Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Антон Стамплевский, уполномоченный по защите прав предпринимателей Тверской области. Сейчас предпринимательский голос не слышен.

На страницах нашего сайта не раз выступали региональные бизнес-омбудсмены. Сегодня мы беседуем с Антоном Стамплевским – бизнес-омбудсменом Тверской области.

- Антон Владимирович, какова сейчас ситуация с бизнесом в Тверской области? Как повлияла на предпринимательскую деятельность в регионе эпидемия коронавируса?

- По итогам прошлого года – минус 3384 предприятия. Это – огромный провал. Но это – тенденция не только нашего региона, а России в целом.

Сейчас мы посмотрели в сравнении июнь – июль – ещё минус 1800. Малый бизнес сжимается, и причины здесь не только коронавирусы: среди причин и отмена налога на вменённый доход, и падение покупательского спроса.

Мы проводим каждый год опросы, опрашиваем каждого сотого предпринимателя, и по результатам опросов мы видим, что есть объективные проблемы. Но есть и проблемы субъективные: сохранение высокой налоговой нагрузки и административной нагрузки. При этом мы видим, что количество уголовных дел по экономическим статьям в прошлом году не увеличилось, количество дел по налоговым преступлениям не увеличилось – бизнес свою социальную функцию выполняет, несмотря на все трудности 20-го года.

В динамике уголовных дел мы отмечаем, что есть сложности с выплатой заработной платы, тем не менее предприниматели свою часть социального контракта выполняют. Хотелось бы, чтобы и государство шло им навстречу в плане налоговых послаблений, дополнительных мер господдержки.

- О малом бизнесе в регионе. Я немного знаю город Кимры: рядом с ним у нас домик в деревне. Лет десять назад в Кимрах уличная торговля была очень популярна, были отведённые для торговли улицы, сплошь уставленные прилавками. Сейчас остался рынок, хоть его площадь и увеличилась. Торговлю «упорядочили», и, думаю, Кимры в этом смысле не впереди всех. А вот стало ли от этого лучше? Ведь погибло немало маленьких фирмочек, кормивших своих работников и их семьи. Или это «упорядочивание» - естественный процесс, и его не миновать?

- Это – естественный процесс, если большая часть уличных торговцев работала нелегально. К тому же сейчас необходимо использовать специальную кассовую технику, а это – дополнительные расходы, и не все готовы эти расходы нести.

Но, мне кажется, основные причины заложены в регулировании. «Ночи длинных ковшей» начались в Твери, а не в Москве. Ещё в 2015-м году мы предупреждали федеральное руководство о том, что использовать статьи Гражданского кодекса по самовольным постройкам для НТО недопустимо. У нас даже есть письмо Крашенинникова, что этот пункт кодекса не для нестационарной торговли. Тем не менее практика, в том числе и судебная, пошла другим, неправильным и непредсказуемым путём.

Нестационарная торговля только в самом городе Твери за период 2015 – 2016-го годов (это было время её уничтожения) сократилась на две трети. И сейчас мы видим и в Твери, и в других муниципальных образованиях, что восполнить это невозможно, ни в НТО, ни в ярмарках, ни в других малых форматах.

Вот вышло мартовское постановление правительства о стратегии развития торговли, призванное стимулировать её малый формат. К сожалению, у нас в области соответствующие нормативные акты в развитие этого постановления ещё не приняты. Мы дискутируем с министерствами нашего экономического блока и не понимаем, почему документы и показатели, направленные на расширение малоформатной торговли с марта месяца не принимаются.

Конечно, города должны быть благоустроены, конечно, нужно менять облик стационарных объектов но дело, мне кажется, не в благоустройстве: основная проблема, как я уже сказал, в регулировании.

- Антон Владимирович, вот я смотрю, что происходит в небольших посёлках: исчезают ларьки, исчезают маленькие магазинчики, а на их месте появляются «Пятёрочки» и «Магниты».

- Всё правильно: Вы видите тенденцию. Но ведь моллы и гипермаркеты не должны быть в шаговой доступности. Во всём мире это не так. Но перекос в сторону крупных сетей, обозначившийся в 2015 году, приводит к тому, что у нас теперь «Магнит» у дома». Зачем у дома стометровый магазин? Малые форматы должны сохраняться и иметь специальные преференции. А у нас гипермаркеты вытесняют магазины шаговой доступности. И, мне кажется, это неправильное решение для самих гипермаркетов. Нужно, чтобы были конкуренты. Большие европейские магазины даже специально разрешают малым предприятия проводить ярмарки, чтобы стимулировать поток покупателей. У нас же происходит замещение, часто и с коррупционным оттенком.

Антимонопольная служба нас не слышит, но наше предложение было вписано в доклад Бориса Титова: запретить дальнейшее распространение сетевой торговли в муниципальных образованиях численностью менее 50 000 человек. Сейчас доминирование считается 25%. Мы предлагаем считать его даже 50%, но ведь сейчас в совокупности оно уже больше. А ФАС нам отвечает: мы не можем так считать – у нас доминирование – 25% на одну торговую сеть.

Но вы посмотрите: «Магнит», плюс «Пятёрочка», плюс бывшая «Дикси» - там уже 75%. Конечно, малый тверской бизнес не выдерживает такой конкуренции и вымирает. Мы теряем рабочие места, и местные налоги вымываются: это же крупный сетевой ритейл.

И ещё один момент: обещанный нам Виктором Леонидовичем Евтуховым изменённый закон о торговле до сих пор не принят. Его заблокировало правительство Москвы. И нет ни компенсационных мест, ни семилетней схемы НТО, ни других положений, которые были в стратегии, поддержанной Минпромторгом. Мне кажется, пора возвращаться к этому законопроекту. Он разработан, он поддержан предпринимателями, и его ждут уже пять лет.

- А что же делать в такой ситуации обычному предпринимателю, которого загнали в угол?

- Предпринимателю – только выживать, сохранять рабочие места и попытаться открыть какое-нибудь ещё направление бизнеса, чтобы оно компенсировало потери. Многие так и делали: открывали два – три направления бизнеса, помогавшие друг другу оставаться на плаву.

Это – с одной стороны. С другой стороны, надо быть активными: сейчас предпринимательский голос не слышен, все совещательные структуры формальны, а повестка по поддержке предпринимательства диктуется государством. Это неправильно.

Надо быть активными в оценке регулирующего воздействия. Надо находить время для участия в обсуждении проектов документов. Нужно ходить на публичные слушания по правоприменительной практике, контрольно-надзорной деятельности. Нужно поддерживать правозащитные институты.

Вот сейчас мы с коллегами создаём большой Телеграмм – канал, чтобы каждый мог получить информацию на свой гаджет. И мы в ежедневном режиме обновляем информацию, касающуюся всех предпринимателей. Это делается не только для того, чтобы информировать предпринимателей, но и чтобы предпринимательская повестка формировалась самим бизнесом. А сейчас малый бизнес находится у нас в ситуации отчуждения: прячется от государства, старается быть невидимым, а кто-то переходит на нелегальное положение. Это создаёт угрозу уголовного преследования.

Так что выбор один – быть активными и заявлять свои права.

 

Беседовал Владимир Володин.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости