Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Александр Самохин, основатель и руководитель компании «Дельфин» (г. Кирово-Чепецк Кировской области). Жизнь производственного бизнеса. Часть первая.

Поводом для нашей беседы с Александром Самохиным стали его комментарии в группе «Проблематика МСП и его господдержка» под публикацией о расходах компаний на обязательную маркировку товаров. Однако, прежде всего, речь зашла о работе компании в сегодняшних условиях.

 

- Александр, Вы работаете уже шестнадцатый год, причём в производстве, а не в торговле. Как Вам работается?

- Нам, конечно, сложно сравнивать себя с компаниями, работающими в других отраслях: мы ничем другим не занимались. А так, несмотря на все сложности, которые у нас были, компания росла, и сегодня мы тоже продолжаем развиваться. И хотя статистика говорит, что производство в России сейчас убыточно, мы развиваемся, идём против тренда.

Как представитель лёгкой промышленности могу сказать, что есть спад в сырьевом секторе. Отсутствие специализированного оборудования от российских поставщиков – уже свершившийся факт. Но мир достаточно открыт, есть возможность посещать крупные международные выставки оборудования, в том числе в Китае. Мы туда ездим и учимся у коллег, изучаем современное оборудование, потом покупаем его, внедряем и используем.

- То есть Вы работаете на китайском оборудовании?

- Оборудование у нас разное: есть раскройное итальянское, есть немецкие швейные машины, но процентов семьдесят всего оборудования – всё-таки Китай.

- Это оборудование надёжно?

- На сегодняшний день китайское оборудование уже стало хорошим и надёжным. Чаще всего оно сделано по лицензиям европейских компаний, так что отношение к качеству китайского оборудования поменялось.

- И оно дешевле европейского.

- В разы дешевле.

- Вы находитесь в Кирово-Чепецке, это небольшой город, много обуви там не надо. Ваша обувь распродаётся в пределах Кировской области, или вы выходите и на рынки других регионов?

- На сегодняшний день «Дельфин» имеет сеть сбыта во всех регионах России. Это порядка пяти тысяч торговых точек, плюс онлайн магазины, крупные федеральные сети, такие, как «Детский мир» или «Декатлон», компания «Кораблик». Также наша компания представлена и на международных рынках, но в основном это рынки стран СНГ.

- Как я понимаю по названиям компаний, продающих вашу обувь, Это должна быть детская и спортивная обувь как минимум. Ассортимент ваш достаточно широк?

- Вначале мы рассчитывали работать с узким ассортиментом и массовым производством. И за счёт специализации, лучшей цены и количества производимой продукции мы смогли завоевать доверие покупателей и выйти на другой уровень.

В последние пять лет, когда была сформирована сбытовая сеть, мы начали диверсификацию нашей продукции, запускаем новый ассортимент. У нас появились новые модели так называемых танцевальных туфель, появились кроссовки, появилась даже танцевальная одежда, детские купальники, шорты, майки, юбки, специализированная одежда для гимнастики.

Таким образом, мы сумели увеличить как масштаб производства, так и интерес к работе. Будем честными: работа с одним и тем же ассортиментом становится скучной. А мы люди креативные, нам хочется развития. Ещё в связи с расширением ассортимента появилась потребность в новых знаниях.

Надо сказать, что по разным видам продукции проходят свои экономические процессы: каждая модель имеет свою структуру себестоимости как по сырью, так и по трудозатратам. К тому же все мы знаем, что цены у нас не стабильны, они постоянно меняются. Мы сильно зависим от импорта, следовательно, от валютных курсов. Поэтому приходится постоянно пересчитывать себестоимость изделий и регулировать цены. Ситуация с ценообразованием в итоге получается нестабильной.

- А какова примерно доля импорта среди вашего сырья?

- Мы по импорту покупаем не так много, но, например, красители для производства натуральных кож, как правило, импортные. Красители и компоненты для искусственных кож – тоже. Искусственную кожу мы на сегодняшний день вообще не покупаем в России, а импортируем, поскольку у нас кожу того качества и тех оттенков, которые нам нужны, не производят. Полиэстерные нитки и полиэфир – тоже импортные позиции. Даже, если резинки и окантовки производят в России, то сырьевые компоненты, всё равно, импортные: Индия или Китай – основные поставщики полиэстера.

- Александр, как я понял из Ваших слов, «Дельфин» сегодня – не только обувная фабрика. Вы уже производите и одежду, расширяетесь, выходя за пределы первоначального сегмента рынка, в котором работали.

- Смотря по каким параметрам судить. Если рассматривать рынок как состав постоянных клиентов, то мы работаем в своём сегменте рынка: всё для танцев и спорта. Если смотреть с точки зрения производства: да, была определённая специализация, но в расширении нет ничего сложного. Покупается новое оборудования, и люди, обладающие хорошими профессиональными навыками, спокойно начинают на нём работать.

- А сколько людей у Вас работает? Судя по всему, производство у Вас не такое уж маленькое.

- У нас, я считаю, относительно небольшое предприятие: на сегодняшний день работает чуть больше 50-ти человек.

- Это между малым и средним бизнесом.

- Да. И последние три года мы придерживаемся принципа заботы о качестве наших кадров, о росте их профессионализма, а не об увеличении количества работников. Вот в межсезонье, когда идёт работа с упаковкой и комплектацией, мы приглашаем людей на временную подработку. И тогда у нас бывает ещё до 50-ти человек временных работников. В этом году на упаковку и комплектацию мы тоже планируем пригласить около 50-ти временных работников.

- Традиционный вопрос, который приходится сейчас задавать предпринимателям: насколько сильно ударила по Вашему бизнесу эпидемия коронавируса?

- Первое полугодие прошлого года далось нам психологически непросто: мы не знали, как дальше будет работать розница, какие будут заказы. Но наш бизнес исторически является сезонным, и первое полугодие не бывает у нас сезоном продаж. В это время мы работаем, понимая, что производим товар на склад, готовя его к сезону. Сезон у нас – июль, август, сентябрь.

Поэтому работа в режиме ограничений из-за эпидемии была для нас в чём-то привычной, и мы были к этому готовы. Но, с другой стороны, мы не знали, что будет дальше. Какая реакция будет у потребителей? Как поведут себя собственники магазинов? Как поведёт себя рынок? Но на время нашего сезона пришлись смягчения для торговой деятельности, люди рассчитывали, что дети пойдут в школу, в детский сад. Розница позитивно оценивала эти факторы и с июня по сентябрь работала, по моему мнению, в полной мере. И за время нашего сезона мы, неожиданно для самих себя, продали весь наш товар и успешно прошли этот сложный период.

- Вам повезло куда больше, чем общепиту, туризму и целому ряду других отраслей бизнеса. Ведь не секрет, что многие из этой ситуации так и не выбрались. По вашей бизнес-нише это не так прошлось?

- Да. Более того, ситуация на рынке труда стала такой, что мне легче нанять на работу квалифицированных сотрудников.

 

Окончание следует.

 

Беседовал Владимир Володин

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости