Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Мониторинг кредитования малого и среднего предпринимательства в субъектах РФ

Сергей Смирнов, доктор экономических наук. Надеюсь, завтра не наступит хаос. Часть третья.

Это – заключительная часть нашей беседы с Сергеем Смирновым.

 

- Сергей Николаевич, мы остановились на том, что голь у нас на выдумки хитра и найдёт применение своим умениям. А вот многие специалисты, особенно в востребованных в мире отраслях, увы, уезжают.

- Вот что касается миграции специалистов, то это – очень больная проблема.

Очень хочу ошибаться, но мы с Вами прожили 30 лет в более или менее вменяемой экономике (я говорю не о людях, а о системе цепочек, о производственных процессах, о разных сферах жизни, исключая политическую). А теперь что: назад, назад и надолго?

- Скажем честно: у нас так любят вспоминать, как хорошо было в Советском Союзе, что сейчас может состояться возвращение к советским временам.

- Наши коммунисты в лице вечного Зюганова уже приветствуют

Такое развитие событий. Но всерьёз это воспринимать невозможно, и слава богу. У нас (не будем говорить о геополитике – это не наша тема) в правительстве разумные люди, и на предложения Зюганова ввести плановую экономику и социалистическое хозяйство с общественной собственностью на средства производства никто серьёзно не отреагировал. Я, правда, думаю, что и сам Зюганов в это не верит.

Поэтому, я думаю (хотя могу и ошибаться, могу оказаться слишком субъективным), но сегодня один из интервьюеров меня спросил: «Сергей Николаевич, а изменится что-нибудь?», и я ответил: «Изменится качество». Я считаю, что сами принципы рыночной экономики не изменятся.

Я уже говорил, что у нас в правительстве разумные люди, и они понимают, что возвращение назад – это тупиковый путь. И, если не будет политических катаклизмов, а на этот счёт есть мрачные прогнозы (обнищание значительной части населения, введение карточного распределения и так далее), то на мой, опять же субъективный взгляд, не должно быть резкого роста протестных настроений. Это может сработать только в случае резкого ухудшения ситуации. А так в контексте рыночной экономики, позволяющей обогащаться конкретному кругу лиц, я думаю, ничего такого не произойдёт.

- Хорошо. И последняя тема нашей беседы. Я очень хорошо помню наши магазины конца советского периода истории страны. В большом универсаме, куда ходили отовариваться жители минимум одного микрорайона, выбрасывали мясо. Выбрасывали в самом прямом смысле этого слова: к полке-холодильнику с обратной стороны работник магазина подвозил тележку с расфасованными кусками мяса и начинал выбрасывать его туда. И народ «в едином порыве» бросался это мясо разбирать. Более всего это напоминало кормление хищников в зоопарке.

Ждёт ли нас что-то похожее? Мы ведь успели привыкнуть к тому, что на прилавках магазинов лежит, если не всё, то очень многое, а основной вопрос – на что лично у вас хватает денег.

Вернёмся ли мы во времена всеобщего дефицита, или Россию минует чаша сия?

- Я думаю, не вернёмся: в рыночной экономике никто не заинтересован в том, чтобы омертвлять средства, нет стимулов, чтобы товар где-то лежал. А если его расхватывают, то это является стимулом к дополнительному производству. Так что дефицит, думаю, нас ждёт только в случае некоего экстремального развития ситуации. Во всяком случае возвращаться к временам, когда люди хватают продукты, прежде чем их успели нормально выложить на прилавок, очень не хочется, и я надеюсь, что здравый смысл здесь всё-таки победит.

- Но я вернусь к Вашей реплике о том, что ухудшиться качество. Качество чего: товаров, обслуживания, или всего этого вместе, плюс ряда других, не названных ещё вещей? И до какого уровня это качество может ухудшиться?

- Давайте начнём по порядку: основное – продукты. Здесь, я думаю, уменьшится ассортимент. Но я не думаю, что мы вернёмся к уровню, например, колбасы советских времён, с их «антимясными» добавками. Я не думаю, что опять появятся «микояновские» котлеты (они стоили по 6 копеек за штуку и были дико острые), которые лежали в любой «Кулинарии», а дико острыми были потому, что производились из каких-то отходов, и перец должен был заглушать все остальные ингредиенты.

Но тут мы вернулись к одной из предыдущих тем нашего обсуждения: речь опять должна пойти о платёжеспособности нашего населения и связанном с ним спросе.

- А если спрос на продукты даже средней ценовой категории (а она, если сравнивать с тем, что было год назад, стала высокой) упадёт достаточно сильно?

- Понимаете, резкое снижение качества – это то, что называется фальсификацией продуктов. Продукты будут, но что-то увеличится по техническим условиям. ГОСТы вряд ли будут менять, а вот по техническим условиям что-то изменить можно: было, например, 20% хрящей, а станет 40%. Цена сохранится на том же уровне, а качество будет другим.

- Разумеется, при инфляции в 20% (а, возможно, и большей), если хотите тот же уровень качества, платите в полтора – два раза дороже.

- Но при этом будут «кремлёвские» цеха, работающие отнюдь не только на Кремль или Совмин, но и на тех, у кого сохранятся высокие доходы. И поступать эти продукты будут в дорогие магазины, допустим «Азбуку вкуса», где картошка с укропчиком может стоить 999 рублей. Не видели такое?

- Нет. В «Азбуку вкуса» я как-то несколько лет назад зашёл и вышел, поняв, что мне там делать нечего.

- Вот, выбор, какие продукты купить, будет, и не как при советской власти – через закрытые распределители, а через ваши доходы. И это – тоже один из принципов рыночной экономики, точно также, как и платная медицина.

- Там тоже цены, безусловно, вырастут.

- Разумеется, но вы будете иметь возможность, если очень нужно, обратиться не в районную поликлинику, а куда-то получше и понадёжнее, но, конечно, на платной основе. Это всё понятно. И это – опять же один из принципов рыночной экономики.

Если же будет отход назад – к карточному распределению и прочему, то, понятно, тогда Советский Союз воспроизведётся полностью. И, думаю, в более жёстком варианте.

- То есть Вы считаете, что рыночная экономика останется, но на том уровне, когда значительная часть населения будет отсечена от нормального уровня потребления? Или возможны и другие варианты?

- Вы знаете, по-моему, значительная часть населения и сейчас отсечена от всего этого.

Я в прошлом году писал статью для одного сборника про цифровизацию быта российских домохозяйств. И оказалось, что разрыв между городским и сельским населением, пусть не безумен (а у молодого поколения он меньше), но значителен. А вот разрыв, с точки зрения бытовых удобств, просто капитальный. Уж извините, но маленький домик известного назначения в углу участка ещё очень распространён. И никаких революций люди здесь не почувствуют: они ещё в той жизни.

- Но как это будет сказываться на дальнейшем развитии страны?

- Знаете, зарубежные эксперты определяют срок возвращения России на уровень 2021 года в 10 лет. Вопрос в том, как мы эти годы используем.

 

Беседовал Владимир Володин.

Консорциум компаний по цифровизации социальной сферы
Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости