Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Деньги ваши – будут наши

В четверг 30 октября судья Арбитражного суда Москвы Ольга Александрова вынесла решение удовлетворить иск Генеральной прокуратуры к АФК «Система» о возвращении в госсобственность контрольного пакета  нефтяной компании «Башнефть».  Скажем честно, только очень наивные люди ожидали другой концовки этого дела.

На сегодняшний день (АФК «Система» имеет возможность подать апелляцию) контрольный пакет «Башнефти» должен быть передан государству, у которого компания Евтушенкова его не забирала.

Среди немногих людей, осторожно высказавшихся против такого судебного прецедента, оказался  бывший глава ФСФР Олег Вьюгин, резонно заметивший: «Я думаю, если копнуть весь процесс с приватизацией, который был в России начиная с 90-х годов, то, вообще говоря, любую сделку можно, таким образом, вернуть обратно государству. По сути, все крупные сделки были договорными. Мне кажется, что для экономики разумно было бы вообще все эти вопросы закрыть и никогда к ним не возвращаться».

Однако у представителей прокуратуры и арбитража другое мнение. Правда, аргументы у них весьма странные.

По мнению Генпрокуратуры речь идет о нарушении закона  «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР» и постановления Верховного Совета РФ «О разграничении государственной собственности в РФ...», принятых в 1991 году. Согласно им  предприятия топливно-энергетического комплекса (ТЭК) относятся исключительно к федеральной собственности. И на суде представители обвинения предъявили свой основной козырь: «вопросы разграничения федеральной собственности должны решаться совместно федеральными и региональными властями», но во время приватизации в 1992 году Башкирия не запрашивала мнение федеральных властей. Значит, акции «Башнефти» выбыли из собственности РФ без ее ведома. И федеральные власти сейчас, 22 года спустя, имеют право истребовать их обратно. Робкие высказывания защиты о том, что за 22 года истёк срок давности по данному нарушению закона, составляющий 10 лет. Да и претензии предъявляются не к тем, кто приватизировал «Башнефть», или разрешал её приватизацию, а к добросовестному приобретателю приватизированной компании, суд во внимание не принял.

Зато внял он целому ряду законодательных новшеств, оглашённых представителем Генпрокуратуры. Отсчет срока давности, оказывается, начинается теперь не с того момента, когда случилась спорная сделка, а с того, когда лицо узнало о нарушении своего права. Вот Генпрокуратура усомнилась в законности приватизации «Башнефти» только в мае 2014 года, после того как Следственный комитет возбудил уголовное дело о её приватизации и последующей продаже компании «Системе». Следовательно, срок давности нужно исчислять с этого момента. И судья с этими доводами согласилась. Правда, в Гражданском кодексе (п. 2 ст. 196) четко говорится, что срок исковой давности составляет десять лет со дня нарушения права, а не с момента, когда об этом стало известно, но кого в наших судах волнуют такие мелочи.

Какие потрясающие возможности открывает подобный судебный прецедент перед желающими отнять у собственников их бизнес!

Но это ещё не все. Суд согласился и с заявлением прокурора о том, что, поскольку акции «Башнефти» выбыли из федеральной собственности незаконно, то и все последующие владельцы этих бумаг не были законными приобретателями. Опустим даже тот момент, что эти акции в федеральной собственности не были никогда. Суть вопроса в другом: 22 года все федеральные инстанции считали, что «Башнефть» приватизирована без нарушений, что она продана в соответствии с законом. Всем ясно, что, покупая «Башнефть», Владимир Евтушенков получал на это согласие представителей высшего эшелона федеральной власти. И вот, как заметил в свое время Николай Васильевич Гоголь, «какой реприманд неожиданный» - сперла, оказывается, АФК «Система» государственную «Башнефть».  А потому у неё изымается 81,67% нефтяной компании, включая те, что были куплены не у Урала Рахимова и его фондов, а у других акционеров.

При этом акционерам (особенно миноритариям) «Системы» советуют вздохнуть с облегчением, поскольку государство пока не затребовало 190 миллиардов рублей дивидендов, которые компания Владимира Евтушенкова успела получить за годы владения «Башнефтью». Кричите ура, уважаемые господа.

Впрочем, повторюсь, ничего неожиданного не произошло. И, пожалуй, наибольший интерес представляет не столько само решение суда, сколько комментарии к нему, данные людьми, считающимися независимыми.

Вот уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей Борис Титов заявил, что не «видит оснований не доверять» решению Арбитражного суда. Правда, на всякий случай господин Титов добавил, что обращений по данному делу к нему не поступало, экспертиза не проводилась, и, соответственно, с материалами дела и доводами сторон он не знаком.

Тем не менее, Титов не считает решение по «Башнефти» пересмотром итогов приватизации: «Речь идет о частном случае. В случае нарушения приватизационных процедур государство будет защищать свои интересы, в том числе возвращая незаконно приватизированную собственность. Предприниматели должны это понимать».

Как должны отечественные предприниматели понимать такой сигнал, поступивший от их главного официального защитника, по-моему, предельно ясно.

Глава Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин, призванный радеть за интересы того самого крупного бизнеса, к которому относится АФК «Система», считает, что в случае национализации акций «Башнефти» акционеры имеют право на компенсацию. При этом он многозначительно заметил, что «государство имеет право на национализацию».

Президент Американской торговой палаты в России Алексей Родзянко, будучи действительно посторонним наблюдателем, сказал в интервью РБК: «Если смотреть на давнюю историю о том, как «Башнефть» была приватизирована, то естественно возникают вопросы в логике Арбитражного суда. Если смотреть на законы России по срокам давности, то возникают другие вопросы. Сегодняшнее решение (суда по «Башнефти» — РБК) довольно волнующее для любого актива, который не был создан с нуля, и ставит большой вопросительный знак в самой концепции частной собственности в России». 

И, наконец, неистовый Евгений Чичваркин, бывший владелец «Евросети» (живя в Лондоне, легко и приятно быть неистовым), громогласно заявил: «Евтушенкова взяли в заложники и отобрали компанию... И не нужно, как с ЮКОСом, проводить имитации, аукционы с «Байкал Финанс Групп». Никакой имитации больше не нужно. Никто не будет сопротивляться». 

Каждый читатель этих строк может сам для себя решить, кто из комментаторов прав больше.

Но есть ещё один, может быть, самый важный сейчас вопрос. Арбитражный суд Москвы создал вполне определённый прецедент. И дело «Башнефти» было достаточно громким – о нём, безусловно, знают по всей стране и предприниматели, и работники правоохранительных органов, и судьи.

А вопрос заключается в том, какова окажется реакция на это дело и этот приговор в регионах. Пойдут косяком дела по отъему бизнеса у лиц, менее приближенных, в пользу лиц, более приближённых? Увидим мы передел собственности во всероссийском масштабе?

Лично у меня нет ответа на этот вопрос. Вдруг обойдется? А надежда, как известно, умирает последней   

Мнение редакции сайта и коллектива НИСИПП может не совпадать с мнением автора.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости