Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Лариса Бутенко, частный предприниматель, Приморский край. Четыре всадника предпринимательского апокалипсиса. Часть вторая.

Мы продолжаем беседу с Ларисой Бутенко.

 

- Итак, Лариса, настроены Вы не слишком оптимистично. А меры, объявленные президентом, Вас тоже не радуют (на момент когда мы беседовали, состоялось только первое телевизионное обращение Владимира Путина)?

- Как Вам сказать? Знаете, вчера была встреча президента с предпринимателями. От вопросов, которые задавало большинство предпринимателей, у меня ощущение, что никакого кризиса в стране нет. Там только Евгения Лазарева со слезами на глазах сидела, и Анастасия Татулова сквозь слезы говорила. Они были эмоционально адекватными. А все остальные: про какой-то продуктовый фонд. Молодой человек с образовательными курсами, с онлайн обучением высказался, что нет спроса.

Запроса не было.

Я не понимаю, о чем думали в нашем государстве, зная, что грядёт пандемия, что уже это объявлено во всём мире? Уже в других странах школы переводили на удалённое обучение, а у нас? Мы же оказались вообще не готовы к этой истории. От слова совсем. Ни технически, ни морально.

А ведь за те два месяца, что к нам шла зараза, можно было хотя бы элементарно подготовиться.

 

Уже после нашей беседы Лариса Буиенко написала в Фейсбуке, что, по её мнению, а у неё трое детей, с переходом на онлайн-обучение ничего не получилось.

 

- Знаете, Лариса, в Москве школы переходят на онлайн-обучение, хотя это получается у всех по-разному: кто-то может, кто-то не может, но пытаются все, или почти все. Разумеется, лучше всего это получается у частных школ, причём во многом из-за лучшей оснащённости детей компьютерами и гаджетами.

- К сожалению, Москва – не Россия.

- Да, скоро могут и границу с остальной Россией закрыть по поводу карантина.

- В том-то и дело, что пока мы не знаем, что будет завтра, но лично я считаю: нашей власти не хватает скорости принятия решений. Тут я согласна с Анастасией Татуловой: меры, которые приняты, уже запоздали.

 

Из выступления  Анастасии Татуловой, главы компании «АндерСон», на встрече предпринимателей с Владимиром Путиным:

«Компания - это сеть семейных кафе, кондитерских, детских развлечений и фабрика кондитерских изделий для детей.

Если две недели назад я была средним бизнесом, то сегодня я микробизнес. Просто это надо понимать. И, к сожалению, индустрия, в которой я работаю (я представляю две индустрии фактически: детские развлечения и общественное питание), обе эти индустрии раньше всех почувствовали кризис. Индустрия детская почувствовала его раньше, чем все остальные, в конце февраля, потому что мамы – народ нервный, и надо понимать, что при появлении этого эмоционального фона все праздники, которые составляют 40 процентов нашей выручки, они все отменили, сто процентов. И из детских развлекательных парков сейчас не работает никто. Надо понимать, что они в простое примерно две недели уже. Мы стоим тоже практически пустые. И я не очень понимаю, что будет с моей компанией завтра.

Вы знаете, ужас ситуации в том, что у этих отраслей совершенно нет никой подушки безопасности. И действительно для бизнеса это абсурдно, то есть, правда, абсурдно приходить к власти и говорить: «Помогите!» Предприниматель – это точно тот человек, который обязан иметь эту подушку, который должен содержать себя сам – так правильно и честно. Просто то, что происходило в последние годы с этими бизнесами, сделало так, что этой подушки вовсе нет.

Я очень хочу Вас попросить, чтобы Вы дали поручение Правительству выполнить обещания, которые были нам даны, которые до сих пор не выполнены.

Первое, наверное, и главное – это изменения в налоговой системе, которые необходимы для обеих отраслей. В этой отрасли в силу специфики отрасли больше от 30–40 процентов это ФОТ, который не облагается НДС. Значит, входящие продукты, на которых готовит отрасль, и что касается общепита, и в том числе общепита в детских центрах, это максимум, это 10 процентов либо ИП. Мы облагаемся 20 процентами НДС при входящем практически нулевом, ну, практически нулевом. То есть все эти деньги мы достаем из собственного кармана. Раньше это было 18, теперь 20 процентов. Мы обиваем пороги, ходим, просим. Мы разговаривали с налоговой инспекцией, она говорит: не к нам. Министерство экономического развития говорит: да мы «за», но налоговая против. Я все понимаю, но мы же не поднимемся. И понимаете, почему нельзя принимать это потом? Это надо сделать срочно, сейчас. Потому что сейчас мы находимся в ситуации, когда мы принимаем решение: нам сейчас обанкротиться или дальше побарахтаться.

Потому что мы будем сейчас это считать и понимать, что если мы жили с этой однопроцентной рентабельностью и все ждали, ждали, когда нам, собственно, это согласуют, и это не согласовывалось, то дальше у нас просто…

У нас сейчас долги, отрицательная рентабельность. Но самый популярный запрос сейчас на людей, которые с банкротством помогают. Поймите нас, мы больше не можем.

…У нас есть крайне эффективный механизм ФНС, я бы сказала, что это сегодня самая работающая структура. Пожалуйста, пусть они найдут тех, кто ползает, и что-то с ними сделают, потому что сейчас под ударом находимся, к сожалению, мы – те, кто платит налоги, и те, кого видно. Они не ходят к шашлычникам, они не ходят к каким-то ИП, они ходят туда, куда видно. А видно меня,

Правда, на землю надо людей спускать, потому что они там не видят ничего. И когда мы говорим о том, что люди отравятся, – окей, давайте сделаем пилот, давайте на каких-то двух городах..»..

 

- Но Татулова говорила об определённом сегменте бизнеса. У вас в Приморье, я думаю, ресторанам и кафе, которые уже закрылись, окажут какую-то поддержку.

- Уже не только рестораны, уже выделено семь видов деятельности, которым будет оказываться поддержка. Какие семь? Вы о чём? Рушатся все! Но ни о каком снижении налоговых ставок речь не идёт. Меня это поражает.

- А для того, чтобы заплатить зарплату работникам, возьмите пусть и беспроцентный, но кредит.

- Нет, мы все понимаем, что банк – не благотворительная организация. Ты придёшь, и тебе скажут: неси-ка сюда свой бухгалтерский управленческий учёт, показывай, что у тебя там как. И, конечно, если в банке увидят, что в условном турагентстве за последние два-три месяца ноль поступлений, а, наоборот, клиентам надо вернуть миллионы рублей, я очень сомневаюсь, что банк выделит такой компании кредит на выплату зарплаты. А если и выделит, то скажет: заложите машину, дачу и болонку в придачу.

- Лариса, а что Вы как предприниматель собираетесь сейчас делать?

- Ну что? Я своим сотрудникам уже объявила, что у нас был сменный график, и, когда президент объявил неделю выходных, мы планировали продолжить работу. Но буквально два часа назад вышло постановление губернатора, что всё замораживается, ничего не должно работать: ни магазины, ни оптовые базы, ни всё прочее, кроме продуктовых магазинов, аптек, зоомагазинов и нескольких видов ещё. Поэтому своих я отправила на выходные дни с сохранением среднего заработка. Не знаю, на сколько мне хватит средств.

Конечно, понимая, что у нас грядёт, я какую-то кубышку отложила, чтобы хотя бы месяц элементарно продержаться. Но что такое этот месяц?

Вот у меня подходит срок выплаты упрощённого налога за 2019-й год.  Передо мной дилемма: либо налог заплатить, либо людям на зарплату оставить. Хотя бы на месячную – о двух месяцах мы уже не говорим. За свет надо заплатить, да ещё и с авансом. А предприятие у меня деревообрабатывающее, там только платежей за свет 120 тысяч в месяц. Хотя, если предприятие стоит, свет не нужен. Можем на нём сэкономить, если предприятие стоит.

Так что мы тоже приостанавливаем свою работу. Пока на неделю, потому что мы среднюю заработную плату сохраним. Но средняя заработная плата – это не вся зарплата: работники у меня на сдельщине. С другой стороны, я могла бы им ничего не платить, потому что это не касается сдельщиков. Но я понимаю, что им надо на какие-то средства содержать семьи, нести свои расходы и так далее.

Я скажу честно: по-моему, мы вот сейчас боремся с коронавирусом – объявите по всей стране карантин, жёсткий, как в других странах. Как было в Китае? Заборами обносили города, разрешая раз в два дня выходить за продуктами. Это делалось, чтобы предотвратить распространение вируса.

А что у нас получается? Москва сидит дома. Приморье тоже, вроде, как сидит дома. А Магадан, например, не сидит. Каждый делает, что считает нужным. И люди не понимают, что происходит, потому что не говорится слово «карантин». И люди воспринимают  это как выходные дни.

В итоге мы получим массовые прогулки в парках, поездки к родственникам и друзьям. На работу идти не надо, так мы увидим толпы в супермаркетах. Это – не карантин. И я боюсь, что карантина не получится, выходные будут продолжаться, а потом получится, что карантин нужен.

- Скорее даже необходим.

- И нам тогда скажут ещё на две-три недели уже обязательно закрыться на лопату. Вот тогда-то с колен уже не встанет никто.

 

Сегодня, когда эта часть интервью была уже подготовлена, я по интернету задал Ларисе Бутенко вопрос: «Как у Вас дела? Неделя отпуска прошла, что теперь?». - «Мы пока не вышли на работу. Как минимум до понедельника», - ответила Лариса. Вопрос о будущем вставании с колен, судя по всему, остаётся открытым.


Окончание следует.

 

Беседовал Владимир Володин.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости