Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Охота на бизнес продолжается

На днях был обнародован новый этап государственной поддержки бизнеса в кризис: в Госдуму внесен законопроект об уголовной ответственности юридических лиц, подготовленный Следственным комитетом России и зампредседателя комитета по уголовному законодательству единороссом Александром Ремезковым.

Надо сказать, что это – не первая попытка СКР выступить с данной законодательной инициативой. В 2011 году, когда речь шла о борьбе с фирмами-однодневками, ведомство г-на Бастрыкина уже предлагала подобный законопроект. По мнению СКР, он должен был повысить эффективность намечаемых мер.

Тогда законопроект не прошел. Но желание открывать уголовные дела против юрлиц, на основе которых можно закрывать бизнесы, судя по всему стало идеей фикс следственных работников.

И вот летом прошлого года, когда по поручению президента Владимира Путина правительство начали разрабатываться меры по деофшоризации экономики, СКР вновь выступил со своим любимым детищем. Как утверждал тогда Александр Бастрыкин, без введения уголовной ответственности для юрлиц деофшоризация невозможна. Оказывается, в этом случае не будет возможности «экстерриториального уголовного преследования иностранных лиц».

Чего добивается СКР? По российскому законодательству преступление может совершать только физическое лицо, а юридическое лицо признаётся лишь орудием преступления. Но Александр Бастрыкин и его подчинённые хотят иметь возможность (во всяком случае, они это так преподносят) «достать» также иностранную компанию, а главное - ее активы. Для этого и необходимо узаконить преследование не только физлица, которое на себя ничего не оформляет, но и юрлица, на балансе которого активы находятся.

Есть ещё одна официальная причина, которой сотрудники СКР обосновывали необходимость нового закона: без него сложно раскрыть транснациональную схему ухода от налогов: «Нет правового способа воздействия на офшорные компании и зарубежные банки, которые отказываются раскрыть российским правоохранительным органам бенефициаров офшоров».

Совет Федерации, а именно туда был представлен летом прошлого года законопроект, против идеи СКР не возражал, но некоторые формулировки, по мнению сенаторов, нуждались в уточнении. Зато категорически против данной инициативы выступило Минэкономразвития: согласно логике СКР, получается, что преступление совершается по воле 1-2-3 человек, а наказание может понести вся компания, в том числе и ее акционеры.

Юристы тоже забили тревогу: штрафы можно заплатить, а вот прямое вторжение в хозяйственную деятельность и удар по репутации компании очень опасны. Такой закон поставит бизнес на колени.

Но и прошлым летом что-то не заладилось, и вот следующая попытка. Депутат Ремезков, ставший проводником идей СКР в Госдуме, ссылаясь, как у нас принято в таких случаях, на зарубежный опыт, заявляет, что юридические лица способны выступать в роли самостоятельного субъекта преступления, осуществляющего волевые действия посредством своих органов управления, а соответственно, и подлежать уголовной ответственности.

Увлёкшись доказательством необходимости принятия представленного законопроекта, Александр Ремезков даже упомянул обязанность ввести ответственность организаций за преступления коррупционной направленности, коммерческий подкуп, а также за легализацию доходов, полученных от этих преступлений.

Простите, но только что председатель думского комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая предупредила, что задача противодействия коррупции может быть использована для разрушения суверенитета государства. Понимают ли это авторы законопроекта?

Чем же грозит новая инициатива отечественным предпринимателям? Уголовная ответственность юрлиц, согласно законопроекту, будет наступать почти по четырем десяткам статей УК: от торговли людьми и организации незаконного вооруженного формирования до незаконного экспорта сырья и коммерческого подкупа. В УК появится новая глава 14.1 «Уголовная ответственность и наказание юридических лиц». К ответственности можно будет привлечь не только российские, но и иностранные компании и международные организации. Исключительная мера наказания — запрет на осуществление деятельности на территории России, принудительная ликвидация и обращение имущества компании в доход государства (после удовлетворения требований кредиторов) — предусмотрена за особо тяжкие преступления против личности, общественной безопасности и мира.

За менее опасные деяния проектом закона предусмотрены два вида штрафов — в виде единовременной выплаты в размере от 200 тыс. до 30 млн руб. (фиксированный штраф) или в виде кратного штрафа. При назначении штрафа будет учитываться имущественное положение компании. Такие виды наказаний, как лишение лицензии, квоты, преференций или льгот, а также лишение права заниматься определенным видом деятельности могут назначаться исключительно по отношению к тому виду деятельности, при осуществлении которой было совершено преступление. Правда, как утверждает член Совета Федерации, представитель от исполнительного органа государственной власти Архангельской области Константин Добрынин, уголовная ответственность для юридических лиц уже предусмотрена: фактически административная ответственность юридических лиц с точки зрения российской правовой доктрины это, по сути, аналог уголовной ответственности.

«Давайте не забывать, - объясняет Добрынин, - что, во-первых, уголовная ответственность юридических лиц противоречит принципу личной виновной ответственности; во-вторых, усилить материальную ответственность за незаконную деятельность вполне можно в рамках гражданского, налогового и финансового права и административного права; в-третьих, в связи с тем, что юридическое лицо лишено физической природы человека, мы не можем лишить его свободы либо подвергнуть аресту, а это основные виды уголовных наказаний.

Я не говорю уже о том, что в случае признания юридического лица субъектом преступления произойдет образование двух систем принципов и оснований уголовной ответственности, соответственно, наш Уголовный кодекс существенно придется менять».

И всё это – мнение человека, которому идеи Ремезкова близки и понятны.

А вот вице-президент «Деловой России» Андрей Назаров говорит очень чётко: «Это ухудшит деловой климат в стране. Если компания подпадет под уголовное давление, ее работа будет парализована. Максимальная санкция в виде ликвидации компании вряд ли целесообразна, ведь решения принимают физические лица».

Впрочем, не так давно те же представители предпринимательского сообщества, эксперты и отдельные представители государственной власти очень аргументировано доказывали, что нельзя принимать закон, возвращающий следственным органам право возбуждать уголовные дела по налоговым преступлениям. Увы, все попытки остановить СКР не увенчались успехом.

Следственный комитет с упорством, достойным лучшего применения, стремится стать основным регулятором предпринимательской деятельности в стране. Методы регулирования, применяемые нашими правоохранителями в отношении наших предпринимателей, известны. Один из последних примеров – дело Павла Сигала, завершившееся, можно сказать, для предпринимателя почти удачно (кто будет обращать внимание на такие мелочи, как развал успешного бизнеса). Новый законопроект – ещё один гвоздь в гроб отечественного бизнес-климата. И, скорее всего, его сумеют забить.

Мнение редакции сайта и коллектива НИСИПП может не совпадать с мнением автора.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости