Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Мониторинг кредитования малого и среднего предпринимательства в субъектах РФ

Владимир Самохвалов, управляющий партнёр компании СБС-Консалтинг. Возможности есть всегда. Часть вторая.

Мы продолжаем беседу с Владимиром Самохваловым о сегодняшних проблемах бизнеса и о том, что ждёт его завтра.

 

- Владимир, Вы сказали, что банкам необходим опыт, которого у них нет, а также об ограничениях, накладываемых на их работу. Но тогда это – замкнутый круг, который надо как-то разорвать.

- Да, это – замкнутый круг. Но, в принципе, есть базовая экономическая теория, говорящая, что денежно-кредитная политика должна быть независима от фискальной политики. Однако мир меняется, и эту проблему нужно решать вместе с правительством Российской Федерации, причём, я думаю, в сегодняшних условиях речи о независимости идти не должно. Нужно, во-первых, подключать к решению проблемы Банк России, а, во-вторых, действительно, решать проблему с банками.

Сейчас недостаточно просто снизить требования к нормам резервирования: нужно обучать менеджеров банков разбираться в бизнесе заёмщиков, к которому они подходят исключительно формально.

- Владимир, на обучение тому, о чём Вы говорите, нужно время. Вообще, обучение – это всегда время. Есть ли оно сейчас?

- Понятно, что необходимо время, но у нас другого варианта нет. Если мы просто запустим какие-нибудь крупные стройки, они скорее сыграют роль какого-то стабилизатора, помогут удержать экономику от спада. Но они экономику не вытянут. Без активизации частного бизнеса, без активизации инвестиционной деятельности ничего не сделать. Можно запустить это не сейчас, а, допустим, через год, но запускать это надо.

- Но давайте посмотрим на ситуацию с другой стороны: безусловно, требования ЦБ об оценке рисков имеют серьёзные причины. Ситуация не простая, с точки зрения прогнозов даже ближайшего будущего, очень мутная. То же самое среднее предприятие сегодня может отнесено к «газелям» - компаниям, развивающимся опережающими темпами, сегодня мчится, давая очень хорошую для предприятия такого уровня прибыль. Но очень трудно сказать, что может случиться завтра.

- Но это и есть кривая опыта.

Могу сказать так: в современном мире устойчивость бизнеса определяется не только и не столько наличием физических активов. Это моё мнение кардинально отличается от позиции Центрального Банка: у нас самыми ценными активами, которыми располагает предприятие, считаются здания и оборудование. Но в современном мире это – другие вещи: репутация, выстроенные процессы, контрактная база, связи, система мотивации, квалификация сотрудников и так далее.

И как раз для того, чтобы банки разобрались в этом, им нужно помочь. В том числе нужно учиться на череде своих ошибок. Нужно дать банкам возможность рисковать и выделять финансирование. Возможно, нужно выделить отдельную категорию банков. Возможно, крупные универсальные банки, обеспечивающие стабильность нашей финансовой системы, не нужно подключать к этой истории. Но при этом надо дать возможность частным

банкам, средним банкам, которые не так активно привлекают средства физических лиц, а больше ориентируются на юридические лица, кредитовать такие проекты и накапливать кривую опыта.

Приведу пример: что такое современное инжиниринговое предприятие, занимающееся производством станков? Это предприятие, у которого есть свои ноу-хау, свои наработки. Есть какая-то производственная база. Но самое главное – есть выстроенная история контрактации со своими поставщиками, есть люди и их компетенции. Такая компания берёт проект и комплектует у заказчика какую-то линию под ключ. При этом часть оборудования она производит сама, но большую часть размещает где-то на стороне.

С точки зрения проводимой Банком России политики, такая компания никогда не получит банковское финансирование, поскольку у неё недостаточно зданий, сооружений и оборудования для того, чтобы обеспечить возврат кредита. А ведь, если присутствует всё, что я сказал, эта компания должна получить финансирование под подписанный контракт. Но это без изменения правил банковского регулирования не произойдёт.

Да, получается, что нужно отпускать вожжи, поскольку по-другому уже никак. Иначе банки будут кредитовать самые консервативные проекты, и это никак не будет соответствовать реалиям XXI-го века.

- Но здесь, как мне кажется, возникнет другая проблема: какого класса, какого уровня должны быть сотрудники банков (и ЦБ, между прочим, тоже), чтобы анализировать деятельность возможных заёмщиков так, как Вы предлагаете.

- Да, уровень менеджеров, принимающих решения, нужно повышать. Это правда. Но, допустим, есть какой-то банк, где работает какой-то менеджер, отвечающий за какой-то сектор. Конечно же, он должен понимать, как развивается этот сектор, какие проекты в этом секторе реализуются. У него должны быть полномочия по выделению финансирования. Конечно, должна быть переписана система риск-менеджмента в банках, поскольку сейчас она выстроена достаточно консервативно в соответствии с критериями, установленными Банком России. Это всё нужно делать.

Да, речь идёт об изменении банковской системы. Причём я говорю не об учётной ставке, не о валютном курсе, а о настройке банковской системы. Это – очень непростая, но очень важная задача, которую, конечно же, за три месяца не решить, и за шесть месяцев тоже не решить. Но, в принципе, за год, если этим заниматься, можно какие-то результаты показать.

- Но у нас был, можно сказать, пилотный проект той системы, о которой Вы говорите – МСП Банк, на основе которого в результате создали госкорпорацию. И что?

- И ничего. В ручном режиме можно проконтролировать 50 проектов, 100, 150 проектов, но это же не вся экономика.

- Это понятно: речь ведь идёт о нескольких миллионах проектов.

- Да, несколько миллионов. У нас же получается, что всё замкнулось на госкорпорацию МСП, которая физически не может обработать все заявки, касающиеся малого и среднего бизнеса. Надо давать Банкам полномочия принимать решение. А корпорация МСП в данном случае – некий пример, на котором можно опробировать новые подходы, методики и так далее. Но она точно не может выйти на всю экономику.

- Давайте будем честными: у нас боятся дать банкам ту самую самостоятельность, о которой Вы говорите.

- Боятся.

- Помните, сколько банков закрыла Набиуллина, став главой ЦБ? А ведь тогда ситуация была куда легче и проще.

- У нас в России в принципе боятся делегировать полномочия. И это касается не только банковского сектора. Что же касается банков, то есть пример – тот же самый 1999-й год: никто тогда банки не ограничивал, они выдавали кредиты, и в итоге всё довольно быстро запустилось. Это – первое, теперь второе: чего боится Банк России? Боится он, что у нас рухнет финансовая система, и, поскольку существует система страхования вкладов, то придётся платить за это большие деньги. Но тогда надо создавать двухуровневую банковскую систему, или выделить некую категорию банков, которым будет дана возможность работать с бизнесом. Не давать такой возможности, допустим, системообразующим банкам, а дать её банкам региональным. Либо, наоборот, выделить два – три пилотных банка и на них обкатать такую методику.

Ситуация, при которой всё может выйти из-под контроля, является, думаю, важнейшей проблемой, пугающей Банк России. Следующая проблема – инфляция. Руководители ЦБ регулярно говорят, что, если сейчас повысить доступность финансирования, то начнёт раскручиваться инфляция.

Я считаю, что инфляция в пределах 10% вполне удобоварима, и нам не надо обязательно зажимать её на уровне 4%. У нас любой бизнесмен, планируя свою деятельность: будущий рост цен на сырьё, необходимость повышения зарплаты работникам и т.д. – всегда ориентируется на инфляцию приблизительно в 10%.

Вообще, говорить о каком-то риске резкого повышения инфляции можно, когда экономика перегрета. Но у нас во многих секторах дефицит предложения, так что ситуацию можно трактовать по-разному, и моя трактовка отличается от трактовки руководства ЦБ.

- Последний вопрос к Вам будет непростым: чего ждать в ближайшее время? Когда резко изменились условия жизни российской экономики, было много апокалипсических прогнозов. Сейчас уже ясно, что ситуацию можно оценивать хуже или лучше, но самые страшные прогнозы не оправдались, и всё не рухнуло. Тем не менее, вопрос: на что рассчитывать в ближайшем будущем, остался (будем честными, он стоит всегда, в любые периоды нашей жизни).

- Знаете, мы в марте – апреле провели исследование, результаты которого показывали, что катастрофического падения, обвала в российской экономике не будет. Она во многом ориентирована на природные ресурсы, цены на которые подскочили, а мы уверены: то, что не съест Запад, съест Восток. И я считаю, что нас могут ждать два сценария.

Первый сценарий – запуск каких-то больших строек, инфраструктурных проектов, может быть, модернизация предприятий ВПК – всё это, с моей точки зрения, должно поддержать экономик в существующем виде. Вряд ли это даст экономический рост, но никакого обвала экономики я не жду.

Другой сценарий: если получится пересмотреть подход к экономической политике, если получится синхронизировать деятельность правительства и Банка России, за счёт банковского капитала вовлечь частный бизнес в инвестирование в создание новых предприятий, то возможен экономический рост.

 

Беседовал Владимир Володин.

Консорциум компаний по цифровизации социальной сферы
Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости