Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Развитие механизмов публичного обсуждения нормативных правовых актов и их проектов в субъектах Российской Федерации

Файлы

Уважаемые господа!

Этот материал размещен на сайте в рамках нашего эксперимента. Поэтому любой желающий (принципиально в очередной раз подчеркиваем: только желающий и только абсолютно добровольно) может перевести, если материал ему понравился, на счет 410011302943322 в Яндекс.Деньгах определенную им самим сумму.

Подробно о нашем эксперименте.

Информационно-аналитический доклад

Национальный институт системных
исследований проблем предпринимательства


Авторы: Т.Л. Рукавишникова, С.В. Смирнов, М.Ю. Сорокин, О.М. Шестоперов

Ноябрь 2013 г.

© 2001-2013 АНО «НИСИПП»

Авторские права принадлежат коллективу авторов АНО «НИСИПП». Воспроизведение, распространение, перевод, переработка, доведение до всеобщего сведения исследования или отдельных его частей разрешается только при условии обязательной ссылки на АНО «НИСИПП» и с указанием источника публикации.

Содержание

Введение

1. Основные выводы

2. Формы и механизмы публичного обсуждения на федеральном уровне

3. Формы и механизмы публичного обсуждения в субъектах РФ

4. Раскрытие информации и публичное обсуждение (консультации) при проведении оценки регулирующего воздействия проектов нормативных правовых актов (ОРВ)

5. Раскрытие информации при проведении экспертизы (оценки фактического воздействия) действующих нормативных правовых актов

6. Антикоррупционная экспертиза

7. Рейтинг субъектов РФ

Приложения

ПРИЛОЖЕНИЕ 1. МЕТОДИКА РЕЙТИНГА СУБЪЕКТОВ РФ

ПРИЛОЖЕНИЕ 2. БЛОК 1. «ЗАКРЕПЛЕНИЕ ПУБЛИЧНЫХ ОБСУЖДЕНИЙ»

ПРИЛОЖЕНИЕ 3. БЛОК 2. «НАЛИЧИЕ МИНИМАЛЬНОГО НАБОРА СЕРВИСОВ ДЛЯ УЧАСТИЯ ГРАЖДАН В ПУБЛИЧНЫХ ОБСУЖДЕНИЯХ»

ПРИЛОЖЕНИЕ 4. БЛОК 3. «РАСКРЫТИЕ ИНФОРМАЦИИ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ОРВ»

ПРИЛОЖЕНИЕ 5. БЛОК 4. «ЭКСПЕРТИЗА ДЕЙСТВУЮЩИХ НПА»

ПРИЛОЖЕНИЕ 6. БЛОК 5. «АНТИКОРРУПЦИОННАЯ ЭКСПЕРТИЗА»

ПРИЛОЖЕНИЕ 7. ИТОГОВЫЙ РЕЙТИНГ

Введение

Публичные обсуждения или консультации являются инструментом вовлечения граждан и представителей бизнеса в законотворческий процесс. На сегодняшний день существуют различные формы их проведения, которые могут варьироваться от индивидуальных встреч с конкретными лицами или группами до всенародного обсуждения проекта нормативного правового акта (НПА), программы, стратегии и т.п. закрепляемых органами власти решений по регулированию.

Включение публичных обсуждений в нормотворческий процесс, а также в процесс обсуждения действующего регулирования является необходимым шагом в области усовершенствования законотворческого процесса, поскольку позволяет выявлять положения, создающие дополнительные барьеры, ограничения и т.д. заинтересованными сторонами, принимающими участие. Международный опыт свидетельствует о том, что публичные консультации должны являться неотъемлемой частью процесса оценки воздействия.

Проведение публичных обсуждений в достаточно узком кругу может позволить добиться повышения качества законодательства в том случае, если обсуждаемые вопросы, во-первых, являются настолько специфическими, что вовлечение граждан, не обладающих знаниями в данной области, может привести к негативным последствиям; во-вторых, вводимый проект затрагивает интересы узкого круга лиц. Преимуществом публичных обсуждений, которые охватывают относительно узкий круг лиц, является тот факт, что каждое поступившее мнение может быть рассмотрено более внимательно, кроме того, возможно ведение диалога (особенно если публичные консультации проходят в форме собрания), в процессе которого будет найдено оптимальное для различных сторон решение поставленных вопросов.

Отсутствие возможности максимально подробно рассмотреть каждое поступившее предложение в связи с ограниченными ресурсами (это может быть как ограничение времени проведения публичных консультаций, так и ограничение людских ресурсов для обработки поступивших предложений) является одним из недостатков проведения публичных консультаций в сети Интернет, в которых могут принимать участие все граждане. Кроме того, следует учитывать, что участие в обсуждении большого количества некомпетентных в данной сфере граждан может затруднить выделение рациональных предложений в массе всех поступивших мнений. Преимуществом публичных обсуждений, проводимых в сети Интернет, перед общественными советами, существующими при органах власти как инструмент участия граждан в законотворческом процессе, является наличие доступа к проектам НПА у всех граждан, деятельность которых может регулироваться принимаемым законом. Таким образом, мотивированность граждан внести свои комментарии или замечания по тому или иному проекту может оказаться выше, чем у общественных советов, члены которых могут не иметь прямого интереса к внимательному изучению положений принимаемого или действующего нормативного правового акта.

Практика публичных обсуждений в формализованном ключе через сеть Интернет в рамках нормотворческого процесса развивается у нас в стране недавно, волна в последние три года была связана с внедрением процедуры оценки регулирующего воздействия на федеральном уровне (для проектов, разрабатываемых органами исполнительной власти), за федеральным уровнем подтягиваются регионы. Мы задались вопросом, все ли и насколько?

Целью данного исследования является изучение нормативной правовой базы, а также существующего de facto положения дел в субъектах Российской Федерации в области раскрытия информации о подготовке нормативных правовых актов, проведения экспертизы (или оценки фактического воздействия) действующих НПА, а также антикоррупционной экспертизы проектов НПА (АКЭ), и привлечению к их обсуждению граждан, представителей бизнеса, экспертного и научного сообщества, общественных организаций для учета их мнений и предложений.

Сведения о публичных обсуждениях собирались в период с июля по август 2013 года. В процессе сбора информации использовались только открытые источники (официальные сайты регионов РФ, нормативные правовые акты, приказы и распоряжения, размещенные в сети Интернет или в общедоступных правовых базах). В рамках исследования не использовалась непубликуемая информация в силу того, что одной из основных целей было изучение степени открытости информации для граждан, представителей предпринимательского, научного сообществ, общественных организаций. Другими словами, метод сбора информации совпадал с объектом и предметом изучения. В результате регионы, в которых информация, относящаяся к оценке регулирующего воздействия, экспертизе актов, а также антикоррупционной экспертизе, не была обнаружена в сети Интернет, при оценке и составлении рейтинга получали нули вне зависимости от наличия у авторов сведений о реализации проектов о внедрении или усовершенствовании института ОРВ или АКЭ, но в «закрытом» режиме.

В рамках исследования были рассмотрены следующие вопросы:
1) формы и механизмы публичного обсуждения на федеральном уровне;
2) формы и механизмы публичного обсуждения в субъектах РФ;
3) раскрытие информации и публичное обсуждение (консультации) при проведении оценки регулирующего воздействия проектов НПА;
4) раскрытие информации при проведении экспертизы (оценки фактического воздействия) действующих нормативных правовых актов;
5) участие общественности в антикоррупционной экспертизе проектов НПА.

По результатам исследования составлен рейтинг субъектов РФ. Результаты могут быть интересны всем участникам процесса внедрения и усовершенствования процесса оценки регулирующего воздействия, экспертизы действующих актов, а также антикоррупционной экспертизы, представителям предпринимательского сообщества, независимым экспертам, СМИ, а также всем сторонам, заинтересованным в повышении качества регулирования. С методикой данного рейтинга можно ознакомиться в Приложении 1.

1. Основные выводы

1. Для оценки уровня развития института публичных обсуждений разрабатываемого и действующего регулирования (нормативных правовых актов) разработана система показателей, на основе которой составлен рейтинг субъектов РФ. Мы не пытались усложнять систему, оставив в ней всего 33 показателя, максимальное количество баллов, которое может набрать субъект РФ, составило 44. В состав показателей включались вполне обыкновенные и исполнимые вещи, при этом мы пользовались принципом минимальности, под которым подразумевали наличие в регионе присутствия параметров (явлений), минимально необходимых для включения общественности в обсуждение проектируемого регулирования или действующих НПА. При этом мы старались сделать методику оценки более комплексной, включив как общие параметры развития института, так и параметры, характеризующие его уровень в основных механизмах улучшения законодательства, где чаще всего закрепляется публичное обсуждение – ОРВ, экспертиза действующих НПА, АКЭ. В большинстве такие параметры встречаются в нормативной правовой базе федерального уровня, хотя мы включили и желаемые, но еще не закрепленные и здесь (например, наличие планов обсуждений не только в отношении экспертизы действующих НПА или четкой декларации политики включения общественности в публичные обсуждения). Некоторыми показателями, которые характеризовали бы эффективность закрепленных механизмов, например, отражающие фактическое количество участников публичных обсуждений, на данном этапе пришлось вообще пренебречь ввиду невысокой пока информационной прозрачности процесса. Включи мы их на данном этапе – система, конечно, стала бы более комплексной, но ушла бы в «идеальную картину», далекую от действующей практики.

В связи с этим тот факт, что регион, занявший в нашем рейтинге первое место, набрал только 18,5 балла или 42% от максимально возможных, а средний балл по всем субъектам РФ составил всего 6,9 (таблица 1), говорит о том, что мы столкнулись с явлением, которое находится если не в зачаточном состоянии, то на первом, самом начальном этапе своего развития. Наличие значительной группы регионов, получивших совсем мало баллов либо не получивших баллов вовсе, говорит о том, что многие субъекты РФ находятся на старте процесса. При этом отсутствуют субъекты РФ, где равномерно были бы развиты все направления, а поднимаются в «лидирующую» группу ввиду относительной развитости чего-то одного, например, имеются основания полагать, что установлена процедура ОРВ, но в публичности АКЭ регион не отличился, а экспертиза действующих актов хотя и установлена, но не блещет открытостью. Другими словами, мы имеем дело с отсутствием комплексности механизмов публичного обсуждения и столкнулись с мозаичностью его развития.

Таблица 1. Сводные данные о значениях баллов по рейтингу
субъектов РФ и его отдельным блокам


2. В определенной степени так происходит из-за копирования регионами федеральных норм и практики, а на федеральном уровне также не все идеально развито. Следует признаться, что АКЭ и экспертиза действующих актов не отличаются ни публичностью, ни видимой эффективностью. Относительное продвижение развития публичных обсуждений при проведении ОРВ тоже оставляет желать лучшего. Однако в любом случае, если оценить федеральный уровень по предложенной нами системе показателей, получается, что нет ни одного региона, который превзошел бы его. Из чего мы делаем вывод не только об обычной ориентации субъектов РФ на состояние дел «наверху», но и об отставании регионов, причем довольно серьезном. Поскольку мы имеем обширную группу тех субъектов РФ, где ничего с точки зрения продвижения публичного обсуждения еще не сделано, кроме, может быть, мыслей и планов на этот счет, может быть, даже и закрепленных в распорядительных и программных документах, но в любом случае еще не реализованных, разрыв этот в ближайшее время может увеличиться еще значительнее.

3. По итогам общего рейтинга мы разделили субъекты РФ на 6 групп:

  • десятка (топ-10) лидирующих субъектов РФ (14,5–18,5 балла);
  • субъекты РФ, набравшие значительное количество баллов, но не вошедшие в топ-10 (12–14 баллов);
  • субъекты РФ, проявившие активность в области внедрения ОРВ и экспертиз, а также стремящиеся повысить уровень публичности процесса (5,5–11,75 балла);
  • субъекты РФ, которым удалось набрать некоторое количество баллов за счет наличия преимущественно одного заполненного из 5 блоков (2–5 баллов);
  • субъекты РФ, набравшие ненулевой, но очень низкий балл (0,5–1,5 балла);
  • субъекты РФ, получившие 0 баллов.

О значительной дифференциации регионов по полученным баллам свидетельствуют такие данные: 32 региона (менее 40%) набрали больше 10 баллов, в то время как 39 (почти 50%) набрали менее 5 баллов, из них 28 субъектов РФ получили менее 2 баллов (то есть в данных регионах отсутствует институт оценки, возможность говорить о наличии в них публичности нормотворческой деятельности отсутствует). 16 субъектов РФ (19,3%) при этом набрали 0 баллов.

4. В ходе исследования удалось выявить не характерное для федерального уровня явление – закрепление проведения публичного обсуждения в законах, в то время как на федеральном уровне они закреплены, как правило, постановлениями Правительства, и в большинстве регионов по аналогии так же. Такие законы нашлись в 14 субъектах РФ, данные документы претендуют на комплексное закрепление института публичного обсуждения (т.е. не принимаются только в отношении какого-то одного из механизмов, например, только ОРВ). Однако рассматривая нормы этих законов, можно утверждать о различном понимании регионами роли и сути публичных консультаций. В подавляющем большинстве регионов публичные консультации с населением проводятся по инициативе органов власти; возможность гражданской инициативы декларируется, однако ее полноценной реализации препятствуют организационно-юридические формальности, делающие на практике затруднительным или невозможным реализацию такой инициативы. Нормативные правовые акты субъектов РФ не содержат конкретной формулы относительно обязательности итогов публичных консультаций для региональных органов власти. Так, как правило, устанавливается, что рекомендации, выработанные в ходе публичных консультаций, либо подлежат опубликованию в официальных печатных органах и сайтах, либо подлежат обязательному рассмотрению компетентным органом власти, либо должны «учитываться» им при принятии государственно-властных решений.

5. В современных условиях технология информационно-коммуникационной сети Интернет, доступ к которой в настоящее время имеют значительное число граждан нашей страны, дает возможность с минимальными организационными и финансовыми затратами обеспечивать вовлечение граждан в принятие решений органами власти.

Проведенное нами исследование функционирования официальных порталов региональных властей в Интернете показывает, что в последнее время активно совершенствуется дизайн сайтов, способы поиска информации, размещаются проектируемые и действующие нормативные акты, иная полезная информация о деятельности органа власти, появляются интернет-приемные, позволяющие задать вопрос органу власти с помощью его официального сайта, и т.д. Вместе с тем эмпирический опыт коммуникации с региональными властями показывает, что электронные ресурсы в значительном числе случаев используются не как основной, а как дополнительный, «девайсовый» канал связи с гражданами, с соответствующим отношением органа власти. Так, на интернет-сайтах некоторых региональных органов власти размещаются архивы ответов на поступившие обращения граждан, однако зачастую месяцами строка ответов не обновляется. В целом только в 12 регионах были обнаружены календари, которые могут быть использованы гражданами для получения информации о предстоящих обсуждениях. Наличие общедоступных архивов информации о мероприятиях участия граждан в выработке и принятии решений органов власти в электронной форме обнаружено только в двух регионах. Наличие архивов по различным вопросам в открытом доступе не является распространенной практикой, в рамках исследования рассматривалось наличие сводной информации об ответах органов власти на вопросы и обращения граждан или ответы на наиболее распространенные (часто задаваемые) вопросы граждан, связанные с регулированием (проектируемым или действующим). Сводная информация присутствовала в 20 регионах (24%), ответы на наиболее распространенные вопросы граждан – всего в трех. В подавляющем большинстве случаев на сайтах региональных органов власти нет форумов.

Рассматривая приведенную статистику, увы, нельзя заявить, что возможности сети Интернет используются в какой-то значительной мере. Создается впечатление, что при обновлении очередной версии сайта делаются новые сервисы для красоты и чтобы были, в то время как отдача от них, которая связана уже с деятельностью должностных лиц органов власти, а не программного комплекса, сильно отстает: машина сделала свое дело – собрала через интерфейс вопросы и пожелания, ответы же на них либо не получаются вовсе, либо отстают по актуальности.

6. Относительно других механизмов более всего публичное обсуждение в регионах «развито» в оценке регулирующего воздействия. Характеристики, свидетельствующие о раскрытии информации при проведении ОРВ, присутствуют в 40 субъектах РФ. При этом в начале 2013 года таких регионов было гораздо меньше.

Но и здесь, как выяснилось при оценке отдельных заложенных нами параметров в отношении публичных обсуждений при ОРВ, процесс развивается неравномерно, не комплексно. Так, наличие официального сайта или страницы сайта, на котором опубликовываются тексты проектов НПА для обсуждения в рамках проведения ОРВ, является наиболее распространенным параметром среди регионов, в которых предусмотрена процедура ОРВ. Но такой сайт (или страница) присутствует в 24 регионах из 40.

Редко в региональной нормативной правовой базе ОРВ предусмотрено проведение «активных» публичных консультаций – проведение публичных обсуждений (консультаций) вне сети Интернет, а именно проведение заседаний общественно-консультативных органов, круглых столов, фокус-групп, опросов и т.д. Наличие закрепленной возможности удается отследить только в единичных субъектах РФ.

В ряде регионов НПА, закрепляющие проведение публичных консультаций в рамках ОРВ, не предусматривают необходимости обязательной публикации сводки поступивших предложений вне заключения об ОРВ. Тем не менее в некоторых регионах НПА содержат положения, утверждающие форму справки о проведении публичного обсуждения. Такое требование встречается только в четырех регионах, еще в 18 регионах в нормативных актах закрепляется перечень сведений, которые необходимо включать в справку о проведении публичных консультаций. Отсутствие установленной формы такой справки (или сводки предложений), а также перечня сведений, которые являются обязательными для указания в этих документах, встречается в 18 регионах, т.е. почти половине субъектов РФ, где введена ОРВ. В отношении таких регионов ставится вопрос, формализуются ли вообще каким-то образом итоги обсуждений, или связь является односторонней – «вы нам комментарии, а мы подумаем и у себя тут решим».

НПА, закрепляющие проведение публичных консультаций, могут содержать положения, в которых прописывается возможность (или необходимость) заключать соглашения с организациями, представляющими интересы предпринимательского сообщества, о взаимодействии при проведении ОРВ. Как выяснилось в ходе исследования, такие соглашения имеются только в пяти субъектах РФ. Остальные, по всей видимости, не придают значения базису проведения публичных консультаций и структурированию диалога с ключевыми организациями в регионе.

Требованием, наиболее полно обеспечивающим право граждан на участие в создании регулирования в рамках проведения ОРВ, является положение, согласно которому проект акта подлежит обязательной корректировке на основе результатов публичного обсуждения (консультаций). Оно отчасти отражало бы блокирующую роль механизма ОРВ для излишних издержек и барьеров ведения предпринимательской и инвестиционной деятельности, а не информационную. Однако данное требование встречается только в четырех субъектах РФ. Тем не менее в ряде регионов существует требование о необходимости указания и обоснования учета или неучета полученных мнений. Такая формулировка в несколько меньшей степени обеспечивает право граждан на участие в проектировании регулирования, но тем не менее является значимой. Данное требование закреплено в 19 регионах. Другими словами, роль ОРВ вообще-то определена только в половине субъектов РФ, которые данную процедуру у себя установили.

И об общей систематизации результатов деятельности власти по проведению ОРВ. Нам представляется, что в порядках ОРВ должно содержаться требование о подготовке и публикации докладов уполномоченного органа о состоянии дел, результатах. Но такое требование заложено только в 10 субъектах РФ, то есть только четверти регионов, где закреплено проведение ОРВ. Однако само по себе требование еще не означает, что такие доклады действительно публикуются – данные документы удалось найти только в пяти субъектах РФ (в этот перечень вошли те, которым есть что сказать в части развития ОРВ, остальные пока, по всей видимости, отмалчиваются).

7. Экспертиза действующих НПА закреплена в значительно меньшем количестве регионов, нежели оценка регулирующего воздействия проектов актов: проведение такой экспертизы (или оценки фактического воздействия – мы объединяем оба механизма как направленные на одну цель) было предусмотрено в 21 субъекте РФ, то есть только в четверти регионов, в то время как проведение ОРВ закреплено примерно в половине.

Формирование и раскрытие планов проведения экспертизы предусмотрено только в 11 субъектах РФ, а проведение публичных консультаций в ходе оценки фактического воздействия – в девяти регионах, то есть менее чем в половине регионов, где введена экспертиза (оценка) действующих НПА. Только в пяти регионах существует требование обоснования учета или неучета полученных мнений, а требований об изменении нормативного правового акта на основе результатов публичного обсуждения нет ни в одном регионе. Что касается публичной отчетности уполномоченного органа о результатах экспертизы, то наличие требования о необходимости подготовки и публикации соответствующих докладов закреплено в пяти регионах (по факту нам удалось найти опубликованным только один доклад).

8. С публичностью проведения АКЭ и участием в этой экспертизе общественности, в том числе проведением независимой экспертизы, информированием о ее результатах дела обстоят хуже всего. В львиной доле российских регионов присутствие независимой АКЭ, а тем более реальное значение, носит номинальный характер. Представляется, что провал института «независимой» АКЭ в том виде, в каком он существует, на региональном уровне обусловлен, прежде всего, тем, сам правовой статус независимого эксперта представляет собой не что иное, как бюрократический суррогат гражданской активности. Получение статуса независимого эксперта санкционируется государством, однако не дает его обладателю никаких официальных прав для участия в разработке проектов актов на ранних стадиях, получения дополнительной информации о проекте нормативного правового акта. При этом порядками проведения АКЭ на региональном уровне не предусматривается ни каких-то определенных методов учета заключений с «независимой» АКЭ, ни даже их опубликование в сети Интернет на сайте органа власти.

В подавляющем большинстве регионов не предусмотрено утверждение или не принимаются перспективные планы АКЭ действующих нормативно-правовых актов субъектов РФ. Это само по себе свидетельствует об отсутствии заинтересованности региональных органов власти проводить систематическую работу по расчистке правового поля от действующих вредоносных норм и входить во взаимодействие по этим вопросам с конструктивными силами гражданского общества в соответствующем субъекте РФ.

Сведения о порядке формирования плана проведения АКЭ удалось найти в 18 регионах (22%). Возможность проведения независимой экспертизы предусмотрена в 49 регионах (60%), однако только в девяти регионах имеется информация, свидетельствующая о том, что в данном субъекте РФ независимая АКЭ проводится по факту. Требование о публикации результатов АКЭ присутствует в 13 регионах (16%), однако по факту результаты вывешиваются только в девяти. Требование о подготовке и публикации обобщающих докладов существует в 19 регионах, доклады были обнаружены в 16.

9. Не претендуя данным докладом на выход на какие-то комплексные решения по улучшению ситуации (у доклада все-таки информационная роль явилась основной), сделаем все же ряд предложений. В последние годы активно развивались механизмы установления региональных стандартов и дорожных карт по достижению целевых значений, в том числе и по улучшению предпринимательского климата, повышению публичности власти. Двигателями процесса выступают отдельные ведомства и Агентство стратегических инициатив (АСИ). Так вот, почему бы АСИ не сформировать отдельный стандарт организации и проведения публичных консультаций и раскрытия информации о проектах нормативных правовых актов в субъектах РФ, или включить отдельные положения, касающиеся этого, в уже действующие стандарты, предусмотрев, в частности, следующие положения:

  • закрепить обязанность для региональных органов государственной власти, обладающих нормотворческой компетенцией, заблаговременно утверждать перечень (три-пять позиций) проектов нормативных правовых актов, в отношении которых должно быть проведено «углубленное» публичное обсуждение в полном соответствии с требованиями стандарта;
  • по аналогии с региональным референдумом наделить правом инициирования официального публичного обсуждения, помимо властных субъектов, региональные отделения политических партий, представители которых избраны в региональные или местные органы, всероссийских общественных объединений, а также инициативную группу, выступающую от лица определенной части региональной общественности. В последнем случае, полагаем, будет достаточно, если в поддержку ее нормотворческой инициативы выскажутся хотя бы 10% от общего числа граждан, которые проголосовали на последних выборах в региональный парламент;
  • внедрить электронную платформу для сбора подписей в поддержку региональных нормотворческих инициатив. Причем целесообразно установить упрощенный порядок подачи голосов, в частности, без требования обязательной регистрации в системе электронных госуслуг;
  • включать в состав рабочей группы, непосредственно отвечающей за организацию и проведение публичных консультаций, представителей общественности, независимых экспертов, представляющих альтернативные точки зрения по затрагиваемой тематике;
  • предусматривать отдельной строкой в региональном бюджете средства на проведение мероприятий по подготовке и проведению регионального публичного обсуждения;
  • обязательность создания специального сайта для публичного обсуждения, опубликования информационно-аналитических материалов, видеоматериалов на основе принципов плюрализма;
  • в отношении итогов публичных консультаций обязать следовать региональный орган власти известному регуляторному правилу «comply or explain» («соглашайся или объясняй»). Он означает, что государственный орган должен либо согласиться с рекомендациями публичного обсуждения и внести в свои акты, в том числе нормативно-правового характера, соответствующие коррективы, либо мотивированно отклонить представленные ему предложения. Причем мотивировка отказа должна иметь конкретное детальное обоснование, подкрепленное ссылками на действующее законодательство, а также экономические, социальные и иные факторы, представленные в статистической форме.

10. С нашей точки зрения, поскольку АКЭ в ее действующем формате реализации оказалась не востребованной ни властью, ни институтами гражданского общества, данную процедуру целесообразно исключить из нормотворческого процесса.
При этом можно попытаться провести самую идею выявления коррупционных факторов, заложенных в тексте нормативного акта, через принятие и выполнение регионами стандарта раскрытия информации о проектах нормативных правовых актов, который бы включал в себя следующие компоненты:

  • безусловную обязанность государственного органа, разрабатывающего проект нормативного правового акта, публиковать на своем официальном сайте в формате, не требующем специального программного обеспечения, проект любого нормативного акта не менее чем за 30 дней до даты рассмотрения (принятия);
  • наличие обязательных требований, предъявляемых к его размещению на сайте уполномоченного органа: легкость поиска (размещение текста на интернет-сайте в составе базы проектов НПА, на которую имеется ссылка на лицевой странице интернет-портала); заведение специальной электронной карты на проект НПА, в котором бы указывались имя и служебные контактные данные конкретного специалиста, отвечающего за его разработку);
  • обязанность органа-разработчика размещать все поступившие заключения, мнения, предложения граждан в данной специальной электронной карте;
  • наличие и применение санкций финансового и дисциплинарного характера к государственным гражданским служащим, нарушающим установленный порядок размещения установленных документов в электронной карте на проект НПА;
  • обязанность органа-разработчика составлять и размещать в электронной карте сводку поступивших предложений;
  • обязанность органа-разработчика соглашаться и вносить предложенные изменения или предоставлять исчерпывающие и подробные аргументы в пользу их отклонения;
  • придание данному стандарту обязывающей силы путем разработки и внесения соответствующих изменений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ».
Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости