Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

«За слово «приватизация» сегодня можно получить в морду!»

Сегодня,  знаменательная дата в истории современной России – 25 лет назад Верховный  Совет  РСФСР принял «Закон о собственности в РСФСР», вернувший в Россию, после 73 лет изгнания и запретов, частную собственность.

Этому событию был посвящен 23 декабря круглый стол, прошедший в Международном университете в Москве (МУМ), где собралась достойная тусовка, состоящая из представителей научного, предпринимательского и общественного мира.

Ведущий круглого стола ректор МУМа  Сергей Николаевич Красавченко вспомнил,  с каким трудом удалось принять этот закон. Говорил о неготовности сознания россиян в то время принять частную собственность.  Упоминул Симона Кордонского, высказывающегося  о социальной системе российского общества, в которой « всё, что поперек феодальных отношений,  уходит на задний план» («В России еще нет классовой системы, но сложилась формальная сословная система, хотя и без сословного самосознания. Государство разделило общество на сословия, например, на административных государственных служащих, правоохранительных государственных служащих, бизнесменов, врачей и т. д., цель — для обеспечения распределения ресурсов между ними.»  – Википедия).

Не удивил Евгений Ясин, рассказавший байку про магазин и спор с оппонентом в 1996 году (про «колбасу»), хотя вполне мог поделиться ключевой историей, в которой ему, как министру экономики «без портфеля» пришлось участвовать,  по долгу службы – истории приватизации в России.

С некоторой долей романтики,  Дмитрий Зимин, основатель «ВымпелКома», пионер отечественной мобильной телефонии, построивший свой бизнес с нуля, вспоминал те времена: «Появление кооперативов взорвало экономическую систему страны… Удивительно, как безналичные договора превращались в наличные (То, на чем сколотил свой первоначальный капитал Михаил Ходорковский. – авт.) … Как можно купить, продать предприятие вместе с живыми людьми?.. Революция в мозгах… Государство – это наше проклятие!»

Было много выступлений представителей научного мира, юристов, людей голосовавших за этот закон в 1990 году.

Первый министр экономики в правительстве Гайдара, Андрей Нечаев, отметил, что «частная собственность  сегодня не приоритетная, но и не равноправная, а из этого вытекают два вывода:   1. Ускоряющееся огосударствление экономики (65% - госсектор), подавляющее конкурентное поле. Госкорпорации – вне правового поля. 2. Фактическое неравенство государственной и частной собственности в конкурентной среде, незащищенность права собственности. В России понятие собственности -  понятие условное и временное. Пока не появится независимый суд.  Ни о какой частной собственности нельзя говорить!»

Петр Филиппов говорил о необходимости «Перестройки-2», о выводе бизнесом денег из страны. Приводил пример формирования независимых судий из адвокатов с высокой зарплатой в Сингапуре и с привлечением иностранцев в Саудовской Аравии.

Историк, политический аналитик, Фёдор  Шелов-Коведяев, привел пример отношения к собственности Гаранта Конституции, высказанное во время оглашения послания – «изымать неэффективные земли сельхозназначения».  Если не возникает доход, то почему надо переходить к репрессиям, изымать? Понятно, что следующим шагом в этой цепочке будет желание граждан бежать за границу. А если бегут – то перекрывать? Так из одного решения вытекают другие.  Почему бы вместо репрессий не повышать налог на неэффективные земли или не выкупать государству эти земли?

Вадим Клювгант обратил внимание, что у  частного собственника конкурент-бенефициар – государство, использующий свои права для перераспределения лучших кусков, в так называемых, государственных интересах (госкурорты Сочи, Дальний Восток и др.). Силовая часть доминирует. Все, кто вступается за собственников – угроза реформирования институтов.

Новый декан факультета  МУМ, Андрей Широков, отметил, что именно публичная власть не справилась с частной собственностью. Власть делает всё, чтобы управлять собственностью без разрешения собственника и назвал модель управления собственностью,  как в 90-е годы – бандитско-административной.

Журналист «МК» Константин Смирнов обратил внимание на ВЭБ («путинский карман» - авт.) в котором, благодаря поддержке Сочи, Донбасса, образовалась дыра в 2 трлн. рублей, которую теперь покрывают из Фонда благосостояния.

Было и любопытное выступление, возбудившее участников, про  якобы общественное сознание россиян,  не принимающее до сих пор частную собственность. На что последовали вопросы: «Кто в стране формирует общественное сознание? Разве не власть? Не средства массовой информации? Не телевизор?»

Своё выступление я начал со слов, что права собственности – это система, на которой базируется рыночная экономика и эффективна она там, где гарантированы права собственника. Собственник – это хозяин, в меньшей степени зависящий от политической власти, что  способствует  формированию гражданского демократического  общества.    Как создатель первого кооператива в СССР в одном из секторов рынка, напомнил собравшимся о приближающейся через 11 месяцев круглой дате – тридцатилетии  выхода первого закона « Об индивидуальной трудовой деятельности», повернувшего сознание людей от общего к частному.  Сообщил собравшимся о проведенном в данном зале в августе круглом столе по предпринимательской тематике, где выступал с презентацией «МСП в России: стагнация или системные реформы?»,  и задал тогда  вопрос участникам, знают ли они, кому принадлежат бизнесы в России?

В США более 100 лет узаконен запрет на многоступенчатую систему владения. Россия в этом вопросе плетется в хвосте у всего мира. Поэтому нет уверенности, что бизнесы принадлежат независимым предпринимателям, а не чиновникам,  силовикам, депутатам  и аффилированным с ними структурам. Поэтому,  реализация 159 ФЗ «О приватизации госимущества», очень мало коснулась независимых предпринимателей, либо они приобрели свои же предприятия за баснословные деньги.

Напомнил участникам, что  в двухтысячные  годы Россия повисла на «чекистском крюке» (Виктор Черкесов – «Нельзя допустить, чтобы войны превратились в торговцев»), со всеми вытекающими последствиями создания «силовой касты» – отъемом собственности, которая продолжается активно и сейчас.  Об этом говорил Владимир Путин недавно  в своем послании: «…То есть их попрессовали, обобрали и отпустили… Это прямое нарушение делового климата. Я прошу следственные органы и прокуратуру…»

Вопрос? Как можно обращать внимание тех, кто является частью этой «силовой касты»?

Понятно, что без серьезных системных реформ в России ничего не изменится в лучшую сторону.

Илья Хандриков                                                                      24.12.15

Мнение редакции сайта и коллектива НИСИПП может не совпадать с мнением автора.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости