Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Александр Чепуренко, доктор экономических наук, экс-президент НИСИПП. На войне, как на войне. Часть вторая.

Мы продолжаем беседу с Александром Юльевичем Чепуренко об отечественном малом бизнесе в ситуации пандемии и о том, что будет с ним после окончания так называемого коронакризиса.

 

- Александр Юльевич, мы остановились на том, что государство добилось определённых успехов в распространении самозанятости, которая сейчас начинает замещать микро и даде малый бизнес. У меня по этому поводу вопрос: зачем государству нужны именно самозанятые? Чем ему не угодили те же ИП или микро-бизнес, например?

- Видите ли, микро-бизнес имеет тенденцию перерастать в малый бизнес, малый – в средний. Государству это совершенно не нужно. Что же касается самозанятых, то это людей просто вытеснили из экономики и сказали: идите и кормите себя сами. Вы нашей экономике не нужны, но мы не против того, чтобы вы жили и кормили себя и свои семьи, если сможете.

В толстых книжках, написанных не нашими авторами, говорится, что малый бизнес – генератор инноваций, это – сектор, в котором рождаются «газели», которые потом становятся средним бизнесом. Затем эти «газели» создают вокруг себя сеть предприятий… Там ещё сказано много других умных и наивных слов.

Наше государство слов таких не знает и говорить их никому не хочет. Оно говорит: у тебя был микробизнес, а мы вот ликвидировали ЕВД. Так что ты либо оставайся малым предприятием и переходи на общий режим, либо иди в самозанятые.

- Я не понимаю главного: почему государство не хочет, чтобы был нормальный малый бизнес, чтобы он развивался, становился средним и так далее. Это же естественный процесс. Сколько крупнейших мировых компаний выросло в итоге из малого бизнеса. Нам это не надо?

- Возможно, для той когорты чиновников, которая лет 20 назад писала разные программы поддержки малого бизнеса, это так и выглядело. Но, как мне представляется, те люди, которые сегодня определяют идеологию экономической политики, этих вещей не видят. Да и средний бизнес им тоже не нужен.

У них есть десяток – полтора руководителей крупных холдинговых компаний, так называемых олигархов, которых можно собрать в одном кабинете и решить с ними все вопросы. Есть тысячи полторы людей, чей бизнес в масштабах страны помельче, но тоже заметен. И их тоже можно построить, и ими можно управлять. Управлять малым бизнесом невозможно. Вот в чём беда.

А сегодняшнее российское государство боится любых форм неуправляемой жизни. Везде закручиваются гайки: в политике, в экономике, в культуре. И они подкручиваются так, чтобы неких самодвижущихся, саморазвивающихся форм общественной жизни не было. Всё, что есть должно каким-то образом быть управляемо, предсказуемо. А малый бизнес таковым не является, поэтому его нам не надо. А самозанятые по масштабу своей деятельности настолько мелки - шевелится что-то под плинтусом, ну и ради бога.

- Александр Юльевич, но ведь в основании властной вертикали тысячи мелких чиновников…

- Которым надо кушать. Я это понимаю.

- Неужели высший эшелон готов сломать нижний этаж (а, может быть, и фундамент) своей вертикали? Или наверху этого не понимают?

- Мне представляется, что они этого либо не понимают, либо верхние и средние этажи с такой же степенью безразличия смотрят на судьбу Акакиев Акакиевичей, что и на судьбу малого бизнеса.

Хотя понятно, что вертикаль стоит на каком-то основании, и этим основанием являются районный санитарный инспектор, пожарный и так далее. А они, конечно, кормятся с малого бизнеса. Но, видимо, считается, что вертикаль власти отстроена настолько, что крепость фундамента уже не интересна.

- Но без фундамента, как известно, рассыпается всё здание.

- Видимо, анализ до таких глубин не доходит.

- Но давайте вернёмся к малому предпринимателю: ему то что делать в таких условиях? Вот он кое-как, с большим трудом и немалыми потерями переживает тяжелейший кризис. Что дальше делать?

- Если есть возможность, устраиваться в какую-нибудь государственную контору. Если нет такой возможности – возобновлять, продолжать своё дело в той или иной форме.

Возможно, подумать о тех видах деятельности, которые открылись в связи с пандемией и стали уже активно осваиваться. Скажем, малый торговый бизнес превращается в вендоров крупных платформ-агрегаторов. Есть в спальном районе несколько магазинов «у дома», и вот они ставят у себя какие-нибудь постаматы, что-то зарабатывают на их обслуживании. А люди, пришедшие достать свою посылку из постамата, заодно что-то покупают и у них. Это – один вариант.

Второй вариант тоже известен с середины 90-х годов – это работа «в тени», чтобы тебя никто никогда не видел. Правда, та деятельность, которую проводит правительство под руководством Мишустина, направленная на создание различного рода цифровых сервисов и фактически на возможность тотального контроля всех транзакций в экономике и постепенное снижение доли наличных платежей, конечно, этому варианту противоречит.

Но люди как-то выходят из положения: переводы через личный кабинет в банке – мало ли что: в долг брал когда-то. И наличного оборота, вроде бы, нет.

Третий вариант не для слабонервных: создание неких сетевых компаний – сообществ, в которых чиновник, не обладающий достаточным кругозором, не распознает малый бизнес.

Этим занимаются в основном фрилансеры: студент становится дизайнером, системным программистом, копирайтером или кем-то ещё в свободное от учёбы время. Постепенно, если он работает хорошо, если объём заказов у него растёт, он начинает втягивать в эту деятельность своих друзей. Потом выясняется, что деятельность эта настолько широка, что он начинает только управлять ею, а друзья становятся младшими партнёрами. С течением времени появляется и какой-то наёмный персонал.

Это бизнес, связанный с использованием современных технологий, например, искусственного интеллекта и так далее. Вот примерно так.

Можно ещё превратиться в филиал какой-то более крупной компании. Есть у тебя малый строительный или ремонтный бизнес – договаривайся с более крупной компанией, что ты будешь представлять её интересы. И ты будешь работать как её филиал, или дочерняя компания.

Наконец, можно купить франшизу.

Так что варианты действий есть.

- Будем честными, я знаком с ещё одним вариантом – уехать в другую страну и открыть бизнес там. Между прочим, в отличие от советских времён, сегодня российские власти относятся к этому вполне безразлично.

- Об этом тоже можно говорить, хотя мне кажется, что те, кто хотел и мог, в основном это уже сделали в предыдущие два десятилетия.

- Это да.

- Предпринимателей с российским бэкграундом в странах Восточной Европы или в той же Германии достаточно много. Я уже не говорю про Израиль, где их не просто много, а очень много.

- Тем не менее, места ещё есть.

- Конечно. Но это ведь места для тех, у кого есть креативные идеи. Приехать из, допустим, Брянска в условный Оломоуц, чтобы открыть там кофе-шоп? Их там, наверное, уже хватает. Парикмахерских, наверное, тоже достаточно. А предложить нужно то, чего в Оломоуце нет. Так что это – не для широкого круга предпринимателей. Это для тех, кто может реализовать какую-то инновацию.

Есть, правда, ещё бизнес, связанный с обслуживанием миграционных потоков. Если мы посмотрим в соцсетях объявления представителей русской диаспоры, то там в основном присутствует именно он: перевезу, переведу с русского, обучу языку – такие бизнесы работают за рубежом.

Можно, конечно, открыть магазин «Наташа», где будут продаваться чёрный хлеб, солёные огурцы, бычки в томате и кое-что ещё, к чему привыкли особенно эмигранты предыдущих волн. Но эта ниша невелика. В небольшом городе может быть один такой магазин, а второй уже не нужен.

А вот русские мозги там востребованы. Мы знаем, что целый ряд крупных западных АйТи компаний созданы выходцами из России. Но это не очень широкий слой людей, способных, во-первых, увидеть в некоей технологии бизнес-идеи, во-вторых, эти бизнес-идеи реализовать, причём сделать это в другой культурной, социальной и правовой среде, чем та, в которой они выросли.

- Да, таких людей много не бывает.

- А мы говорим о пяти миллионах владельцев и совладельцев малых предприятий. Для большинства из них отъезд невозможен. Поэтому многие будут пытаться реализовывать какие-то бизнес-стратегии здесь. И этих стратегий может быть куда больше, чем я перечислил.

Но я не вижу здесь ситуации когда «расцветают сто цветов». Не видно условий для того, чтобы после пандемии смогли бы в условиях российской экономики развиваться самые разные формы малого бизнеса. Так что малым предпринимателям придётся искать какие-то новые ниши, какие-то новые решения, позволяющие застраховаться от действий бюрократии, «крышевания» и прочих рисков.

- Дай им бог удачи.

- Вот именно.

 

Беседовал Владимир Володин.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости