Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Анна Никитченко-Зарина, Вице-президент АНО НИСИПП. Мы занимаемся цифровым развитием.

Об одном из важнейших сегодняшних направлений работы института мы беседуем с Анной Никитченко-Зариной.

- Анна, речь пойдёт о Вашей текущей работе. В ФБ я видел Ваши посты об участии в конференции по цифровизации, где Вы были одним из модераторов. Это уже привычная для Вас работа?

- Да, я модерировала уже много разных мероприятий, посвящённых цифровому развитию, в разных отраслях, на уровне регионов, в Минспорта Российской Федерации.

- То есть Вы сейчас заняты в основном проблемами цифровизации?

- Да, мы сейчас специализируемся на вопросах разработки стратегий цифровизации или цифровой трансформации для регионов и компаний.

- А как выглядит на деле цифровизация регионов? Что вы должны сделать в рамках такого проекта для некоего конкретного региона?

- Прежде всего, мы проводим полный аудит всего, что в регионе есть, с точки зрения социально-экономической стратегии, стратегии информационного общества, ИКТ-инфраструктуры (Информационная инфраструктура — система организационных структур, подсистем, обеспечивающих функционирование и развитие информационного пространства страны и средств информационного взаимодействия. Включает в себя: совокупность информационных центров, подсистем, банков данных и знаний, систем связи, центров управления, аппаратно-программных средств и технологий обеспечения сбора, хранения, обработки и передачи информации. Обеспечивает доступ потребителей к информационным ресурсам. - В.В.) и понимаем в какой точке регион в принципе находится.  Смотрим, каковы приоритетные отрасли, оцениваем уровень цифровой зрелости отраслей. Оцениваем, насколько текущая IT-архитектура региона отвечает этим потребностям и насколько она сейчас соответствует федеральным требованиям.

- И как соответствие?

- Как правило, не соответствует, уровень цифровой готовности низкий, а действия отраслевых министерств не скоординированы друг с другом.

- Так это только начало.

- Да. Поэтому мы проводим обсуждения: к чему мы стремимся, на какой теме сфокусируемся. Допустим, наша ключевая цель – с помощью цифровых решений существенным образом повысить качество жизни граждан. Или с помощью цифровых решений нужно диверсифицировать экономику. Или существенно поднять производительность труда. Или нам нужно решить социальные проблемы, социальные задачи, что-то с точки зрения транспорта, социальной сферы, в области образования и так далее. Или третья сфера, когда речь идёт о научно-технологическом прогрессе, в частности о развитии сквозных цифровых технологий. Допустим, некоторые регионы выбирают себе какую-то отдельную сквозную цифровую технологию, или выбирают себе какую-то нишу.

Мы с регионом проговариваем конечное видение, цели и задачи: что в конечном итоге они хотят у себя видеть. Далее мы прорабатываем это в системе KPI: какие действия, какие мероприятия нужно осуществить с учётом текущего положения для того, чтобы действительно достичь поставленных целей. Таким образом у нас формируются ключевые цели стратегии, ключевые задачи, ключевые приоритеты. Из этого вытекают мероприятия, совокупность которых и должна обеспечить нам конечный итог, к которому мы стремимся.

Это, по сути, описание того, что мы делаем в регионе.

И, безусловно, у каждой группы мероприятий есть свои блоки. Есть блоки, касающиеся базового уровня ИКТ-инфраструктуры, есть – касающиеся информационных систем. Ещё более высокий порядок мероприятий связан с конкретными задачами по развитию ресурсов, необходимых для цифрового развития – кадры, инвестиции, научно-технологический прогресс, финансирование и так далее. После этого, нарастив ресурсы, мы влияем на конкретную сферу: государственную, социальную, экономическую (реальный сектор, развитие технологий). Затем уже определяется конечный результат.

Это – то, что мы делаем на уровне регионов. На уровне компаний своя специфика. Для того, чтобы заниматься цифровым развитием компании, нужно не только выполнение технической работы, когда ты описываешь бизнес-процесс и думаешь, как его оптимизировать. Необходимо первоначально ответить на вопрос: нужно ли в принципе менять бизнес-модель компании, перестраивать её полностью: не просто оптимизировать бизнес-процесс, но от каких-то процессов отказываться вообще, какие-то перестраивать кардинальным образом, а какие-то новые процессы создавать.

- Анна, это, конечно, не ваши проблемы, а проблемы компаний и регионов, но, как Вы считаете: техническое оснащение, цифровая грамотность и так далее регионов и компаний соответствуют уровню ставящихся перед ними задач? Ведь цифровизация началась не так давно, и вполне может быть разрыв между желаниями федерального центра и сегодняшними возможностями регионов.

- Да, действительно, у нас есть некоторые барьеры и ограничения. К сожалению мы сталкиваемся и с людьми с очень низкой цифровой грамотностью. Где-то ещё может не быть компьютера. Но, честно говоря, эти проблемы решаются проще всего. По сравнению с тем, чтобы понять, что делать, куда стремиться, как всё обеспечить, эти задачи решаются самым простым образом, например, по бартеру: Samsung выдаёт планшеты всем врачам, потому что регион готов пользоваться их программным обеспечением.

Так или иначе деньги на ИКТ-инфраструктуру выдаются, а самые большие проблемы – в головах. Нужно делать общее дело, но у всех разные желания, разные амбиции – что делать, чему учиться. Общие практики, которые можно реализовать даже без денег, без потребности в компьютерах, не реализуются.

А есть регионы, где люди успешно учатся, очень быстро повышают свой уровень, устраняют у себя какие-то базовые проблемы. Есть регионы, сразу сделавшие целевые модели цифровизации наиболее важных отраслей. И практика показывает, что непреодолимых проблем в реальности нет.

- Что ж, Анна, дай вам бог всяческих успехов.

 

Беседовал Владимир Володин.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости