Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Только ли бизнес? Часть вторая.

Фразу: «Ничего личного – только бизнес» сегодня знают, наверное, все. Но так ли она справедлива? Как соотносятся друг с другом предпринимательство и человеческие отношения? Могут ли дружеские или родственные отношения помешать ведению бизнеса? Можно ли в процессе предпринимательской деятельности строить отношения с окружающими тебя людьми (твоими работниками, конкурентами, чиновниками и другими) на обычной человеческой основе?

Обо всём этом мы продолжаем беседовать с четырьмя людьми, отдавшими бизнесу много лет жизни.  

 

- Хорошо или плохо, когда вашими партнёрами по бизнесу становятся близкие Вам люди: родственники, друзья?

 

Илья Хандриков: Надо сказать, что в начале кооперативной деятельности родилось много семейных предприятий. Это было стихийное решение: люди, например, пекли дома какие-то кондитерские изделия и сами их продавали. Причём эти люди зачастую продолжали где-то работать, а после работы пекли и продавали. И тогда появилось очень много семейных предприятий: магазинов, кафе. Уже потом с ростом налогов государство практически уничтожило эту форму бизнеса. Но сегодня она активно возрождается и требует законодательного оформления и поддержки, в том числе налоговой.

Мне известны предприятия, дожившие до наших дней, которыми управляют родственники, и эти предприятия нормально функционируют. Так что такие предприятия имеют право на жизнь.

Михаил Вирин: Бизнес ведь у нас начинался с ТОО – товариществ. А товарищество, оно и есть товарищество.

- С ограниченной ответственностью.

- Да. И у нас тоже было товарищество, и была это самая заря бизнеса. Всё было и просто и сложно, но незабываемо.

Но мнение моё абсолютно однозначное: с родственниками вести общий бизнес нельзя ни в коем случае. Исключение, конечно, мелкий семейный бизнес: какое-нибудь кафе, маленький магазинчик, что-то ещё – там, где муж, жена, какой-то ещё родственник не столько бизнесмены, сколько просто работники. Это – семейный бизнес, именно не родственный, а семейный. Это я допускаю, даже считаю, что это, может быть, неплохо.

Но как только дело касается бизнеса чуть покрупнее, примеры я знаю только негативные. Родственник изначально рассчитывает на родственное отношение к себе: как же, если дядя владелец бизнеса, он не может быть непонятно кем. И он хочет каких-то скидок, послаблений, карьерного роста, причем может хотеть этого агрессивно. А бизнес этого не приемлет. И потом всегда легче требовать с человека чужого, не родственного, а бизнес в этом плане очень строг: малейшее послабление, и всё может рухнуть прямо за секунды. Бизнес, как правило, не бывает устойчивым. А мы работали, когда и время было неустойчивым. Нас дефолт 1998 года вообще чуть не раздавил. Доллар в одночасье подорожал в четыре раза. Было бы меньше везения с банком, который был нашим основным кредитором, всё бы закончилось совсем плачевно: всё немногое, что было в тот момент, поотнимали бы. Но наш банк сам обанкротился, его владелец вывел деньги, которые были в банке, а небольшие должники были по сути дела отпущены с богом.

И вот потому, что могут случиться какие угодно происшествия, катастрофы, катаклизмы, я считаю: никаких родственников, кроме уже названных случаев, в бизнесе быть не должно. Только на третьестепенных позициях – работает и пусть. А близкое партнёрство – не дай бог.

Увы, но ментально наш человек не готов забыть, что он родственник, и вкалывать наравне с чужими людьми, а, может быть, и больше. У нас ведь до сих пор процветает, как его раньше называли, «кумовство»: дети всех «больших» людей все «при делах» - руководят какими-то корпорациями, банками. Образуются родственные кланы. А для дела лучше бы всё это было по-другому.

Александр Иоффе: В тот самом первом кооперативе, который мы организовали, вскоре начали возникать недопонимания и конфликты. Кто-то хотел бежать в одну сторону, а другие хотели в другую, кто-то считал, что надо делать так, а не так. Начались споры, человеческие отношения стали непростыми. Кто-то ушёл и занялся чем-то своим. По сути дела, довольно быстро из учредителей, начинавших этот проект, не осталось никого.

Но на прямой вопрос: «Хорошо или плохо, когда вашими партнёрами по бизнесу становятся близкие вам люди?» я ответил бы так, как любят отвечать аналитики финансового рынка. А говорят они обычно: вопрос сложный, что-то конкретное сказать трудно, может, доллар упадёт, может быть, рубль – много факторов влияет на это дело.

Однозначно я ответить не могу. Были безусловно неприятные вещи, связанные с тем, что с более-менее близким человеком начинались какие-то конфликты. А это всегда трудно – порушить близкие отношения, начавшиеся чуть ли не с детства. По счастью со всеми моими близкими друзьями, которые тоже были частью бизнеса, мы сумели как-то этого избежать. Двое из них пошли своей дорогой, и мы остались такими же добрыми друзьями, как и были. Но были и люди, с которыми отношения порвались.

С другой стороны, мы с одним моим товарищем прошли долгий пут в совместных делах, и это было очень хорошо, потому что мы были взаимозаменяемы, у нас всегда было и есть стопроцентное доверие друг к другу. Конечно, бывали и споры, и разногласия, но это было не принципиально. И таких людей было несколько.

А с кем-то другим пришлось расстаться. Так что вопрос этот сложный и неоднозначный. Всё зависит от людей, их порядочности, а то и от темперамента.

Николай Хальченя: Со мной всё это было. У меня был друг детства, с которым мы вместе начинали заниматься спортом и прошли вместе всю жизнь. К сожалению, он рано умер. Если бы он был жив, у меня бизнес бы дольше продолжался, поскольку мне было бы гораздо легче. Он был незаменимым человеком: весельчак, балагур, потрясающе находил взаимопонимание с людьми. Любил, правда, выпить – это его и сгубило.

Родственники у меня тоже работали: жена, сестра, жена племянника, кто-то ещё из близкой и далёкой родни. Опыт, как говорится, многогранен.

Многие говорят: если хочешь загубить бизнес, возьми на работу родственников. У меня был и положительный опыт работы с родственниками, и отрицательный. С одной родственницей отношения в итоге прервались, мы до сих пор не разговариваем и не переписываемся: так она меня подвела и подставила. А с остальными, вроде, ничего: как были контакты до совместной работы в бизнесе, так и остались.

Здесь всё зависит от нравственного посыла: что внутри человека. Если человеку стыдно быть сволочью, он и ведёт себя соответствующим образом. И когда тебе стыдно оказаться в глазах родственника не тем человеком, каким ты был до этого, на семейных посиделках, на редких праздниках, когда вы встречались, общались, ты стараешься всё делать, как положено. И всё у вас прекрасно.

А некоторые стараются сесть на голову. Было и такое.

- Общего правила здесь нет?

- Нет. Но, если ты хочешь быть авторитарным руководителем и не иметь проблем, надо работать с чужими тебе людьми. С родственниками быть авторитарным тяжело.

 

Окончание следует.

 

Беседовал Владимир Володин.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости