Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Теневая деятельность малых предприятий

Файлы

Источник - Журнал "Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены", 2 [96] Март-Апрель 2010. Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ)

Автор: Буев Владимир Викторович — вице-президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства (НИСИПП)

Как известно, существенная часть оборота (выручки) малых предприятий лежит в сфере теневой активности. Теневая (серая) часть оборота – та, с которой государство не получает вовсе или недополучает «нормативные» (установленные законодательством) налоговые отчисления.

В этой связи выделяются две составляющие теневой активности и в наличном, и в безналичном денежных оборотах):

  1. Обороты, которые государство вообще «не видит» (в официальной отчетности они не фиксируются и никак не учитываются). Понятно, что если государство этих материально-денежных потоков не «видит», то и налогов получить с них не может. Речь в данном случае идет сугубо о наличном обороте, производстве и продаже продукции за наличные деньги без формальной фиксации отношений, сделок (либо с заключением договора в бумажной форме, но исключительно «между собой», без «опрозрачивания» перед государством; после исполнения «сделки» бумажные носители/договоры уничтожаются). Эту часть мы будем далее называть «теневым выпуском» или «теневым производством».
  2. Обороты, которые государство «видит» (в официальной отчетности они фиксируются, показываются по «банку», т.е. движение средств происходит по расчетным счетам, или по «кассе» с официальным оформлением получения средств и последующим зачислением на банковские расчетные счета), но никаких налогов государство с них также не получает. Речь в данном случае идет о безналичном обороте. Обороты выводятся из-под налогоообложения через различные схемы заключения фиктивных договоров («обналичивание», «обналичка») и «списываются» на затраты. Вывод средств осуществляется как через зарубежные, так и через российские фирмы, носящие название «оффшорных» (при выводе средств через российские фирмы безналичные средства за определенный комиссионный процент превращаются в «живой кэш»).

Эти оценки и дальнейший анализ теневой деятельности малых предприятий основаны на результатах периодически организуемых НИСИПП опросов представителей малых предприятий. В частности, в 2001 году было опрошено 600 малых предприятий в трех регионах - Москве, Воронежской и Томской областях. В 2007 году было опрошено 804 малых предприятия в Калининградской, Новгородской, Томской, Новосибирской, Калужской областях, Пермском и Красноярском краях. В 2007-2008 гг. по заказу фонда «Либеральная миссия» был проведен опрос 300 малых предприятий в Москве, Новгородской, Томской и Ростовской областях. В 2009 году опрос охватывал те же четыре региона – Москву, Новгородскую, Томскую, и Ростовскую области и было опрошено 300 малых предприятия.

Малый бизнес за прошедшие 20 лет своего существования практически никак не изменил свои «финансовые ноу-хау» в теневой сфере (все так же практикуются только две схемы: теневой выпуск и использование схем «обналичивания» для получения свободных от налогов «оборотных» денежных средств). Причем, чем меньше предприятие по объему годового оборота, тем выше в нем доля «тени».

...

Существуют две схемы (два вида) так называемого оффшора:

  1. Внешний оффшор (вывод капитала осуществляется через зарубежные оффшорные компании и по реально исполняемым, и по фиктивным договорам). Выводимый капитал может впоследствии оставаться за рубежом или — при благоприятной ситуации — снова ввозиться в Россию, но уже как иностранный. Схему используют в основном крупнейшие российские фирмы-экспортеры, однако ею же давно и успешно пользуется и значительное число просто крупных и отчасти средних фирм. Эта схема останется за рамками рассмотрения данной статьи.
  2. Внутренний оффшор («обналичивание» по фиктивным договорам через внутренние «оффшорные» юридические лица, называемые еще фирмами-однодневками, «помойками» и т.д.). Схема проста: белая (легальная) фирма заключает договор на выполнение каких-то работ (оказание услуг) с фирмой-однодневкой («черной»). На расчетный счет фирмы-однодневки безналично переводятся денежные средства, которые затем за вычетом комиссионных в наличной форме возвращаются «заказчику». Понятно, что фирма-«однодневка» их просто снимает со своего расчетного счета (в последние годы получила также распространение схема снятия обналичиваемых средств через банковские карточки физических лиц) в банке и никаких налогов государству не уплачивает, при этом она же формально и несет ответственность за данное преступление, «белая» фирма формально продолжает оставаться белой. В прежние годы чаще всего практика была такова, что работы реально не производились вообще, а договоры заключались на те виды работ (услуг), которые нельзя было «потрогать руками» (маркетинговые, консалтинговые услуги; в прежние годы работала даже схема «найма» сотрудников у «рекрутинговых фирм»). Сейчас работы зачастую производятся, но... самим заказчиком, который выплачивает затем своим работникам «кэш» в конвертах (чем экономит на налогах).

Схема, когда результатом работ является реальный материальный продукт, который можно «пощупать» и при необходимости показать контролерам, повсеместно применяется строительными фирмами, платящими своим работникам (зачастую – бесправным гастарбайтерам из Средней Азии, Молдавии или Украины) «вчерную». Приведем в этой связи характерный и относительно свежий пример быстрой адаптации «теневого» рынка к изменяющимся условиям правовой среды. Строительная отрасль, как известно, всегда была на слуху как одна из самых коррумпированных и теневых. Правда, надо оговориться: когда заходит речь об уровне коррумпированности и «теневизации» строительной отрасли, обычно имеется в виду столичный стройкомплекс, поскольку то, что происходит в регионах, во многом не исследовано с этой точки зрения. Никто, может быть, за исключением узких отраслевых экспертов, положения в регионах не знает. Но считается, что уровень теневой экономики в строительстве выше, чем в других отраслях. Поскольку теневой уровень был достаточно высок, то и теневые финансовые потоки с использованием обналичивающих схем были тоже достаточно мощные. Значительная часть «пустых» строительных фирм с лицензиями использовалась лишь для того, чтобы через них прогонять средства, освобождая таким образом обороты от налогов. Что возникает теперь? Строительная отрасль начинает переструктурироваться. Теперь фирмы-однодневки должны получать вход на рынок через механизм саморегулируемых организаций (СРО), выдающих допуски к осуществлению определенных видов работ. При этом, как только выяснится, что определенная фирма – «обнальная», проверяющие наверняка сразу придут в эту СРО и спросят: «А что она у вас делала, как к вам попала, каких людей физически представляет? Член вашей организации ничего, на самом деле не делал, через него просто прогонялись деньги». У автора статьи в конце прошлого года была беседа с одним строителем. Он занимался созданием СРО в регионе и уже думал: фирму-однодневку к себе принимать, или зарегистрировать ее где-нибудь во Владивостоке, в чужой СРО. Ведь допуск на определенные виды работ, выданный любой СРО, действует на всей территории России. То есть адаптироваться начал и теневой рынок. Там тоже решается вопрос, как жить дальше: самим давать разрешение «обнальной» фирме и брать риски на себя, или искать, куда бы ее «пристроить». Но с другой стороны, если ты «подставишь» СРО из соседнего региона, она может то же самое сделать с тобой. Начало этого года показало, что на черном рынке уже появилось «предложение» от возникших СРО в виде таких же фирм-пустышек с допусками к проведению строительных работ. Возможно, игроки отрасли в дальнейшем будут находить консенсус и «заключать» между собой какие-то неформальные соглашения по этому поводу.

Таким образом, в случае применения схем «внутреннего оффшора» выводимый из-под налогообложения капитал не утекает прямым образом за рубеж, а все-таки вкладывается в развитие отечественной экономики. В тех или иных масштабах схемой пользуются практически все российские субъекты предпринимательства и в первую очередь – малый и средний бизнес. Ее использование является способом адаптации отечественного предпринимательства к неблагоприятным условиям внешней среды (экономическим, правовым, административным, политическим и т.д.). Без преувеличения можно сказать, что использование схем «внутреннего оффшора» до сих пор остается в России основой основ не только развития, но и вообще существования и выживания малого сектора экономики.

Отметим, что об использовании схем «внутреннего оффшора» уже почти два десятка лет знают все: и правоохранительные, и налоговые органы, и экспертное сообщество, и тем более сам малый бизнес. Более того, за десятилетия малый бизнес, в отличие от более изощренного крупного, никаких новых схем «оптимизации» не придумал (в этом смысле «малыши» никогда не утруждали себя особыми «финансовыми ноу-хау»).

Развитость рынка по оказанию услуг по «обналичке» денежных средств свидетельствует, что во многом этот бизнес является организованным, а по сути – банковским. Еще несколько лет назад рынок услуг по обналичке был рынком свободной конкуренции, очень жестким рынком покупателя. В настоящее время появились свидетельства того, что рынок стал монополизироваться. Если о полной монополии говорить пока рано, то олигополия тут точно уже сложилась. Теперь это уже большей частью рынок продавца. Если бы «бизнес по обналичке» никак не был завязан на конкретные банки, то любой банк после одной-двух проводок моментально выявлял бы фирмы-однодневки и людей, которые действовали от имени этих фирм. Операции по обналичиванию позволяли и позволяют многим банкам (особенно мелким) поддерживать свою ликвидность (вспомним, что после финансовых кризисов 1998-го и 2008 годов «выжили» практически все малые банки, для которых обналичивание было одним из серьезных видов бизнеса и до которых пока не добрались отечественные «правоохранители»). Хотя «вычислить» банки, занимающиеся такого рода «безрисковыми» финансовыми операциями, для Центрального банка не представляет большого труда. Показатель, по которому определяются данные кредитные организации – объем снятия наличных денежных средств, его соотношение с общим размером средств на корсчете конкретного банка в ЦБ России или в других банках, с которыми есть корреспондентские отношения.

Полная версия - архив "rar"

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости