтись протекционистскими мерами, но не было сказано, что нам надо защищать свою промышленность, отказаться от либеральной модели и правил ВТО. Деятели нашего экономического блока - против протекционистской таможенной политики, вот эта тема и не звучит.

Еще полгода назад было понятно, к чему идет дело. Можно было бы ожидать, что такое совещание у Путина, соберут именно тогда. Но, не сделали, так не сделали. А теперь я боюсь, что сейчас речь должна уже вестись о мобилизационной экономике, то есть о рынке говорить немножко поздновато. В этом случае действуют несколько иные правила управления: придется вводить элементы плановости. Смотрим, как это делалось раньше, и копируем».

Конечно, можно сказать: кто такой Паршев, но всё дело в том, что он совсем не оригинален. Такие же выводы делают и признанные эксперты, только стараясь не высказываться так открыто и четко.

Несколько дней назад в Госдуме прошли широко анонсированные парламентские слушания о новой экономической политике:  «О предложениях по ускорению социально-экономического развития России». И со своими предложениями выступили уже отнюдь не писатели, а депутаты парламента от правящей партии и экономические советники Кремля.

Депутаты предложили в пять раз увеличить бюджетный дефицит, резко сократить налоговую нагрузку и потратить на инвестиции почти половину золотовалютных запасов страны за ближайшие пять лет. Советник президента России Сергей Глазьев внес предложение ввести налог на вывоз капитала.

В итоге были приняты рекомендации: преодолеть стагнацию, стагфляцию и рецессию, ускорив экономический рост до 3–4% в год в период с 2015 по 2020-й и до 5–6% в год в период с 2020 по 2025-й. Главное средство экономического ускорения – «переход к форсированному росту инвестиций в основной капитал». Инвестиции пойдут на технологическое перевооружение предприятий, запуск высокотехнологичных производств, создание развитой инфраструктуры в виде скоростных автострад и скоростных железных дорог, удвоение до 2025 года жилищного и социального строительства, развитие «экономики знаний», то есть на научные разработки, образование, здравоохранение, информационные и биотехнологии.

В условиях санкционных ограничений главным источником инвестиций будут внутренние ресурсы – прежде всего федеральный бюджет и резервы страны.

В рекомендациях прописан также переход к «умеренно-дефицитному бюджету в размере до 3% ВВП». Говорится там и о необходимости тратить золотовалютные резервы с темпом 50 млрд долл. в год в течение пяти лет.

Особые послабления обещаны малым предпринимателям и компаниям, которые будут внедрять новые технологии и эффективно замещать импорт. Одна из рекомендаций – «ввести мораторий на повышение налогов и обязательных взносов бизнеса и населения». Более того, для малого бизнеса предлагается сократить в два раза размер уплачиваемых взносов.

Тут, видимо, стоит остановиться, перевести дух и попытаться понять, насколько перечисленные выше предложения имеют отношение к реальной политике российских властей.

Скажем о самом близком – о малом бизнесе.

Только что, отказавшись от введения налога с продаж, правительство решило пополнить региональные  бюджеты другим способом: власти регионов смогут устанавливать дополнительные сборы на отдельные виды бизнеса. Но это ещё не все. 20 сентября министр финансов РФ Антон Силуанов сообщил «Интерфаксу», что региональные власти с 2015 года могут получить право уменьшать до 10 раз критерии отнесения к категории малого бизнеса предприятий торговли и риэлторов.  «В правительстве рассматривается предложение губернаторов о повышении собираемости налогов с малого бизнеса и упорядочивании деятельности предприятий, подпадающих под категорию малого бизнеса. Особенно речь идет о торговле», - сказал он.

Сейчас к малому бизнесу относятся предприятия с численностью сотрудников до 100 человек и выручкой до 60 млн рублей. «Губернаторы предлагают, и мы их в этом поддерживаем, предоставить право региональным властям уменьшать эти критерии до 10 раз, то есть до 10 человек и 6 млн рублей. Это касается торговых предприятий и работающих с недвижимостью – риэлторов», - сказал А.Силуанов.

В данном случае министру можно задать лишь один вопрос: кому нужна такая щедрость? К малым предприятиям смело можно отнести те, где численность работников – 1 человек, а выручка – 100 000 рублей. Эффект будет ещё более оглушительным.

Вот только о каком рывке пойдет тогда речь? А главное – куда и как рванём?

Но вернемся к выводу Андрея Паршина: «Смотрим, как это делалось раньше, и копируем».

История знает яркий пример того, как очень большая страна в условиях конфликта с основным вчерашним союзником пошла на экономический рывок, хотя пытаясь совершить его за больший срок.

Не приняв итогов ХХ съезда КПСС с их осуждением культа личности Сталина и надолго разругавшись с руководством СССР, Мао Цзэдун провозгласил экономическую и политическую кампанию «Большого скачка», нацеленную на укрепление индустриальной базы и резкий подъём экономики страны.

Разумеется, сейчас в России не планируют варить сталь в дровяных печах во дворах жилых домов. Будем надеяться, что не примут и решение о повсеместном создании народных коммун, в которых должны сочетаться промышленность, сельское хозяйство, просвещение и военное дело. Однако о двух из  «трех красных знамен», определявших на тот момент курс Китая, -  «большом скачке» и «новой генеральной линии» - уже заговорили.

Напомним: «большой скачок» закончился всекитайской трагедией – голодом, от которого, согласно архивным данным компартии Китая, между 1958 и 1962 годами погибли примерно 45 миллионов китайцев.

А реальный рывок китайская экономика совершила лишь тогда, когда переживший репрессии времен «культурной революции» Дэн Сяопин повел ее нормальным путем.

Времена, конечно сейчас другие, катастрофические последствия китайского «скачка» нас, скорее всего, минуют, но и ожидать особых успехов от этой не подготовленной заранее экономической новации тоже не стоит. Впрочем, мы скоро всё это увидим своими глазами.

 

Мнение редакции сайта и коллектива НИСИПП может не совпадать с мнением автора.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости