Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Мониторинг кредитования малого и среднего предпринимательства в субъектах РФ

Александр Чепуренко: Недостаточно "приказать" заработать. Следует еще создать условия для этого.

Сменить стратегию поддержки малого бизнеса с "приказано выжить" на "приказано заработать" призвал на Петербургском экономическом форуме первый вице-премьер Андрей Белоусов. Государство зовет малый бизнес к сотрудничеству. Роль этого бизнеса в условиях санкций и движении к импортозамещению не только возросла, но и заметно изменилась. Какова же теперь эта роль? Что производят и какие потребности могут удовлетворить малые предприятия? Обсудим тему с доктором экономических наук Александром Чепуренко.

Малый бизнес рассматривается как "подушка безопасности"

В условиях санкций у государства возник повышенный интерес к сектору МСП и его деятельности?

Александром Чепуренко: Такой интерес понятен. Во-первых, в условиях возникших ограничений на поставки товаров зарубежных производителей малый бизнес рассматривается властями как естественная "подушка безопасности", которая может поддержать предложение некоторых товаров массового спроса на внутреннем рынке. Во-вторых, предстоит непростая перестройка на рынке труда - в связи с уходом зарубежных производителей, по разным оценкам, от 150 до 200 тысяч рабочих мест непосредственно затронуты этим процессом, еще несколько миллионов рабочих мест находятся в зоне риска, поскольку основными клиентами многих российских компаний были зарубежные производители, сети быстрого питания и торговые сети. Соответственно, правительство полагает, что какая-то часть высвободившихся работников станут самозанятыми, а другие найдут рабочие места по найму в малом бизнесе. В-третьих, крупный российский бизнес вынужден искать какие-то альтернативы по поставкам сырья, комплектующих, и в отдельных случаях новыми поставщиками станут малые и средние российские компании. Однако для того, чтобы эти надежды сбылись, недостаточно "приказать" заработать. Следует еще создать условия, в которых это можно сделать.

Вся экономика и малый бизнес теперь живут в другой реальности

На Петербургском экономическом форуме было также подчеркнуто, что универсальные меры поддержки (налоговые отсрочки, мораторий на проведение проверок, расширение доступа к госзаказам, снижение административной нагрузки на бизнес) останутся в силе, но подвергнутся инвентаризации. От каких мер поддержки следовало бы, на ваш взгляд, отказаться из-за их слабой эффективности, а какие в нынешних условиях остро необходимы?

Александром Чепуренко: Нужно понимать, что после 24 февраля вся экономика и малый бизнес живут в другой реальности. По аналогии с лечением больного: есть ситуации, когда требуется терапевтическое лечение, но бывают ситуации, когда не избежать хирургического вмешательства. Странно выглядел бы врач, который пустяковое заболевание лечил бы при помощи скальпеля - как и тот, который тяжелобольным лежачим пациентам продолжал бы рекомендовать диету и прогулки на свежем воздухе. Многие меры, которые работали в период обычных экономических кризисов и даже во время пандемийных локдаунов, сегодня могут не дать эффекта. И наоборот: некоторые из мер, против которых эксперты протестовали в прежней жизни, сегодня придется взять на вооружение и использовать их, даже несмотря на отдаленные негативные последствия. Я имею в виду, например, государственный заказ и госзакупки. Как представляется, в условиях, когда необходимо быстро и резко изменить структуру экономики, нужны сильнодействующие лекарства. В качестве таковых в экономике того типа, который формируется на глазах, государство как держатель всех основных ресурсов и "главнокомандующий" может использовать какие-то формы индикативного планирования, когда крупному бизнесу говорят: если вы выполните то-то и то-то, то получите либо доступ к льготным ресурсам, либо снижение налоговой нагрузки, либо еще какие-то преференции. Особенно если в качестве субподрядчиков привлечете российский малый бизнес. Что касается налоговых отсрочек, то рано или поздно их все равно придется отменять. И неизбежно после наступления срока уплаты налогов у малого бизнеса возникнут временно отложенные проблемы. Я бы скорее предложил вернуть единый налог на вмененный доход (ЕНВД), который не соответствовал пониманию принципов равного налогообложения в условиях вполне сформировавшейся и устойчивой экономики, но отменен был во время пандемии в 2021 году, т.е. в не самое подходящее время. И дать возможность малым предпринимателям, которые этого пожелают, на него перейти. Кроме того, следовало бы сделать бессрочным применение упрощенного налогообложения для самозанятых, иначе создается неуверенность в перспективах, неопределенность.

Недостаточно "приказать" заработать. Следует еще создать условия, в которых это можно сделать

У нас средние предприятия совершенно обделены вниманием государства

Способен ли малый бизнес помочь крупным компаниям в тех производствах, где прекратились поставки и ощущается разрыв цепочек? Российский малый бизнес почти весь стоит из торговли и услуг. Доля реального производства чрезвычайно мала - 5,5-6 процентов. В таком случае можно ли рассчитывать, что малое предпринимательство быстро покроет выросший спрос на товары, сырье, комплектующие?

Александром Чепуренко: Развитие малого бизнеса - не панацея от любых проблем. Кроме того, некоторые процессы, даже если запустить их сегодня, потребуют многих лет для того, чтобы раскрыть свой потенциал. В данном случае скорее могут помочь немногочисленные, увы, в России растущие средние предприятия - инжиниринговые, производственные, софтверные и другие. Например, конкурентные преимущества немецкой экономики, которые помогали ей справляться со структурными проблемами и вызовами глобализации, во многом основаны на большом числе так называемых "скрытых чемпионов" - высокоэффективных средних компаний в машиностроении, перерабатывающей промышленности и др. сферах экономики. Чтобы вырастить таких "скрытых чемпионов", нужны время и целенаправленная структурная политика. И тут приходится заметить, что в нашей стране как раз средние предприятия совершенно обделены вниманием государства. Все меры поддержки, декларируемые государством, нацелены на микро- и малый бизнес. Между тем типичное малое предприятие не создает новых технологий, не производит новых станков или медицинской техники. Что нужно быстро растущему среднему бизнесу (до последних событий в России было несколько сотен таких компаний)? Доступ к НИОКР академических институтов и вузов, квалифицированные кадры, площади для масштабирования производства. Все остальное они добудут сами! Что еще важно: устойчиво растущие средние компании, которые обычно называют газелями, нуждаются, в свою очередь, в более мелких поставщиках товаров и услуг, т.е. они устойчиво растущим спросом вытаскивают на своих плечах еще некоторую цепочку микро- и малых предприятий, формируют своего рода экосистему. Если государство в своей научно-технологической и структурной политике наконец "заметит" этот сегмент, значит, у крупного бизнеса появятся надежные поставщики продуктов и решений внутри России, а отраслевая структура малого и среднего предпринимательства начнет понемногу меняться в сторону увеличения удельного веса производственного бизнеса. Вообще же в любой стране малый бизнес - это по большей части торговля и услуги населению. А еще - производство товаров повседневного спроса, в том числе продовольствия. В связи с происходящим по разным причинам ростом цен на продукты питания следовало бы поддержать формирование снабженческо-сбытовой кооперации, которая вовлекла бы в торговый оборот продукты мелкотоварных производителей, которые просто не в состоянии сотрудничать с крупными торговыми сетями, но могут пополнить продуктовую корзину, особенно малообеспеченных слоев населения.

Нужен регулярный мониторинг состояния малого бизнеса

В условиях санкций государство нуждается во всесторонней и подробной информации о том, что производят малые предприятия и какие лакуны в экономике, взявшей курс на импортозамещение, они могут заполнить. Как, на наш взгляд, можно было бы организовать сбор этой информации и наладить координацию между крупными компаниями и малым предпринимательством?

Александром Чепуренко: Тут все рецепты давно известны. Нужен регулярный мониторинг состояния и тенденций основных показателей финансово-экономического самочувствия малого бизнеса (динамика спроса, цен, занятости, потребности в кредитовании), например, в ежеквартальном режиме, который позволял бы отслеживать "температуру" в секторе и вовремя реагировать на нее на макрополитическом уровне. Кроме того, следовало бы поддерживать так называемые лонгитюдные исследования малого бизнеса. Их отличие от мониторинговых - в том, что опрашиваются одни и те же респонденты. Значит, фигурально выражаясь, мы видим не изменение "средней температуры по больнице", которое может зависеть и от того, что тяжелых пациентов тем временем выписали, а вместо них положили много легких больных, а изменение температуры одних и тех же пациентов на протяжении длительного времени. "История болезни" всегда много говорит опытному врачу, она помогает в том числе предсказывать возможные изменения состояния здоровья в зависимости от разных обстоятельств. Нельзя сказать, что таких исследований в российском экспертном сообществе нет, но они пока не получают должной поддержки в виде регулярного финансирования со стороны соответствующих государственных институций. Что касается координации между крупным и малым бизнесом, то она может происходить через поощрение участия в госзаказе, а также через поддержку деятельности всевозможных электронных площадок, на которых потенциальные заказчики могут находить потенциальных исполнителей.

Акцент надо сделать на регионах и местном самоуправлении

Президент "ОПОРЫ России" Александр Калинин предложил сконцентрировать помощь предпринимательству на отраслевой поддержке и внедрить программы по развитию МСП во всех отраслевых министерствах. Как вам эта идея?

Александром Чепуренко: Мы это уже проходили, в 1990-х годах и в начале 2000-х. Толку было мало, потому что отраслевые министерства имеют свои заботы и, как правило, у них нет экспертов по вопросам развития малого предпринимательства во вверенной им области. Дальше ритуальных слов и так называемых отраслевых программ поддержки не пошло… Кроме того, в отличие от ситуации 20- и даже 10-летней давности, сегодня в России достаточно крепкими, обладающими своей экспертизой и выстроенными отношениями с властными органами стали отраслевые бизнес-объединения. Они вполне могут - при поддержке той же "ОПОРЫ" и Торгово-промышленной палаты - находить адресатов в исполнительной власти. Мне кажется, акцент надо сделать не на отраслях, а скорее на регионах и местном самоуправлении. Ведь малый бизнес - это в подавляющем большинстве случаев сугубо локальное явление, он живет и мучается теми проблемами, которые характерны для его города, села, района.

Мораторий на проверки - это половинчатая и временная мера

Правительство приняло решение с 10 марта и до конца 2022 года ввести мораторий на плановые проверки ИП, а также организаций малого и среднего бизнеса. Но маховик проверок не может работать на холостом ходу, он должен кого-то затягивать в свои жернова, так устроена система. Можно ли сказать, сейчас этот маховик хотя бы сбавил обороты?

Александром Чепуренко: Прежде всего наряду с плановыми проверками есть внеплановые, а также разного рода контрольные посещения и прочее. Конечно, никто никогда не отдаст по доброй воле рычаг, который помогает властвовать, - в данном случае рычаг, которым располагают ведомства в силу выполнения своих контрольных или надзорных функций. Мне кажется, однако, что в условиях, когда государство берет на себя командование в экономике, оно могло бы не только от бизнеса, но и от чиновничьего сословия потребовать некоторых самоограничений, чтобы освободиться от мелочного контроля и администрирования. Максимально задействовать регуляторную гильотину, а также использовать потенциал страхования коммерческих рисков вместо проверок в тех случаях, когда недолжное соблюдение малым бизнесом каких-то норм и правил не ведет к риску для жизни и здоровья клиентов. Потому что мораторий на проверки - это половинчатая и временная мера.

Государство предложило малому и среднему бизнесу широкий спектр поддержки - финансовые субсидии, налоговые льготы, кредитные каникулы, запрет на проверки, продление льготного использования системы быстрых платежей (СБП) и много чего еще. Насколько адресаты этой поддержки удовлетворены ею?

Александром Чепуренко: К сожалению, актуальных данных нет, слишком мало времени прошло, чтобы оценить как эффект самих санкций, которые стали разворачиваться с марта 2022 года, так и тем более ответных мер государственной поддержки. Если почитать то, что пишут участники разных групп предпринимателей в социальных сетях, то они больше обращают внимание на непоследовательность некоторых действий властей, их несистемность или быстрые изменения правил игры, которые приводят к возрастанию неопределенности. Однако, как известно, в социальных сетях обычно представлены мнения наиболее экзальтированных личностей. Если же говорить о представительных данных и о недавнем прошлом, то в период пандемии кратно - по сравнению с периодом до 2020 года - возросла как доля малых предпринимателей, которые обращались и смогли воспользоваться теми или иными мерами поддержки, так и доля удовлетворенных результатом такого обращения. Иначе говоря, как охват сектора мерами поддержки, так и их результативность значительно возросли. Повторюсь однако: сегодня мы стоим перед необходимостью серьезных структурных мер, тогда как до сих пор чрезвычайные меры поддержки малого бизнеса в России в основном отвечали на сугубо конъюнктурные запросы. В этих новых условиях оценку такой политики надо строить не только исходя из того, насколько она "нравится" малым предпринимателям, но и из того, в какой мере она отвечает на запросы структурной перестройки экономики. Если воспользоваться опять аналогией с медициной, надо понимать не только то, насколько субъективно болезненной была та или иная манипуляция, но и то, смогла ли она улучшить состояние здоровья пациента.

Александр Чепуренко - доктор экономических наук, научный руководитель департамента социологии НИУ ВШЭ. Родился в 1954 г. в Москве. Окончил экономический факультет МГУ в 1977 г. С 2004 г. - профессор в Высшей школе экономики и одновременно - главный научный сотрудник в Институте социологии РАН. Один из ведущих отечественных специалистов в области исследований предпринимательства и малого бизнеса, неоднократно выступал в массовой печати по проблемам российского предпринимательства и политики в отношении малого бизнеса. Считает, что современное Российское государство задвинуло развитие малого бизнеса на обочину, и связывает это с серьезными изменениями социально-экономической природы постсоветского общества в России. Много публикуется по проблемам постсоветских обществ и роли в них предпринимательства.

Консорциум компаний по цифровизации социальной сферы
Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости