Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Дина Крылова, Заведующая Проектно-учебной лабораторией антикоррупционной политики и Главный эксперт Института государственного и муниципального управления НИУ "Высшая школа экономики". Коррупция древнее проституции и журналистики. Часть первая.

Дина Крылова, Заведующая Проектно-учебной лабораторией антикоррупционной политики и Главный эксперт Института государственного и муниципального управления НИУ "Высшая школа экономики", общественный бизнес-омбудсмен по противодействию коррупции в правоприменении при Уполномоченном при Президенте РФ по защите прав предпринимателей

Коррупция древнее проституции и журналистики

Часть первая

 

Проблема коррупции постоянно поднимается в нашем обществе, и наш сайт обращался к ней регулярно. Сегодня мы беседуем с Диной Владимировной Крыловой, человеком, занимавшимся вопросами коррупции в связи с проблемами отечественного бизнеса уже достаточно давно. Сегодня она руководит Проектно-учебной лабораторией антикоррупционной политики НИУ ВШЭ и занимается этой проблемой с научной точки зрения.

 

- Дина Владимировна, Вы руководите лабораторией, занимающейся вопросами коррупции и борьбы с ней, в НИУ ВШЭ.

- Да.

- О лаборатории этой знает не так мало людей, но, думаю, совсем не много тех, кто точно представляет себе, чем там занимаются. Так что первый вопрос: чем конкретно Вы занимаетесь?

- Прежде всего, лаборатория занимается работой со студентами: мы с ними изучаем проблемы, связанные с коррупцией.

Студенты, с одной стороны, сами узнают, что такое коррупция в разных своих проявлениях. С другой стороны, они проводят очень серьёзные исследования различных аспектов коррупции, не только повышая свои знания, но и внося вклад в деятельность лаборатории. Наша лаборатория теперь относится к научным подразделениям Высшей Школы Экономики, поэтому большое значение имеет то, что, де-факто занимаясь антикоррупционным просвещением, мы заинтересовываем студентов антикоррупционными исследованиями и побуждаем их доходить до глубокого понимания этого очень сложного феномена.

Ещё надо упомянуть, что этот феномен – не чисто научная теория, он, прежде всего, сугубо прикладной. Коррупция, увы, затрагивает все сферы жизни человека. А наши студенты – люди очень продвинутые, ко многим изучаемым сферам относятся с точки зрения их научного понимания.

- То есть это – учебно-научная лаборатория.

- Она проектно-учебная, но каждый проект – это небольшая научная разработка, посвящённая какому-то аспекту коррупции и противодействию ей, а также связанных с этим вопросов. Например, сейчас тема коррупции очень тесно увязана с темой этики. И вообще в антикоррупционной политике вопросы этического поведения вышли на первый план.

- Дина Владимировна, я неоднократно беседовал с людьми, занимающимися проблемами коррупции, но об этических вопросах Вы заговорили первой. Почему Вы обращаете на эту сторону проблемы такое внимание?

- Проблема коррупции – это проблема ненадлежащего использования властных полномочий. Если нет таких полномочий, нет и коррупции: могут быть какие угодно нарушения, различные противоправные действия, но, если люди, совершившие эти деяния, не обладали властными полномочиями, коррупционными их действия не будут.

Если же кому-то делегируются властные полномочия, это налагает на данного человека определённые обязательства, определяющие, в чьих интересах эти полномочия должны реализовываться. Например, если мы говорим о госуправлении, то вся государственная политика должна осуществляться в интересах граждан. Граждане выбирают высших руководителей страны, региона, города, наделяя их властными полномочиями, а те в свою очередь делегируют ряд полномочий (и ответственность) более широкому кругу лиц – работниками госаппарата. И на всех этих лиц, от избранных до назначенных на госдолжности, распространяется кодекс этики госслужащего, а также целый ряд ограничений, запретов и обязанностей, – например, по ежегодной подаче деклараций, избеганию конфликта интересов и др. То же касается и тех, кто наделен властными полномочиями на муниципальном уровне, в государственных корпорациях.

Надо понимать: все они – всего лишь агенты, которые по цепочке делегирования полномочий должны действовать в интересах главного носителя властных полномочий – общества, граждан. И одними правилами и ограничениями сложно обеспечить деятельность этих лиц в интересах общества – должна быть очень серьезная этическая мотивация.

А если мы говорим о бизнесе, там ситуация другая: бизнес ведётся на свой страх и риск, и главным носителем властных полномочий здесь является его владелец. По большому счету обществу он ничем не обязан, кроме того, чтобы не наносить ему ущерб, - в отличие от чиновников. Но забота о людях, благотворительность и в целом социальная ответственность бизнеса серьезно влияет на репутацию компании и на лояльность потребителей к ее продукции и услугам.

- Боюсь, что не все согласятся с последним Вашим утверждением. У нас ведь есть и такое утверждение: это бизнес старается коррумпировать чиновников.

- К сожалению, для части предпринимателей коррупция является неотъемлемым инструментом для продвижения своего бизнеса, они ущемляют интересы других участников рынка, обеспечивая себе через коррумпированных чиновников не только преференции, но и в некоторых случаях незаконное устранение с рынка конкурентов, рейдерство. Но таких предпринимателей меньшинство, львиная доля бизнеса – это жертвы коррупции, которые вынужденно вступают в коррупционные отношения, сталкиваясь с дилеммой «кошелек или жизнь».

Важно, чтобы студенты разбирались в этих непростых проблемах и были готовы к ситуациям, с которыми они могут столкнуться в своей профессиональной деятельности в государственном или негосударственном секторе, например, в коммерческой организации.

- А в каких конкретно формах осуществляется деятельность антикоррупционной лаборатории?

-- Сотрудники лаборатории взаимодействуют с широким кругом лиц, связанных с реально происходящими процессами, связанными с коррупцией. Это и общение с бизнес-ассоциациями, и с органами власти, особенно с Уполномоченным при Президенте по защите прав предпринимателей в части изучения поступающих в его адрес жалоб от представителей бизнеса.. Различные случаи рассматривают разные эксперты, но 90% случаев – это коррупционно мотивированные дела.

Мне изучение таких обращений даёт очень большой прикладной опыт для научных изысканий. И, конечно, для образовательной деятельности, поскольку мы сейчас открыли магистерскую программу. Мы её придумали, нашли партнёров в лице факультета права ВШЭ и наших внешних партнёров,– крупнейшей российской юридической компаниии «Пепеляев групп».

С сентября нынешнего года стартовали занятия магистратуры «Комплаенс и профилактика правовых рисков в корпоративном, государственном и некоммерческом секторе». Инновационность нашей программы в том, что обычно такие магистерские программы связаны либо с Public Administration, либо с Business administration, мы же стараемся дать настолько широкое образование, чтобы выпускник программы мог работать и в корпоративном секторе, и на госслужбе, и в некоммерческих организациях. Тем более, что заниматься предупреждением рисков в бизнесе, не понимая, как работает государственная власть и как она должна работать, очень сложно. И заниматься регулированием предпринимательской деятельности, не понимая, какие риски создаются в бизнесе неправомерными действиями чиновников, тоже нежелательно.

Мы считаем, что задумали прекрасную программу для очень получения ценного образования, и тот конкурс, который у нас был (140 человек на 30 мест) это подтвердил.

- Для магистратуры это много.

- Да, особенно для первого года, когда программа только стартует.

Эта программа – наше детище, за которое мы боролись. У нас были конкуренты, но в итоге получилось, что у них набор не полный, а у нас такой конкурс.

Мы ведь создали свою концепцию, потому что сами в этом варимся, потому что все должно базироваться на глубоком знании практики. Я ничего не имею против теоретиков, в высшем образовании это важнейшая база, на которой строится обучение, но есть сферы, где без практического опыта очень сложно во всём разобраться. А у нас сейчас естественным образом расширяются научные исследования: мы накопили такой исследовательский багаж, что его просто необходимо представить в научном плане. У нас очень много инновационных идей, и мы хотим их реализовать. Частично они нашли отражение   в нашей магистерской программе.

- Это замечательно.

- Но мы работаем фантастически много, реализовали просто нереальное количество проектов. У нас 12 работников, причём только половина из них работает на полную ставку, а за год через проектную деятельность нашей лаборатории прошло почти 700 студентов.

При этом надо сказать, что наши предшественники работали очень успешно.

- Там была Елена Панфилова со своей командой.

- Да, но при этом количество студентов, аттестованных по нашим проектам, более чем в 6 раз выше превышает масштабы проектной деятельности наших предшественников. Плюс мы в первый же год открыли антикоррупционную программу для учащихся магистратур в рамках МАГОЛЕГО (программ по выбору), и уже два года она пользуется большой популярностью, мы набираем 30 слушателей программы в течение нескольких дней. В программе нашей Летней антикоррупционной школы в этом году благодаря онлайн формату приняли участие помимо 9 крупнейших вузов, расположенных в Москве, еще и 9 крупных региональных университетов со всей России, от Хабаровского до Крымского.

- При этом такая лаборатория, как я понимаю, явление нетипичное, и кроме ВШЭ такого нет нигде.

- Знаете, мы сейчас много общаемся с иностранными учёными, сотрудниками зарубежных университетов: они в полном изумлении от того, что у нас такая большая и мультидисциплинарная антикоррупционная команда и такой громадный спектр исследовательских проектов – 53 проекта по самым разным темам и дисциплинам реализовано в минувшем учебном году. Причем, в нашей команде представлены специалисты различных специальностей: несколько юристов, несколько представителей социальных наук (политология, социология, государственное и муниципальное управление). Я, например, после медицинского вуза окончила финансовую академию и школу MBI по инновационному управлению бизнесом. Такой разнообразный набор знаний у сотрудников нашей лаборатории позволяет проводить очень широкий спектр междисциплинарных исследований, которые в современном мире высоко ценятся.

А, надо сказать, сама антикоррупционная проблематика – это, безусловно, в высшей степени междисциплинарная сфера. Там есть аспекты юридические, политологические, экономические, социологические, психологические, культурологические – какие угодно. Кроме того, являясь общественным обмудсменом по противодействию коррупции у Бориса Титова и будучи вовлечённой в эту работу, я имею возможность знакомиться с большим количеством кейсов, имеющих коррупционную природу. К Борису Юрьевичу попадает множество жалоб от предпринимателей на нарушение их прав, и эти жалобы говорят о том, что просто из-за некачественной работы чиновников происходит лишь малая доля этих нарушений. Лишь небольшая часть нарушений – недобросовестное выполнение чиновником своих обязанностей. Как правило, они всё-таки коррупционно мотивированы.

Нарушение прав предпринимателей чаще всего происходит в трёх случаях:

- это действия в интересах других участников рынка, фактически направленные на подрыв конкуренции. Начинают «закошмаривать» конкретного предпринимателя, потому что хотят, чтобы его доля на рынке уменьшилась, или он вообще бы с рынка ушёл. Либо кто-то хочет завладеть всеми активами или только имеющимися у него имущественными правами. То есть часть случаев – это рейдерство по заказу.

- Второй случай – это попытка самого чиновника влезть в бизнес. Это нередко происходит по принципу: «такая корова нужна самому». Это – такое чиновничье рейдерство: надавить настолько, чтобы чаще его людей ввели в этот бизнес.

- И еще часть – просто попытка коррупционного вымогательства.

Не будем забывать и о том, что многие чиновники считают всех предпринимателей мошенниками. А как нормально работать с людьми, если их всех считать мошенниками? Можно просто безнаказанно нарушать их права.

Коррупция – явление очень древнее: с тех пор, как появились властные полномочия, появилась и она. Стало понятно, что власть, кроме всего прочего, даёт привилегии, возможность быстрого обогащения, и эти мотивы постепенно стали вытеснять   прочую мотивацию у широкого круга людей, стремящихмся к власти в публичной или корпоративной сфере. Власть стали воспринимать как возможность замечательной жизни и приумножения богатств, а не принятия на себя высокой ответственности перед обществом.

Так что, можно сказать, она древнее проституции и журналистики.

- Хорошее замечание.

- Но особенно большое значение, коррупция имеет для экономики и бизнеса.

 

Продолжение следует.

 

Беседовал Владимир Володин.

 

 

 

 

 

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости