Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Мониторинг кредитования малого и среднего предпринимательства в субъектах РФ

Нулевой сектор экономики.

Эксперты НКР и Rescore оценили число российских компаний, почти вся прибыль которых уходит на обслуживание долгов

Эксперты рейтингового агентства НКР совместно с Rescore впервые подсчитали, сколько в России компаний-зомби — бизнесов, которым прибыли едва хватает для обслуживания долгов. Оказалось, что в пандемию их число резко увеличилось

По итогам пандемийного 2020 года 7,7% российских компаний функционировали в режиме «зомби», оценили эксперты агентства «Национальные кредитные рейтинги» (НКР, входит в группу РБК) и системы скоринга контрагентов Rescore. Это намного больше, чем в 2016–2019 годах, когда доля таких компаний составляла около 3%, следует из исследования.

1.jpg
В выборку исследования вошли почти 77 тыс. предприятий с отчетностью по российским стандартам (РСБУ) за 2016–2020 годы. Для вхождения в выборку выручка компании должна была составлять не менее 100 млн руб. за 2020 год и быть ненулевой каждый год с 2015-го. Ранее РБК писал, что более четверти юрлиц из базы Федеральной налоговой службы отчитывались о нулевой выручке — в основной массе это компании, уже не функционирующие или еще не функционирующие.
2.jpg
Общая выручка компаний-зомби по итогам 2020 года составила 6,7 трлн руб., подсчитали авторы исследования.

Кто такие компании-зомби

Понятие «компания-зомби» давно вошло в обиход западных экономистов: изначально, в эпоху «потерянного десятилетия» в Японии 1990-х годов, так называли местные корпорации, генерировавшие денежные средства, которых хватало только на обслуживание долгов. Американские экономисты оценивали, что до 1993 года доля компаний-зомби в Японии колебалась от 5 до 15%, а затем подскочила до 25% и выше. Каждый новый кризис, включая мировой финансово-экономический кризис 2008 года и еще не завершившийся пандемический спад, возвращали актуальность проблеме компаний-зомби.

В США в 2019 году примерно 7% публичных компаний и 4,5% частных компаний относились к категории «зомби», говорилось в прошлогоднем обзоре Федеральной резервной системы (ФРС). По ее данным, доля зомби-компаний тесно коррелирует с деловыми циклами в экономике и динамикой отдельных секторов (например, спадом американского нефтегазового сектора, который начался в 2014 году).

В рамках исследования НКР и Rescore к категории «зомби» были отнесены российские компании, которые на протяжении хотя бы двух лет подряд показывают коэффициент покрытия процентов не больше единицы. Иными словами, их годовая прибыль до уплаты процентов и налогов (EBIT) меньше или равна процентным расходам по долговым обязательствам. Соответственно, компании, формально признанные зомби по итогам 2020 года, показывали такое соотношение EBIT и расходов на обслуживание долга как минимум в 2019–2020 годах. Этот подход согласуется с методикой Банка международных расчетов BIS (.pdf), хотя BIS также добавляет второй критерий: коэффициент Тобина (отношение рыночной стоимости компании к сумме расходов, необходимых для приобретения всех ее активов по текущим ценам) должен быть ниже медианного значения по сектору — также два года подряд. Но в исследовании НКР и Rescore коэффициент Тобина не рассчитывался, поскольку «нахождение рыночной и восстановительной стоимости активов для компаний выборки практически невозможно».

Как выросло число зомби в пандемию

Количество компаний-зомби из выборки за пять лет увеличилось почти втрое — с 2,11 тыс. в 2016 году до 5,92 тыс. по итогам 2020 года. Существенный рост доли таких компаний — с 2,9% в 2019-м до 7,7% в 2020 году — обусловлен прежде всего влиянием пандемии COVID-19, комментирует генеральный директор Национального института системных исследований проблем предпринимательства Владимир Буев. «В 2020 году бизнес, особенно малый, не смотрел в будущее и использовал стратегию выживания, то есть в условиях сжатия спроса и снижения прибыли брал кредиты на пополнение оборотных средств и выплату зарплат, чтобы продолжать работать», — поясняет он. Но закрыть такие компании в большинстве своем было невозможно, потому что они дают хоть какие-то возможности для жизни.

По данным НКР, малые предприятия с выручкой 100–300 млн руб. составляют основную массу компаний-зомби: в 2020 году их доля достигла рекордных 64% от общего числа компаний-зомби (минимум был зафиксирован в 2018 году на уровне 43%). Малые компании в России, как правило, менее рентабельны, и к тому же ставки кредитования для них обычно выше, чем для крупных компаний, объясняют авторы исследования.

В региональном разрезе нет существенных различий в доле компаний-зомби, следует из данных НКР и Rescore. Зато весьма существенные различия наблюдаются в отраслевом разрезе. Так, наибольшее количество компаний-зомби по итогам 2020 года насчитывается в сфере торговли (42%). В строительстве и в управлении недвижимостью к зомби, соответственно, относятся 8 и 7% юрлиц. Это закономерно, считает генеральный директор компании «Эксперт Бизнес-решения» Павел Митрофанов. «Торговля — это сфера, которая живет «с колес», направляя всю ликвидность в оборот, аренду и зарплату. Ей свойственна низкая маржа и характерна ситуация, когда денег хватает только на сведение концов с концами», — объясняет Митрофанов.

3.jpg
Какие компании попадают в число зомби по формальным причинам

В идеальном мире, если компания-зомби является изолированной (не входит в группу компаний), при значении коэффициента покрытия процентов ниже единицы ее операционной прибыли не хватает, чтобы покрыть долговые расходы, и дефицит приходится восполнять за счет внешних вливаний — рефинансирование новыми займами, взносы собственников, господдержка. В частности, функционирование компаний-зомби зависит от возможности получения дешевых кредитов, а рост ключевой ставки ЦБ, влияющей на стоимость привлечения кредитов, ставит под угрозу существование зомби. Есть банки, которые в погоне за сохранением объемов кредитного портфеля и собственных процентных доходов могут бесконечно рефинансировать долги любых заемщиков, не обращая внимания на признаки ухудшения их финансового состояния, рассуждают авторы исследования.

Методологическим недостатком (не зависящим от НКР и Rescore) является то, что исследование проводилось на базе неконсолидированной отчетности по РСБУ, то есть некоторые компании могут быть частью какой-либо корпоративной группы (холдинга) и формально классифицироваться как зомби, но это не свидетельствует об их проблемности, а является просто следствием внутреннего устройства и распределения финансовых потоков. Например, одна компания может быть центром привлечения заемных средств, тогда как основная прибыль холдинга может концентрироваться на других предприятиях. В ряде случаев за этим может скрываться нелегальная схема ухода от налогов, когда одно из предприятий используется как «центр убытков», генерирующий безнадежные долги.

Оценить без специального анализа, является компания изолированной или частью какой-либо группы, по данным РСБУ невозможно. По оценкам НКР, только порядка 200 компаний в России готовят консолидированную отчетность по МСФО, что не является репрезентативной выборкой для данного исследования. Авторы исходили из допущения, что доля компаний-зомби, которые являются таковыми просто в силу финансового устройства группы, не должна сильно колебаться, соответственно, представленная динамика должна быть достаточно надежной.

«Поскольку погрешность от влияния холдингов велика, нужно сначала вычистить из анализа все части групп крупных холдингов, а ведь основная часть экономики — это огромные холдинги с консолидированной отчетностью, со своими центрами прибыли и убытков и относительно свободным перетоком ликвидности», — подчеркивает Митрофанов. Внутри холдингов сильно не следят за достоверностью российской отчетности с точки зрения долгосрочных целей и выводов, куда важнее — результат для налогообложения. «Компании, особенно торговые, могут управлять эффективным уровнем своего налогообложения, поэтому пограничный, с маленьким плюсом результат им может быть даже выгоден», — добавляет он.

С тем, что компании склонны манипулировать маржинальностью и это сложно корректно отследить по неконсолидированной отчетности, соглашается руководитель международной практики рейтингов нефинансовых компаний АКРА Лариса Лознова. «Например, в строительстве (второй по доле компаний-зомби отрасли в исследовании. — РБК) каждый проект представляет отдельное юрлицо, поэтому в выборку попало множество компаний. При этом девелоперы склонны манипулировать маржинальностью между отдельными проектами и концентрировать прибыль на головной компании, оставляя на юрлице-застройщике только средства для покрытия издержек. Отсюда — и большое количество так называемых зомби», — рассуждает она.

Консорциум компаний по цифровизации социальной сферы
Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости