Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Старообрядчество и модернизация экономики: внутренние противоречия (Бюллетень "Деловая мысль", Двенадцатый выпуск)

Файлы

Бюллетень "Деловая мысль", Двенадцатый выпуск / Июнь 2010
Центр предпринимательства США - РОССИЯ

***Статья подготовлена на основе доклада, сделанного на конференции «Предпринимательство в России: культурно-исторические и социально-экономические аспекты», организованной Центром предпринимательства США-Россия и прошедшей в Санкт-Петербурге 20 мая 2009 г.***

Автор: Данила Расков, к.э.н., доцент кафедры экономической теории Санкт-Петербургского государственного университета

Во многих странах религиозные меньшинства внесли существенный вклад в первоначальное накопление капитала и распространение торговли и промышленности. Квакеры и нонконформисты в Англии, мормоны и меннониты в США, джайны в Индии, евреи во всей Европе сыграли заметную роль в экономическом развитии. Похожие процессы проходили и в России, где особенно заметной была роль староверов. Парадокс состоит в том, что староверы в религиозном смысле были консерваторами и «антиреформаторами», тогда как в хозяйственной жизни выступили как новаторы. Известный экономист-историк Александр Гершенкрон так сформулировал этот парадокс: «Сторонники религиозной неподвижности, фанатичные враги церковных реформ, иррациональные приверженцы буквы и обряда оказались энергичными модернизаторами с чисто рациональными экономическими целями».

Сочетание набожности, твердости в вере, аскетизма в миру с умением вести торговые и промышленные дела в рыночных условиях было характерно для старообрядческого предпринимательства дореволюционной России. Основой староверия как протестного движения, возникшего в ответ на реформы патриарха Никона, стало сохранение традиционного русского православия. Старообрядцам, очевидно, был присущ консерватизм как сознательное, методичное следование традиции. Стремление сохранить во всей полноте древнерусские религиозные традиции стало доминантой их мировоззрения. В тоже время староверы приняли активное участие в модернизации. Достаточно вспомнить, создание разветленной торговой сети, техническую и организационную модернизацию текстильной промышленности России, где их роль была определяющей. Староверы, стремясь всеми силами сохранить традицию, претворили своеобразный консервативный проект экономической модернизации.

Экономическая история России XIX века не может быть написана и понята без существенного вклада староверов. На первом этапе еще со времен легализации положения староверов в государстве при Петре I такой сферой стала торговля. Наставники Выговской пустыни дали духовную санкцию на покупку хлеба в низовых городах Волги и последующую продажу в Петербурге. Братья Андрей и Семен Денисовы – главные лица общежительства – убедили братию заняться торговлей хлебом. Как пишет Иван Филиппов, кредит они брали у «добрых людей», которые давали «на торг ис половины денег». С духовной санкции и при непосредственном участии киновиархов обители выговцы стали посылать своих людей «в низовые городы хлеба покупати и в Санкт Питербурх ставити, и видеши люди такую их нужду, а в торгу правду, начаша им давати денег в торг ... и от того торгу начаша братству некое споможение чинити». На этом этапе основным предпринимателем выступает сама община, все вопросы решаются по согласованию и благословению.

В начале XIX века больших успехов достигли староверы в текстильной промышленности. В Центральной России около половины шерстяных и шерстоткацких предприятий принадлежали приверженцам старой веры. Для накопления капиталов была важна активная роль общин, которая фактически наделяла собственностью наиболее способных из своих рядов. Нередко духовная и экономическая власть сплетались воедино. Тем не менее, ко второй половине XIX века реальные решения в большинстве общин принимаются уже не духовными лидерами, а попечителями, видными купцами и промышленниками, которые взаимодействуют с властями, оказывают влияние на внутреннюю жизнь общин. К этому же времени можно говорить о типологическом изменении в старообрядческом предпринимательстве. Общинный бизнес все больше переходит к семьям и даже отдельным предпринимателям, т.е. пространство принятия индивидуальных решений все более расширяется. Часто говорят о вере в купеческое слово. Вопреки этому распространенному мнению, можно утверждать, что староверы любое соглашение между близкими людьми и даже братьями старались закреплять письменно. Как подмечает историк старообрядческого предпринимательства В.В. Керов, «… старообрядец мог отказаться брать деньги в ходе сделки без расписки (чтобы не давать возможность «бесу» соблазнить партнера)».

Основная задача данного доклада – поразмышлять о том, почему же не состоялся в полной мере старообрядческий проект модернизации экономики России. Мы имеем ряд фактов. С одной стороны, очевидные успехи староверов в торговле, промышленности. При этом имеются множество свидетельств об особой хозяйственной этике староверов: дисциплинированности, трудолюбии, бережливости. Налицо и общинная взаимопомощь. С другой стороны, как показывают изыскания, вопреки общепризнанному мнению, роль староверов в развитии экономики России к концу XIX – началу XX века несколько ослабляется. Конечно, сохраняются завоеванные позиции в торговле, в текстильной промышленности и других трудоемких производствах. Однако, степень участия староверов в таких секторах как железнодорожное строительство, химическая и добывающая промышленность, в учреждении банков уже не была столь заметной. Стоит принимать во внимание и тот факт, что рассуждения на тему переустройства экономики России под воздействием староверов в целом носят гипотетический характер, поскольку старая вера в отличие от протестантизма в некоторых европейских странах не стала доминирующей конфессией.

Данная проблематика является частью более общей проблемы исторического взаимодействия экономики и религии. Поэтому полезно рассмотреть эту тему в контексте исследований М. Вебера, который очень четко наметил внутренние конфликты, которые возникают между светским миром рыночной безличной экономики и религиозной этикой. Одно из основных противоречий состояло в том, что сама проблема этического регулирования уходит, по мысли М. Вебера, на второй план вместе с развитием рыночных отношений: «можно было этически регулировать личные отношения между господином и рабом именно потому, что эти отношения были личными, то отношения между меняющимися владельцами ипотек и неизвестными им, также меняющимися должниками ипотечного банка, между которыми нет никакой личной связи, регулировать было уже невозможно – во всяком случае в таком смысле и с теми же результатами».

Выяснение причин относительного снижения деловой активности старообрядцев на фоне более быстрых темпов развития экономики страны к концу XIX века представляет большой интерес. Консервативный проект модернизации, основой которого является религиозная традиция, имеет ряд внутренних противоречий и ограничений. В данном случае, возможно возникновение конфликта при выборе между эффективным и этичным решением. При определенных обстоятельствах может встать выбор приоритетов. Если главное – это сохранение обрядов и веры, то приходится поступиться частью более эффективных решений. Если главное – обеспечить максимальную приспосабливаемость к внешним изменениям, что экономисты называют адаптивной эффективностью, то приходится иногда поступаться религиозными принципами.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости