Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Владислав Сирота, независимый консультант по вопросам управления. Это будет серьезное падение.

Кризис и его возможные последствия. Об этом сейчас говорят и пишут очень многие. На эту же тему и наша беседа с Владиславом Сиротой.

- Владислав, Вы прошли немалый путь в бизнесе, сейчас учите предпринимателей (как мне сказали, прежде всего, работающих в интернете). У нас не так давно выступал со своим видением ситуации известный Вам Фёдор Вирин, и его взгляд на происходящее, а особенно на ближайшее будущее оптимизмом не отличался. Вопросы к Вам также будут касаться ближайшего будущего.

- Да, действительно, я консультирую МСБ и тренирую менеджеров и предпринимателей в вопросах управления. Разве что без особой фокусировки на работающих в интернете: среди моих клиентов и друзей множество предприятий «реального сектора» промышленных, торговых, развлекательных, сервисных и других.

Я, вообще, считаю, что чистого интернет-бизнеса очень мало в общем объеме - есть лишь бизнес как таковой, а уж он-то и использует интернет как «канал» и «расширение» бизнес-модели, хотя и в разной степени. Думаю, что так в ближайшем будущем и останется.

Поэтому, если позволите, и на Ваши вопросы буду отвечать, исходя из такой «парадигмы».

- Хорошо. Итак, как, с Вашей точки зрения, повлияет нынешняя ситуация с эпидемией коронавируса на российский бизнес в интернете? Окажется ли этот сегмент предпринимательской деятельности в выигрыше? Станет ли пристанищем для людей, потерявших работу в оф-лайн бизнесе? Или интернет тоже захлестнёт кризис?

- Для ответа на этот вопрос, придется выделить сегмент «чистого» интернет-бизнеса – к нему я отнесу производство медиа-контента разного вида: от «игорки» и «игровки» до «видео» и «телеконференций», используя принцип «интернет-бизнесом считать то, что можно полностью (по всей цепочке ценности) сделать через интернет, в том числе, используя ранее созданную инфраструктуру». По сути, продукт интернет-бизнеса «виртуален». При правильном управлении таким компаниями я бы ожидал их показателей от небольшого падения до значительного роста. Платежеспособные потребители (их немного, но они есть), запертые дома, с готовностью потребляют «виртуальный» продукт (например, развлекательный). Особенно, еще раз подчеркну, если бизнес корректно управляется: может легко, без особых затрат, менять масштаб, отличается гибкостью ценообразования, не несет слишком больших обременений в виде операционных расходов, укомплектован квалифицированными и мотивированными сотрудниками и т.д.

Что же касается «бизнеса через интернет» (там, где речь идет о «физическом» продукте/услуге, которые невозможно представить виртуально), то у него будут те же проблемы, которые будут у обычного бизнеса (об этом в следующем ответе). Единственная оговорка – «перемещение» потока средств из реальной рекламы и продвижения в виртуальную.

Переход людей из офлайна в он-лайн? Вряд ли, как я думаю, он будет массовым. Разные компетенции, разные модели работы. Кроме того, «интернет-бизнес» укомплектован, конкуренция там довольно жесткая, а инвестиций (в том числе человеческим капиталом) и времени, чтобы сделать новый и ценный для потребителя «виртуальный» продукт требуется немало. Так что особой «миграции» людей я в ближайший год-два не вижу.

Резюмируя: кроме чистого интернет-бизнеса, шансов не пострадать нет почти ни у кого.

- А что, по-Вашему, будет с обычным бизнесом? Это будет серьёзное падение отдельных отраслей, или обвал накроет всех? Кто вообще сможет выстоять, кроме крупных государственных и полугосударственных концернов, пользующихся поддержкой правительства?

- Это будет серьезное падение отдельных отраслей, и обвал накроет всех.

Экономика, даже если наше правительство не хочет этого признавать, это система. А в системе все элементы связаны друг с другом и воздействие на один из элементов воздействует на другие (с разной интенсивностью, но воздействует).

Экономика строится на том, что бизнес работает на своего потребителя. Работает за деньги. Постоянный «товарно-денежный» обмен всех со всеми.

Коронакризис (давайте для краткости я и дальше буду так говорить, чтобы каждый раз не оговариваться, «меры, принятые правительствами большинства стран, в том числе и особенно РФ, по борьбе с пандемией») нанёс урон по потребителям и их покупательской способности. В нашей стране, где покупательская способность большинства населения и без коронакризиса невысока, а многие люди и так живут от потребительского кредита до зарплаты, дополнительный урон, нанесенный коронакризисом, очень чувствителен.

А поскольку экономика, как система, штука сложносвязанная, то урон, нанесенный потребителю, чувствуют все. В2С (бизнес для клиента – В.В.) ТНП (товары народного потребления – В.В.) теряет потому, что многое (за исключением продуктов питания и лекарств) незачем и некому покупать, да и негде продавать. Как следствие В2С ТПН не нанимает В2В (бизнес для бизнеса) для решения своих задач. Как следствие В2В не пользуется услугами другого В2В. И так далее.

А потом «усиливающая связь», когда, оказывая сильно меньше услуг, у бизнеса (который, будем честны, далеко не всегда организован и управляется адекватно, а значит, не имеет, например, резерва денег и не готов к быстрым изменениям) нет денег, чтобы платить сотрудникам. А сотрудники это… как раз и есть те самые потребители, ради которых и крутится экономика. Все, «круг замкнулся».

Несколько иное - это государственные, полугосударственные концерны и иже с ними, о которых Вы упомянули. Так называемый B2G (бизнес для государства – В.В.) и G2G (государство для государства – В.В.). Тут потребителем (или, как минимум, покупателем), является государство. Не будем для простоты вдаваться в подробности о том, откуда у государства берутся деньги, но… деньги эти есть. И, значит, государство (как покупатель) тратит их по своему усмотрению. Я даже не о «мерах поддержки», я просто о госзаказах.

Кроме того, как мы знаем, когда у государства есть интерес к тому, чтобы получить какой-то продукт (танк или ГТС, мост или космодром, здание ПФР или обмундирование и оборудование для Росгвардии), государство, в лице чиновников, находит способ, каким можно не мешать этому «бизнесу» работать, несмотря на коронакризис. Предприятия объявляются «стратегически-значимыми» или «непрерывного цикла», или что-то такое – и вот, несмотря на коронакризис предприятие работает.

А если государство еще и является собственником (в том числе одним из) этого предприятия, или интерес какого-либо влиятельного чиновника в собственности имеет место, то предприятие еще и поддержку может получить - деньги от государства и/или иные преференции.

Плохо ли это? С точки зрения экономики, как системы: и плохо, и хорошо.

Плохо, по понятным причинам нарушения конкуренции.

Плохо по причинам несвоевременности заказов: нужно ли в текущий коронакризисный момент то, что государство «заказало» - спецтехника и оборудование для Росгвардии или все же надо было бы потратиться на производство, закупку и раздачу масок и перчаток населению и обеспечение врачей оборудованием и средствами индивидуальной защиты?

Плохо по причинам внеэкономических приоритетов оказания поддержки: нужно ли поддерживать организации, занимающиеся НИР и ОКР в ОПК или дать денег бизнесу, у которого, как, например, у моего клиента, аттракцион «аэро-труба» в парке?

Однако должен заметить, что есть в этом и хорошее. Что? А все та же «замкнутость» и «усиливающая связь». Поддерживая B2G и G2G, в котором в нашей стране трудится значительная доля населения, государство, косвенно, но поддерживает покупательскую способность этих людей как потребителей. А они, в свою очередь, платят за продукты и сервисы остальным: через В2С до В2В.

Резюмируя: «достанется» всем, потому как «досталось» в первую очередь, потребителям и покупателям. Тем, кто в «государевой вотчине», достанется меньше, а через них «раздастся» и остальным, хотя государство и не помощь остальным ставит своей главной целью, а эта «помощь», вероятно, лишь приятное дополнение.

- Что, кроме эпидемии, скажется на состоянии бизнеса?  К чему могут привести старания правительства помочь предпринимателям за их же счёт?

- Будем честны, я категорически не согласен с мерами по борьбе влиянием коронавируса на бизнес и экономику, озвученными Президентом РФ. Раз уж коронакризисный удар был нанесён по потребителям, то их - обычных граждан - и надо было поддерживать в первую очередь. Тогда и предпринимателям не пришлось бы сокращать работников (спрос есть, пусть и отложенный или уменьшившийся, но есть) и/или не пришлось бы платить зарплату впустую (не то, что делали раньше, но все же что-то ценное для платежеспособного потребителя).

Каждый из нас платил налоги и платил их не для реализации политических, в том числе геополитических амбиций, а для создания резервов на такой пандемический случай. Каждый раз обсуждая экономику, мне сложно не сбиться на политику, тем более, что в отличии от многих других стран, у нас не она подчинена экономике и является ее частью, а наоборот. У нас экономика подчинена политике и с ней пытаются делать то, что представляется нужным политической системе, забывая о том, что в ней (в экономике) действуют определенные законы и их неучет (т.е. попытки нарушения) чреват печальными последствиями. Завершая «политическую» тему: пока у нас не будет реальной политической конкуренции по всех ветвях власти, решения, принимаемые регуляторами, будут неадекватны требованиям граждан, а «старания» Правительства и Президента будут напоминать пару таблеток но-шпы, выдаваемых пациенту, которому пора оказывать реанимационные мероприятия.

В итоге, у нашего предпринимателя две надежды: «на русский авось» (авось скоро кончится коронакризис) и «на русский характер» (именно в трудные времена у наших людей проявляется смекалка, целеустремленность, готовность адаптироваться и изменяться).

Окончание следует.

Беседовал Владимир Володин

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости