Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Наталья Горячая, руководитель консалтинговой компании, основатель «Делаем бизнес вместе». Я не хочу возвращаться в 80-е годы. Часть первая.

Что происходит сегодня с отечественным бизнесом, и чем ему грозит сложившаяся сегодня ситуация? Об этом мы беседуем с Натальей Горячей.

 

- Наталья, скажу честно: поводом для нашей с Вами беседы стал пост в Фейсбуке, где Вы раздаёте «всем сестрам по серьгам», пишете о борьбе арендаторов с арендодателями, о том сколько и каких налогов требуют с бизнеса, об отношениях предпринимателей с разнообразными контролирующими органами, о деятельности основных предпринимательских объединений…

- Неужели я обо всём этом написала в одной публикации?

- Да. Но давайте начнём с другого. Ещё в апреле этого года появился такой вот прогноз доктора экономических наук, профессора ВШЭ Игоря Липсица:

«Малый и средний бизнес будет банкротиться, а усилия ФНС будут направлены на уголовное преследование тех, кто отказывается платить полную зарплату работникам по «дурацкой» причине - отсутствие денег. В результате мы получим смертность малого и среднего бизнеса такого масштаба, что о частном бизнесе можно будет забыть, а страна вынужденно вернется в состояние - нет, не 90-х, а даже 80-х годов.

Можно ли что-то сделать для смягчения такой ситуации в России с помощью экономических и финансовых инструментов? Теоретически - да, но нынешний российский госаппарат на это не способен. Это уже видно и понятно по ранее принятым решениям. Поэтому, вероятно, мы увидим - ближе к концу года - только запуск большой программы общественных работ с госфинансированием через «любимые компании» - неизменные «чемпионы побед» на гостендерах. В худшем варианте, мы увидим тотальную национализацию ритейла и сервиса и возврат к экономике а-ля СССР, но в еще более паршивом варианте».

Это – один из наиболее жёстких и печальных прогнозов ближайшего будущего отечественного бизнеса. Ваши комментарии к происходящему тоже особым оптимизмом не отличаются, хотя не настолько мрачны. Как Вы считаете: прав ли был Липсиц в своих предположениях? Полгода ведь уже прошло с апреля, что-то должно было в какой-то мере проясниться.

- Начнём с того, что я Игоря Липсица читаю в Фейсбуке и очень люблю как эксперта за ту любовь, которую сам он транслирует во внешний мир. Есть эксперты, пишущие с некоей долей злобы, а этот уже немолодой человек, у которого за плечами большой опыт, наоборот доброжелателен.

Но у него нет предпринимательского опыта, он теоретик, не имеющий глубинного, проверенного на собственной шкуре понимания, почему бизнес не платит налоги. Точно так же, как нет этого понимания у тех же Силуанова и Мишустина, мыслящих совершенно по-другому. Они не живут в активном бизнесе, которым надо заниматься практически двадцать часов в сутки.

Но, возвращаясь к прогнозу Липсица: либо он чего-то не договаривает, либо не понимает, что ни Силуанов, ни Мишустин делать самостоятельно такие заявления, какие они делают сейчас, не могут. Я не знаю побуждений и целей тех лиц, что решают, какие именно идеи эти говорящие головы будут озвучивать. Отчасти - к сожалению, отчасти - к счастью. К сожалению, потому что я не могу чётко строить свою дальнейшую деятельность. К счастью, потому что не знаю, можно было бы с этим знанием продолжать жить в нашей стране.

Поэтому о любом эксперте, рассуждающем, будет или не будет локдаун, почему развивается или почему не развивается производство, или почему оно развивается очень плохо, можно сказать, что он компетентен в весьма узких пределах. И прогнозы, которые он делает, находятся в пределах его узкой компетентности. Я тоже узко рассуждаю.

Мы устанавливаем причинно-следственные связи, исходя из наших представлений, наших знаний, нашего круга общения. У Липсица больше академических знаний, у меня – прикладных, но, в общем и целом, мы, всё равно, ограничены в своём представлении о причинно-следственных связях. Если мы можем спрогнозировать последствия того, что происходит сейчас, то глубинные причины знают только люди, с которыми мы с Вами лично не знакомы. Даже через шесть рукопожатий.

Поэтому мне иногда кажется, что бесполезно что-либо обсуждать. Я на своей бизнес-странице часто задаю предпринимателям разного рода вопросы. И когда я прошу: граждане, вы жалуетесь, что то плохо, это плохо, что вас зажимают, что требуют налогов больше, чем вы можете заплатить. Назовите пять основополагающих, с вашей точки зрения, мер, которые позволят вам «выстрелить». Ужас заключается в том, что из 30-ти тысяч моих официальных читателей (а с теми, кто читает меня, не будучи подписанным на мою страницу, получается где-то 115 тысяч) за всё время, что я эти вопросы задаю, что-то вразумительное то, что реально может запустить механизм развития бизнеса, высказали человек десять.

И это не потому, что все эти люди не владеют своей профессией или не понимают её, просто они привыкли думать и говорить о том, что у них плохо, а не о том, что нужно, чтобы стало хорошо. И, кроме того, у них есть ощущение, граничащее с бессилием: что бы мы сейчас ни захотели, это, всё равно, не будет реализовано.

- Увы, это так и есть. Слишком многие фактически отчаялись что-либо изменить.

- И поэтому мы, скорее всего, возвращаемся в какую-то извращённую форму 80-х годов. Мне как человеку, родившемуся в 70-е годы, реально страшно от того, что мы можем туда вернуться. Я очень хорошо помню эти годы: мои родители очень хорошо зарабатывали, и для инженеров-строителей мы очень хорошо жили. Но я не хочу туда. И, когда Вы зачитывали цитату профессора Липсица, у меня мурашки по коже пошли – я не хочу туда возвращаться.

Но кому-то нужно вернуть всё в состояние зелёного болотца, из которого никто не будет вякать. Вот для чего это нужно, я не понимаю.

Для меня важно, чтобы максимальное число людей, окружающих меня, чувствовали себя свободными людьми. Но я хочу показывать им такой пример, чтобы при всей любви к свободе они тянулись ко мне. Почему люди, принимающие у нас решения, не живут в такой парадигме, я не понимаю. У этих людей есть какие-то глубинные ценности, которые, по-видимому, с моими ценностями не пересекаются никак.

- Наталья, следующий вопрос взят из текста Вашего поста в Фейсбуке. «Не надо мне рассказывать о том, что предприниматели сами виноваты, что их прижала инспекция, ОБЭП, пожарные, ОАТИ или кто другой.

23 года изо дня в день, 5 дней в неделю наблюдаю за бизнесом, строю схемы, веду учёт, провожу семинары. Сама система не эффективна.

Эффективно налажена только система сбора налогов, пеней и штрафов».

Последнюю фразу, я думаю, все понимают абсолютно однозначно. А вот как бы Вы объяснили, что имеете в виду, говоря о неэффективности всей системы? Ту аргументы могут быть у каждого свои.

- Могу привести конкретный пример. Юридическое лицо, применяющее общую систему налогообложения, уплачивающее и налог на прибыль, и НДС. Занимается строительством. У нас стройка в фаворе: материнский капитал пихают во все щели, кредиты опускают ниже плинтуса – это всё делается, чтобы поддержать стройку. Прямые инвестиции или низкопроцентные займы правительство туда не закачивает, а таким образом (якобы надо поддержать население) поддерживает строительную отрасль.

И вот строительную компанию, уплачивающую налог на прибыль и НДС, налоговая прижимает, чтобы она не пользовалась схемами, позволяющими снизить сумму налогов. Но, если она не будет это делать, весь работающий у неё на стройке персонал должен быть официально трудоустроен. А если компания сидит на тендерах по 44-му ФЗ, то заказ она получает по самой низкой цене: насколько низко она может упасть в цене, настолько выше её шансы выиграть тендер. Так у нас устроен 44-й ФЗ. В этом случае, если не работать по схемам, основная её затрат приходится на расходы без НДС: зарплата и налоги с неё – та часть, которая не снижает НДС к уплате в бюджет. В результате у компании получается немалый фонд оплаты труда (конечно, рядовые строители – не высококвалифицированные специалисты, но Москва, например, заставляет подтягивать их зарплаты под региональный минимум оплаты труда; и это – не 20 195, который у нас сейчас есть, а по факту тот, который подтягивается Росстатом). А все налоговые инспекции хотят, чтобы работникам платили среднюю зарплату по региону.

На эту зарплату навешиваются страховые взносы, на неё навешивается НДФЛ, и компания платит их, плюс 20% НДС со всего прихода, плюс налог на прибыль. В результате налог из 20% превращается в 40, плюс страховые взносы. И владелец такой компании скорее наблюдает за процессом, нежели делает бизнес.

- Наталья, Вы, по-моему, забыли ещё два налога на строительные фирмы. Один, не слишком упоминаемый, но вполне официальный – взнос в СРО. Другой – неофициальный, но от него не спасут никакие схемы – откат.

- Откаты везде, в зависимости от того, какой объект, процентов от 15-ти до 30-ти, а иногда бывает и 40%. И в такой ситуации компания, выигравшая тендер и завершившая работы по нему, вынуждена браться за ещё один тендер, чтобы покрыть убытки предыдущего. И этот процесс бесконечен. Компания в итоге загоняет сама себя в угол и в результате строит пирамиду.

И сейчас у нас компании, работающими в строительстве, в охране, в клининге, в других отраслях, где расходы на оплату труда очень большие, зажимаются в угол. С одной стороны, они вынуждены вот так работать, с другой, - они зажимаются налоговиками, ОБЭПами и прочими структурами, требующими официально платить большие заработные платы. И этот пузырь должен в конце концов лопнуть. И это будет катастрофа. Вот, собственно говоря, что я могу сказать про систему.

Когда недавно в ответ на предложение (кто предлагал, не помню) снизить ставку НДС для некоторых производителей с 20% до 10-ти, Минфин написал письмо: выпадающие доходы компенсировать нечем. Плюс у этих производители будут входящие затраты с НДС 20%, а они будут платить 10%. В результате они будут ещё больше денег выкачивать из бюджета. Мы на это пойти не можем.. И предложение поддержано не было.

 

Окончание следует.

 

Беседовал Владимир Володин.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости