Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Вот тебе, бабушка, и маркировка лекарств.

Несколько дней назад в группе «Проблемы МСП» в Фейсбуке прошла бурная полемика на злободневную тему: заработавшая у нас в стране система обязательной маркировки лекарственных препаратов грозит в разгар эпидемии коронавируса оставить граждан без лекарств (не совсем, разумеется, но на определённое время, пока эта маркировка будет осуществляться через пень - колоду).

Вадим Шемаров опубликовал большой пост на эту тему и тут же получил десятки откликов: тема взволновала людей.

А теперь чуть – чуть истории. Пять лет назад я беседовал с одним из ведущих экспертов нашего института Виктором Харченко о проекте системы борьбы с контрафактом. В работе по подготовке этой системы принимали участие и сотрудники нашего института. В теории система казалась правильной.

Речь шла о борьбе с контрафактом в лёгкой промышленности с помощью RFID-меток. Но уже тогда, перечисляя рынки, где надо бороться с контрафактным товаром, Виктор назвал рынок лекарственных средств, а оказывающийся на нём контрафактный товар, по его мнению, с которым я полностью согласен, наиболее опасен.

Прошло пять лет, маркировка пришла на рынок лекарств, но и в этом случае здравую идею сумели довести до абсурда. Теперь каждая упаковка каждого препарата должна иметь qr-код. И опять же каждая упаковка каждого препарата должна быть зарегистрирована через сайт «Честныйзнак.рф».

При этом штрих-код никто, разумеется, не отменял. Товар нужно регистрировать по обоим кодам.

Между прочим, в России продается 5 миллиардов упаковок лекарств в год. Между прочим в процессе маркировки и регистрации должны участвовать: производители, импортеры препаратов на территорию РФ, дилеры, логистические компании, занимающиеся транспортировкой, медицинские организации: частные клиники, больницы, стоматологические центры и, наконец, розничные точки сбыта: аптечные сети и пункты, интернет-магазины.

Надеюсь, всем понятно, какой массив информации должны бесперебойно обрабатывать в ООО «Оператор-ЦРПТ», которое принадлежит Усманову, «Ростеху» и компании Александра Галицкого? Стоит ли удивляться, что «Честный знак» не справляется?

Есть, правда, и более каверзный вопрос: какое отношение вся эта система имеет к борьбе с контрафактом? Кто-то всерьёз уверен, что названное выше ООО, получая 50 копеек с каждой маркированной пачки лекарства (это 2,5 миллиарда рублей в год) обеспечит анализ поступаемой информации? Пока представители аптечных сетей чуть ли не хором заявляют журналистам, что «Оператор-ЦРПТ» обещает дать ответ, позволяющий им продавать товар, коды на который отправлены в «Честный знак» в течение 10 дней.

Но и это – не все их беды. Практически все участники цепочки, по которой лекарства идут от производителя к потребителю (а все они не могут передать товар очередному звену без отмашки «Оператора-ЦРПТ») уверяют, что система регулярно зависает. И тогда останавливаются производственные линии на фармацевтических фабриках, прерывают отгрузку склады, не могут продавать товар аптеки. А в стране, между прочим, эпидемия коронавируса.

Очень хочется спросить у защитников маркировки лекарств: вы готовы расплатиться за введение этой системы здесь и сейчас своей жизнью, или жизнями близких вам людей? Ну, пусть не жизнью, а здоровьем?

К счастью случилось чудо: после долгих отговорок, уверений, что всё идёт нормаль, а отмеченные недостатки – мелкие и единичные, система пошла на попятный. Глава Минпромторга Денис Мантуров в разгар поднявшегося скандала объявил о временном переходе на заявительный порядок маркировки лекарств. Он сказал, что, «принимая во внимание пик повышенного спроса», решено «временно перевести систему маркировки лекарств в уведомительный режим работы в аптечном и дистрибьюторском сегментах».

Переведя это с бюрократического языка на русский, мы поймём, что производители, импортёры и ряд других участников рынка лекарств так и останутся при маркировочном геморрое (не должны же слишком сильно страдать бенефициары системы), а дистрибьюторам и аптекам дали временное послабление.

Учитывая явную аллергию отечественных властей на признание своих ошибок, это решение можно считать подвигом, хотя понятно, что это решение носит временный характер.

Говорить о том, как повлияют введение и временная отмена маркировки на борьбу с контрафактом на рынке лекарств, мы не будем: эти вещи имеют друг к другу весьма отдалённое отношение. Скажем о другом, процитировав отрывок из поста Вадима Шемарова, с которого мы начинали свою историю:

«Многие поставщики уходят с рынка со своими дешевыми препаратами. Никто не будет заморачиваться с qr-кодами на препаратах, стоимость которых ниже 500 р. Аптеки не станут больше закупать 100 упаковок цитрамона по 6р, потому что выхлопа с него 1р, а геморроя на приемку и продажу несоразмерно больше.

Производитель тоже теряет время поставок, оборачиваемость и т.д., что отражается на цене само собой. Многие иностранные компании уходят с российского рынка, потому что теперь это стало для них невыгодно.

Супрадин без qr-кода стоил 600р, с кодом - 1000, канефрон без кода - 560р, с кодом – 780».

Вот во что выливаются 50 копеек за маркировку каждой пачки лекарства. И если, допустим, членам правительства и руководителям ООО «Оператор-ЦРПТ» эта арифметика неинтересна, то хозяевам аптек (а большинство из них, если не сети, то ИЧП) с ней придётся иметь дело. Так что малому бизнесу лучше приготовиться.

Мнение редакции сайта и коллектива НИСИПП может не совпадать с мнением автора.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости