Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

История агрокредита в России насчитывает почти 250 лет. И банк на селе не является экзотикой, это - историческая необходимость

Юрий Трушин

 История агрокредита в России насчитывает почти 250 лет. И банк на селе не является экзотикой, это - историческая необходимость. Банк на селе - это не экзотика, а историческая необходимость. Он должен стать привычным, как магазин или почта. Мы быстро научились «жить в кредит», но, как выясняется, сельские жители освоили эту дисциплину еще раньше. Аграрный банкир, председатель правления Россельхозбанка Юрий Трушин раскрывает перед читателями «АиФ» неизвестные и подчас неожиданные факты о настоящем и прошлом «сельского кредитования».
АиФ: Юрий Владимирович, наверное, у каждого, кто знаком с сельской жизнью лишь поверхностно, сложился стереотип о неблагополучной деревне, откуда все стремятся уехать в город. Возникает вопрос, кто, и для каких целей вообще может кредитоваться на селе?
Трушин: Такое расхожее мнение о селе «слегка» устарело. Сегодня там можно жить, работать и растить детей. Кстати, во многом благодаря кредитам: если в городе их берут скорее из соображений удобства, то для деревни - это способ выжить. Кредит позволяет наладить производство, посеять и собрать урожай, провести газ к дому, подготовиться к зиме или построить теплицы. Например, одна семья из четырех человек в Самарской области в селе Кинель-Черкассы с помощью кредита за один сезон выращивает на своем личном подворье до 15 тонн тепличных помидор!
Так что потенциал у нас огромный. Но кредит на селе нужен не только для производственных целей. Сейчас появились совершенно новые возможности - можно получить кредит на покупку дома, оплату высшего образования сельской молодежи. Сегодня впервые сельчане могут взять потребительский кредит. Мы даже кредитуем разведение страусов или корня женьшеня. И экономически это оправдывается.
В России сегодня более половины от всего объема сельскохозяйственной продукции производится на личных подворьях. А государство со своей стороны поддерживает сельчан - субсидирует, возмещает процентную ставку по взятому кредиту. Впервые со времен Столыпина выдаются льготные кредиты на семейное производство. Это очень важно, потому что владельцы личных подворий - самый необеспеченный слой населения, получающий с таким кредитом новый импульс к жизни. За два с половиной года только в нашем банке кредиты получили более 400 тысяч владельцев личных подсобных хозяйств, при этом федеральное правительство возмещает им 95% ставки.
АиФ: При создании Россельхозбанка как-то учитывался зарубежный опыт?
Трушин: Практически в любом государстве мира в разных формах существует система сельскохозяйственного кредитования. В Турции это Зираат Банк, во Франции - Креди Агриколь, в Австрии - Райффайзенбанк и т.д. Они все обладают огромной сетью отделений. К примеру, если поездить по Франции, то можно решить, что там повсюду только Креди Агриколь. Аграрные банки, в том числе и наш, объединяет членство в Международной конфедерации сельскохозяйственного кредитования. Одна из ее главных задач - обмен опытом и решение общих проблем.
Кстати, формирование банковской системы как таковой началось в 18 веке именно с сельскохозяйственного кредитования. Старейший банк в мире - Монте дей Паски - банк пастухов работает в Италии в городе Сиена с 1472 года.
АиФ: В России сельское хозяйство всегда было одной из основных отраслей экономики. Когда стала зарождаться система аграрного кредитования в нашей стране?
Трушин: Агрокредит в России имеет без малого 250-летнюю историю. Первые банки появились еще при императрице Елизавете Петровне в 1754 году. Затем, в позапрошлом веке были основаны Крестьянский и Дворянский поземельный банки. Их учреждение связано с отменой крепостного права: свободные крестьяне получали земельные наделы под долгосрочный кредит.
Советская власть сохранила систему агрокредитования, которая в 1957 году стала частью Госбанка СССР. Во времена перестройки она выделилась из Госбанка в Агропромбанк СССР, который имел широчайшую сеть филиалов и впечатляющий кредитный портфель - свыше 400 млрд. рублей.
Тогда это был крупнейший сельскохозяйственный банк мира: в ннм работало 110 тыс. сотрудников, а объемы кредитов значительно превышали бюджет страны. Россельхозбанк является, если можно так выразиться, «духовным наследником» этих организаций. И цель у нас та же - поддерживать и развивать сельское хозяйство. Эту задачу поставило перед нами государство. Так что банк на селе - это не экзотика, а объективная историческая необходимость.
АиФ: Как Вам кажется, сельскохозяйственный банк в России обязательно должен быть государственным? Это продиктовано исторической необходимостью?
Трушин: Скорее, это продиктовано современными экономическими условиями. После масштабного кризиса 1998-го года нужно было создавать банк только со 100% государственным участием. Исторически за 200 лет существования системы агрокредита банковские модели были абсолютно разными. В большинстве случаев банки принадлежали государству, но была и кооперативная и частная основа. Нынешняя структура Россельхозбанка - это объективная необходимость, лишь так можно было обеспечить новое становление системы сельскохозяйственного кредитования, реанимировать сельскую экономику и поддержать аграрный сектор. В дальнейшем ситуация может меняться. Но, я уверен, в обозримом будущем контрольный пакет должен оставаться в собственности у государства.
АиФ: С момента воссоздания банка прошло восемь лет. Вы довольны результатами своей работы?
Трушин: Думаю, да. Хотя на первых порах было очень трудно. Это сегодня Россельхозбанк входит в пятерку крупнейших банков страны. А в 2000 году, например, мы занимали 475 место. Многие проблемы мы смогли преодолеть благодаря сотрудникам, их профессионализму и пониманию всей серьезности задачи. Вообще в истории России это уникальный случай, когда за столь короткий период времени были получены такие впечатляющие результаты. Сегодня мы вышли на второе место по разветвленности филиальной сети. Банк представлен в 78 регионах страны, а если точнее, то у нас более 1700 точек по всей России.
АиФ: Судя по результатам Вашей деятельности, Вы не столько чиновник, сколько первоклассный управленец. Вам приходилось поднимать слабые участки, заново выстраивать один из крупнейших банков страны. Представляли ли Вы себя руководителем в какой-нибудь другой отрасли?
Трушин: Честно говоря, нет. Наверное, потому что банкиром я стал неслучайно, в силу семейной традиции. Еще в школьные годы я точно знал, чем буду заниматься в дальнейшем. И вот уже 34 года я работаю над развитием системы агрокредита и четко вижу перед собой главную цель этих усилий - обустроить село и поднять уровень жизни крестьян. Хочется сформировать объективную потребность и возможность кредитования, чтобы банк стал таким же привычным и необходимым для села, как например, магазин или почта. Это значит, что банк должен быть таким же понятным, доступным и полезным. Если хотите, такая вот моя профессиональная мечта.
АиФ: Последний вопрос просто не могу не задать. Как Россельхозбанк переживает финансовый кризис?
Трушин: Отрадно отметить, что за этот год у нас ни разу не было оттока вкладов, идет только прирост. Люди нам доверяют - за текущий год объем вкладов увеличился почти на 80%. Мы не пересматриваем процентные ставки по ранее выданным кредитам. Получил на восемь лет - так и плати. По новым кредитам мы вынуждены повышать ставки только в соответствии с теми затратами, которые мы сами несем на привлечение новых ресурсов, но это увеличение достаточно умеренное. Только за последние пять месяцев выдача кредитов в банке увеличилась почти в два раза, а в целом за этот год кредитный портфель вырастет в полтора раза. То есть мы работаем в удвоенном режиме. И в наступающем году будем наращивать эти темпы.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости