Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

О коллизии норм закона о защите прав бизнеса и трудового законодательства (аналитическая записка)

Федеральный закон «Об основах охраны труда в Российской Федерации» (№ 181-ФЗ от 17 тюля 1999 года) гласит, что государственные инспектора труда при исполнении своих обязанностей имеют право «беспрепятственно в любое время суток при наличии удостоверений установленного образца посещать в целях проведения инспекции организации всех организационно-правовых форм» (Глава IY ст. 20, п.3). Фактически этот же пункт дублируется в новом Трудовом Кодексе.
Между тем данная норма законов о труде вступает в противоречие с Федеральным закон от 8 августа 2001 г. N 134-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)». Статья 7 главы II гласит, что «мероприятия по контролю проводятся на основании распоряжений (приказов) органов государственного контроля (надзора)» и что данное «распоряжение (приказ) о проведении мероприятия по контролю либо его заверенная печатью копия предъявляется должностным лицом, осуществляющим мероприятие по контролю, руководителю или иному должностному лицу юридического лица либо индивидуальному предпринимателю одновременно со служебным удостоверением».
Представители инспекций по охране труда необоснованно ссылаются на то, что положения трудового законодательства о контроле (инспектировании предприятий) продублированы из международной Конвенции об использовании труда в промышленности и торговле, которую Россия обязана соблюдать. Однако, в ст. 12 данной Конвенции четко сказано следующее:
«Инспектора труда, снабженные документами, удостоверяющими их полномочия, имеют право беспрепятственного прохода без предварительного уведомления и в любое время суток на любое предприятие, охватываемое контролем инспекции; входить в дневное время во все здания, которые они имеют достаточные основания считать подпадающими под контроль инспекции; осуществлять любые проверки, контроль и расследования, которые они могут счесть необходимыми, чтобы удостовериться в том, что законодательные положения эффективно соблюдаются...»
То есть речь идет не об одном документе, а именно о документах. Следовательно, норма закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей...» не противоречит международной Конвенции, поскольку требует наличия у инспектирующих документов (удостоверения и распоряжения/приказа о проведении мероприятия по контролю).
Таким образом, возникает коллизия норм между нормой закона «Об основах охраны труда в Российской Федерации» и нормой закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)» в части того, какие документы должен предъявить государственный инспектор труда.
С нашей точки зрения, необходимо приведение законодательства о труде в части осуществления контроля и надзора в соответствие с законом «О защите...».

Обоснование

Анализ арбитражной практии по спорам юридических лиц (индивидуальных предпринимателей) с различными органами контроля и надзора позволяет опровергнуть некоторые устойчивые заблуждения:

  1. Существует устойчивое мнение, что кодифицированный закон (Кодекс) имеет приоритет над «обычным» федеральным законом;
  2. Существует устойчивое мнение, что в случае противоречия норм и положений различных законов действуют нормы более поздних законов.

Между тем коллизионного права, устанавливающего, каким образом должны решаться коллизии законодательных норм в случае их обнаружения в практической деятельности, в России не существует.
Арбитражная практика не подтверждает ни тот, ни другой тезис. Коллизии норм позволяют судьям зачастую принимать политические решения, основанные тем не менее на законе.
Согласно Конституции, существуют вида законов: «конституционный» и «федеральный». Только «конституционный» закон имеет приоритет над «федеральным». «Кодекс» по статусу является таким же федеральным законом, каким и любой другой закон Российской Федерации. Следовательно, по своему юридическому статусу и Трудовой Кодекс, и закон «Об основах охраны труда в Российской Федерации», и закон «О защите прав...» равны (арбитражная практика именно это и подтверждает).
Арбитражная практика показывает также, что в одних случаях суды при наличии коллизий аргументируют свои решения нормами более поздних законов, в других случаях – нормами более ранних. То есть для того, чтобы норма более раннего закона не использовалась, она должна быть прямо отменена. А переходные положения более поздних законов в виде типа «Федеральные законы и иные нормативные правовые акты, регулирующие.... действуют в части, не противоречащей настоящему Федеральному закону...» во внимание арбитражными судами, как правило, не принимаются.
Анализ арбитражной практики показывает, что в одних регионах стандартные конфликтные ситуации между органами контроля (надзора) и юридическими лицами (индивидуальными предпринимателями) решаются стабильно в пользу предпринимателей, в других регионах – стабильно в пользу органов контроля (надзора); в третьих регионах – нестабильно, то в пользу предпринимателей, то в пользу органов контроля. И те, и другие решения законны, но основаны на разных отраслях права, законах, нормах и положениях.
Причины этого могут быть разными, но очевидно, что это стимулирует нестабильность, отсутствие единых правил игры и даже незначительные «противоречия» и «коллизии норм» должны устраняться.

Владимир Буев
Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости