Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Лариса Бутенко, частный предприниматель, Приморский край. Четыре всадника предпринимательского апокалипсиса. Часть третья.

Мы завершаем беседу с Ларисой Бутенко о том, как приходится сейчас выживать представителям малого и среднего бизнеса.

 

- Лариса, вопрос о вставании с колен, как Вы сказали, остаётся открытым. Но как Вы видите ближайшее будущее, своё и таких как Вы малых и средних предпринимателей?

- Вы же понимаете, Вы, как и я, видите опыт других стран: если сейчас у вас в Москве сотни заражённых, значит всё будет расти в геометрической прогрессии, и надо принимать карантинные меры. Но их почему-то не принимают. Вводятся какие-то полумеры, что с поддержкой, что с карантином. Мне кажется, что с карантином люди больше бы согласились и ответственнее бы к этому подходили. А так – почему им запрещают ходить на работу?

- Но им тогда пришлось бы какие-то деньги платить, если карантин объявлен официально. И это же относится к поддержке бизнеса.

- Вот что касается поддержки бизнеса, так и хочется сказать: не надо нас поддерживать. Оставьте нас в покое.

- Вы не хотите, как в Америке или Англии – чтобы Вам денег дали?

- Знаете, вот у меня к посту в Фейсбуке «Как поддержали, так поддержали» пришёл комментарий. Автора комментария я знаю лично, он возглавлял у нас сообщество коренных народов, а потом по политическим мотивам эмигрировал в США. И он написал комментарий о том, как их (у него шестеро маленьких детей) поддержало тамошнее государство.

Всем детям выдали ноутбуки для дистанционного обучения, на всех детей привозят на дом еду – шесть комплектов завтраков и обедов. Выдали им деньги: тысячу долларов на взрослого, 500 – на ребёнка. Деньги, на которые месяц карантина семья может спокойно прожить. И у предпринимателей эти деньги не требуют.

У нас я пока вижу, что банкам помогают. Им сейчас загонят деньги на выдачу нам кредитов. А мы? Живы будем, не помрём, но опасения, что могут умереть многие, как никогда, имеют место быть.

А ведь многие уже приняли решение закрыться в этом году из-за маркировки. Кто-то принял такое решение ещё до всех эпидемий из-за отмены ЕНВД. А с учётом того, что происходит сейчас, все эти люди точно примут решение закрыться. Мы же видим: введение маркировки и отмена ЕНВД – это не экстренные, а плановые меры, но если в сегодняшней экстренной ситуации государство в очередной раз не может ничего особого предложить бизнесу, то нужны ли предприниматели этому государству вообще?

Самое страшное – мы пожинаем плоды того, как наши любимые СМИ регулярно выставляют предпринимателей какими-то барыгами, спекулянтами. Если закрылась граница с Китаем и огурцы стали стоить 800 рублей за килограмм, виноваты предприниматели, которые якобы накручивают на них цену. И никто не скажет, что государство привело ситуацию к положению, когда выращивать огурцы стало экономически невыгодно. Проще привезти их из Китая.

А у наших граждан отсутствует элементарная финансовая грамотность, и когда речь зашла о помощи предпринимателям, последовала соответствующая реакция. Когда ты заходишь на форумы, где обсуждаются такие вопросы, волосы дыбом встают: пишут, да ну их, кому вы вообще помогаете, чтоб они все сдохли, они такие-сякие. Пусть загнуться, жили без них и дальше проживём.

Люди не понимают, что завтра они захотят пойти в ресторан, а пойти будет некуда. Захотят пойти в любимую парикмахерскую, а она окажется закрыта. Захотите отдать ребёнка в детский центр, чтобы он научился рисовать или лепить, придёте, а там – голое место. Они просто умрут – эти предприниматели. Как это не понимают люди?

- А как Вы, Лариса, считаете: почему они этого не понимают?

- Конечно, это можно объяснить: у нас граждане – не налогоплательщики. Они говорят: я ж налоги плачу, но это – раз в год, когда приходит квитанция об уплате налога на квартиру или машину, если она есть. Тут они платят налог. Но они не знают или не понимают, какие суммы каждый месяц с их зарплаты уходят на налоги. Фактически, если человек получает на руки 60 тысяч, то это значит, что условно он мог бы получать 90 тысяч.

- А потом платить налоги сам.

- Да. А эти 30 тысяч мы за него отдаём государству. Но люди этого не знают и не понимают.

Те, кто говорит: пускай закрываются рестораны, не думают, куда денутся их дети, студенты, которые подрабатывают себе на учёбу официантами в этих ресторанах. Они ведь завтра придут к вам и скажут: мама, дай денег, я лишился работы – у меня ресторан закрылся, а мне на что-то кушать надо.

И вот это отношение к предпринимателям, как ни прискорбно, за тридцать лет, прошедших со времён Советского Союза и отмены запретов на бизнес-деятельность, так по существу и не поменялось: фарца и жульё.

А что делают наши СМИ? Ах, предприниматели не продают маски по три рубля! Но есть же законы экономики! Почему предприниматель должен продавать маску за три рубля, если он знает, что у поставщика она уже 15? Это же не благотворительность! Если он знает, что у поставщика она 15, то её нужно продать минимум за 20, чтобы по 15 купить следующую партию, а 5 рублей оставить на зарплату, на аренду, на те же налоги.

У людей в головах отсутствует связь. Да и у наших органов власти она отсутствует: деньги в бюджет платят предприниматели, только потом вы получаете эти деньги. А у них – деньги даёт бюджет. Не даёт – перенаправляет.

Вот, когда ты приезжаешь, например, в Америку, там всё ясно – это деньги американских налогоплательщиков.

- По этому поводу есть известное высказывание Маргарет Тетчер о том, что нет никаких государственных денег, а есть деньги английских налогоплательщиков.

- Да. «Этот проект будет стоить слишком дорого для налогоплательщиков», - не для бюджета, а именно для них.

А у нас получается трагикомедия.

- Дай Бог, чтобы всё это не обратилось просто в трагедию.

- Ну, у нас народ весёлый. Я читаю несколько предпринимательских чатов: все говорят, что очень тяжело. Но как-то все друг друга поддерживают. У меня просто душа радуется, когда это читаю: «Прорвёмся, сплотимся! Давайте друг другу помогать!». Хотя, как ты поможешь, когда у тебя всё рушится? Разве что добрым словом, подбадриванием. Пока получается, а что будет дальше, не знаю. Поживём – увидим.

- Дай Бог Вам удачи. Если рухнет малый и средний бизнес, это будет катастрофа для страны.

- Да, восстанавливаться ведь очень сложно. Неужели наша власть не понимает, что даже для открытия одного бизнеса надо вложить столько труда? Сколько понадобится времени для того, чтобы восстановить хотя бы количество предпринимателей. Если погибнет значительное количество бизнесов, на это уйдут годы.

- Конечно. И на улице окажется огромное количество людей, потерявших работу.

- Да. В среднем получается: одно малое предприятие – это три-четыре работника. В прошлом году в Приморском крае количество малых предприятий сократилось на тысячу. А получилось – на девять с половиной тысяч занятых. Такой маленький муниципальный городишка, а то и целый район просто взял и потерял работу. Куда делись эти люди? Кому повезло, устроились в бюджетные организации, сели на плечи государству. Но они ведь ничего не производят теперь, а только потребляют. Или кто-то пошёл в центр соцзащиты, в центр занятости, встал на учёт, стал получать субсидии и льготы от того же государства, ничего не производя. Самые удачливые ушли в тень. Хотя бы сами зарабатывают себе на хлеб, хотя бы теневую экономику разгоняют. Но это же страшно.

А когда Настя Татулова на встрече с президентом говорит, что в гибнущей Шоколаднице работает 30 000 человек, то это ведь город! Спасите лучше бизнес, который им даёт работу, чем пособия потом платить. Я этого не понимаю.

На улицу ведь выйдут не предприниматели, а их голодные сотрудники. Так что картина не слишком радужная, хотя я всегда надеюсь на лучшее: без надежды жить нельзя.

 

И, разумеется, уже при подготовке этой части беседы Ларисе Бутенко был задан вопрос, как сегодня идут у неё дела. Начали работу, - написала в ответ Лариса, - ибо можем(спасибо губернатору). Сокращение продаж, по сравнению с прошлым годом - 30%. Поняла окончательно и бесповоротно, что спасение утопающих, дело рук самих утопающих.

 

Беседовал Владимир Володин.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости