Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Сергей Смирнов, доктор экономических наук. Экономику надо реструктурировать. Часть вторая.

Мы продолжаем беседу с Сергеем Николаевичем Смирновым.

 

- Сергей Николаевич, Вы хотите сказать, что даже небольшие деньги, которые могут прийти в развитие местной инфраструктуры – это уже большое благо?   

- Да. У нас два варианта: либо мы начинаем развивать сельскую местность, либо продолжаем всё стягивать в несколько центров – Москва, Петербург и так далее, и получаем целый ряд очень серьёзных проблем. Это и опустынивание территорий, в той же Костромской области, в Вологодской области. Можно, конечно, создавать новые точки роста, но пока это скорее действительно точки. И потом это – несколько другая схема развития территорий.

Что я бы отметил как важнейшее условие – развитие транспортной архитектуры. Вот мы ездили с известным социологом Никитой Покровским лет шесть назад на международную конференцию в усадьбу Хвалёвское: это в Вологодской области бывшая усадьба главного таможенника Российской империи Качалова, которую выкупили его потомки. Там есть основная магистраль, идущая от Москвы, и вся экономическая деятельность ориентирована на неё. А стоит отъехать на 10 – 15 километров в сторону, и это – абсолютно вымирающие территории. И это тоже надо учитывать: другая концепция – никогда советское сельское хозяйство в прежних размерах восстановлено не будет. Это, безусловно, так.

- Вы знаете, вот в той части Московской области, которая рядом с нашей деревней, некоторые хозяйства восстанавливаются. Не знаю, это кооперативы, фермеры или что-то ещё. Причём хозяйства животноводческие.

Правда, это – оазисы.

- Вы знаете, у меня дача в Зеленоградской, это 40 километров по Ярославскому шоссе, и там так и сохранились совхозы. Они возделывают поля (техника, конечно, вся импортная).

Раз в год мы с одноклассниками выбираемся в Чехов на Мелеховскую весну, там тоже обрабатываются поля. Но в массе своей вместо полей сидят коттедж на коттедже. И это, по-моему, жуткое зрелище.

- Так и есть. Но Вам не кажется, что такое строительство экономику страны не вытянет. Если бы строили дороги, как в годы Великой депрессии в США и в Германии. Но кому нужны эти гигантские «человейники», которые с таким упорством, достойным лучшего применения, создают, например, на территориях, присоединённых к Москве?

- Это мы опять упираемся в проблему неправильной региональной политики. Вместо того, чтобы развивать транспортную инфраструктуру, мы строим «человейники».

Но тут есть один очень важный момент – кто это финансирует. Понятно, что жилищное строительство в Москве – это бюджет города, особенно в программе реновации. А вот дороги – это федеральный бюджет. А зачем федеральному бюджету тратиться на дороги, когда эти средства можно вложить в очередной дорогостоящий оборонный проект? И сейчас, когда страну превратили в осаждённую крепость, зачем нужны дороги? И это очень грустно.

Но те же «человейники» предполагают рабочие места.

- В основном для трудовых мигрантов.

- Да, но где они будут получать зарплату? Хорошо, мы будем развивать строительный комплекс, будем либо сами производить, либо закупать строительную технику. Но на этом, всё равно, не поднимешься: должна быть какая-то экономика, кроме строительства.

Я не большой поклонник Сергея Собянина, но надо сказать, что при нём Москва создала большой рынок транспортных средств: это новые трамваи отечественного производства, те же электробусы, те же самые поезда для МЦК и МЦД. Это – реальные рабочие места, причём за пределами самой Москвы: это ведь всё не на бывшем ЗИЛе производят. Так что делается что-то в правильном направлении.

Другое дело, что в итоге это всё опять стягивается в Москву. И когда Наталья Васильевна Зубаревич говорит о четырёх Россиях, то меня угнетает отношение между ними: стали нам не нужны троллейбусы, мы их «с барского плеча» отдали куда-то там. Москве хорошо – помогает бедным, а как чувствуют себя руководители тех городов, куда списывают из столицы старые трамваи, троллейбусы… Они всегда будут чувствовать себя вечно вторыми. И, если придёт сильный местный князь, он задаст вопрос: почему мы то такие? Почему мы должны пользоваться секонд хендом? Этот вопрос рано или поздно возникнет.

Но мы как-то от рынка труда ушли в глобальные вопросы.

- Сергей Николаевич, извините, но я всё же не пойму ситуацию с рынком труда. Она не должна быть такой.

Несколько лет назад я был на лекции Игоря Николаева, известного нашего экономиста. Он говорил, что мы вышли из кризиса 2009 – 2010 годов, но в 13-м году опять начали в кризис проваливаться и не вышли до сих пор.

- Ну, доходы населения с 2013-го года у нас упали на 13,5% в реальном исчислении.

- В том то и дело. У меня впечатление, что мы и сегодня из этого кризиса не вышли, а удар пандемии только усугубил ситуацию. И вдруг прорыв в какой-то отрасли. Не искусственно ли её тянут?

- Вы имеете в виду строительную отрасль?

- Да.

- Конечно. Куда пришли деньги, там появились рабочие места. Появилась пресловутая «самая льготная» ипотека. Какие-то сюжеты там разворачиваются. Плюс, в связи с этим пытаются решить некие социальные проблемы.

Вот есть под Москвой возле Одинцово село Лайково. Известно оно было тем, что в 1812-м году, когда Наполеон шёл на Москву, в местной церкви ночевала его лошадь. А лет, наверное, семь назад на поле рядом с селом началось строительство «Города мечты».

- Мечты там, по-моему, как в старом французском фильме, оказались разбитыми.

- Да, застройщик обанкротился, и там стояло изуродованное поле с вырытыми котлованами и первыми этажами нескольких домов. Но теперь строительство возобновилось, и обманутые дольщики надеются, что смогут въехать в свои квартиры чуть ли не в этом году.

То есть какое-то шевеление, на самом деле, идёт. И это, мне кажется, делается за счёт бюджетных средств той же Московской области, Москвы и так далее.

Но в принципе одно строительство нас не вытянет. Тем более, если жильё реализуется на коммерческой основе: где населению взять деньги. Да, ипотека, но что дальше: у людей должны быть какие-то устойчивые источники дохода. Я боюсь, что у большинства их сегодня нет и быть не может. Во всяком случае устойчивых.

А, с другой стороны, все-таки какие-то рабочие места появились. Если судить по Москве, то видно, насколько развилась та же курьерская служба.

- Да.

- И с весьма приличными заработными платами. И насколько изменилась психология поведения населения, причём возврата к старому уже не будет. Появилась новая сфера занятости, достаточно примитивная для большинства. Но в ряде случаев это помогает людям выжить. И изменился социальный состав курьеров: там встречаются не только явные трудовые мигранты, но и люди, выглядящие как явные местные жители, причём разных возрастов. И не все из них бедняки: к моему приятелю приезжал курьер на гоночном велосипеде, который стоит порядка 300 000 рублей. Приятель его спросил: «А зачем такой велосипед»3. – «А это я тренируюсь к соревнованиям».

То есть мотивация разная, но этот рынок сейчас очень живой, и я не думаю, что он резко сократиться, поскольку с коронавирусом, как я понимаю, жить нам ещё долго.

- Да, я четыре года назад был в Польше и в Кракове обратил внимание на этих ребят на велосипедах и с холодильными сумками за спиной. Я удивился, но мне сказали: ты отстал от жизни, такие курьеры есть и в Москве. Но тогда на них можно было не обратить внимание: их было гораздо меньше, чем сейчас.

Безусловно, есть еще какие-то относительно свободные экономические ниши, которые будут заполняться, в том числе в связи с пандемией.

- Есть ещё один момент, на который обратил внимание уже упоминавшийся мной Никита Покровский, - атомизация пространства. В принципе многие люди в условиях выполнения дистантной работы, если у них есть дачи и так далее, предпочли жить там – за городом. И, согласно опросу, они готовы продолжать там жить, раз в неделю приезжая в офис. Но им для этого нужны на дачах городские удобства, хорошая инфраструктура и хороший магазин.

Вот почему не заняться там инфраструктурой, не строить там дороги. Может быть, какое-то частно-государственное партнёрство. По-моему, это тоже тот рынок, который пока ускользает от внимания государства, хотя там могли быть какие-то решения. И ещё: мне несколько раз попадалась информация о том, что возник спрос на аренду и строительство коттеджей. Люди стремятся уехать из мегаполиса, где в пандемию риски гораздо выше. А это может оказаться совсем не маленький рынок, который надо осваивать как можно быстрее.

 

Беседовал Владимир Володин.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости