Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Мониторинг кредитования малого и среднего предпринимательства в субъектах РФ

Владимир Самохвалов, управляющий партнёр компании СБС-Консалтинг. Возможности есть всегда. Часть первая.

О том, как в сегодняшних условиях прогнозировать будущее развитие, как выживать и развиваться бизнесу и об отношениях среднего бизнеса и коммерческих банков, мы беседуем с Владимиром Самохваловым.

 

- Владимир, Вы руководите консалтинговой компанией.

- Я – управляющий партнёр компании СВС-Консалтинг.

- То есть Вы объясняете заказчика, что, на самом деле происходит вокруг и что им нужно делать.

- Да. У нас классическая консалтинговая компания. Из аналогичных международных компаний я назвал бы McKinsey & Company, BCG и Bain & Company. Среди наших отечественных конкурентов -  Strategy Partners (это – дочка Сбера), а теперь ещё «Яков и партнёры» - компания, оставшаяся после ухода McKinsey & Company с российского рынка.

- Газета «Коммерсантъ» опубликовала несколько выпусков приложения о работе в сегодняшних условиях оставшихся на своём месте средних компаний. Это были интервью с их руководителями. Эти люди говорили разные вещи, но в одном они совпадали: сейчас практически невозможно строить планы на будущее, так как очень много привходящих условий, которые могут измениться в любой момент.

Ваша компания занимается консалтингом. Что Вы можете сказать по этому поводу? Действительно, стало гораздо сложнее строить планы?

- С одной стороны, да. С другой стороны, я могу провести аналогию с кризисом 1998 – 99 годов, когда ситуация была не легче.

- Скажем честно, тогда были обвал и истерика.

- Да. И тем не менее экономика очень быстро вышла из кризиса и показала положительные темпы роста.

Я считаю, что инвестировать можно в любые моменты. Всегда есть возможности, и они, безусловно, существуют и сегодня. Все прекрасно понимают, что мир изменился, что гораздо больше Россия будет сотрудничать в ближайшее время с Востоком, а не с Западом, что ориентироваться сейчас лучше на внутренний спрос. Исходя из этого можно инициировать какие-то проекты и реализовывать их. Единственно, чего не хватает – это доступности банковского финансирования, и эту проблему государство должно каким-то образом решить.

- На банковское финансирование, будем честными, жаловались все годы, начиная с 1992-го. Или там были ещё цветочки?

-Да. Именно поэтому можно сказать, что последние десять лет мы в общем и целом находились в какой-то стагнации. И тот же самый средний бизнес не имел доступа к банковскому финансированию.

При этом, если вспоминать 1999-й год, мы увидим, что тогда никто не ограничивал выдачу кредитов бизнесу. Были большие ставки, но и под эти большие ставки кредиты брались. Так что, если сейчас регулирование изменится, и у бизнеса реально появится возможность получать финансирование вначале под те же самые экспортно-импортные операции, чтобы иметь возможность для импортозамещения, а потом под запуск небольших инвестиционных проектов (не обязательно крупных долгостроев, а именно небольших) с понятными сроками реализации, то экономика закрутится, завертится.

- То есть Вы считаете, что бизнес должен стать ещё более реалистичным и работать, исходя из более коротких сроков для выполнения проектов.

- Да. Я думаю, что для среднего бизнеса (бизнеса с оборотом 2 – 3 миллиарда рублей) нужно исходить из каких-то более-менее коротких горизонтов. Что касается крупных строек (каких-то, например, крупных перерабатывающих предприятий) с участием государственного капитала и так далее, то их можно запускать, но логика принятия решений там совершенно другая. Там – ручное управление, ручное выделение финансирования, и одно не отменяет другого: без инициативы со стороны частного бизнеса, я уверен, у нас не будет экономического роста.

- Владимир, Вы говорите об инициативе частного бизнеса. Сейчас немало экспертов утверждает, что бизнес боится инвестировать. Часть предпринимателей пыталась вывести деньги за границу, и только блокада Западом российских банков помешала это сделать. Очень многие предприниматели живут в ожидании «чёрного дня», когда им могут понадобиться накопленные средства.

Вы призываете к совершенно иной логике поступков. А как должен в сложившейся ситуации поступать предприниматель, даже понимая, что Вы правы?

- Я общаюсь с большим количеством предпринимателей и могу сказать, что подавляющее большинство из них не уехало из России.

- Безусловно.

- Конечно, все постарались какие-то средства на «чёрный день» сохранить и даже вывести. Это понятно. Тем не менее, всё равно, у многих основной капитал остался здесь, а туда были выведены именно средства «на чёрный день».

Я сейчас говорю не про наших олигархов, не про крупный бизнес, а про средний бизнес. И, на самом то деле, какого-то ужаса нет. По-моему, нашему среднему бизнесу присущ такой позитивный романтизм: многие проводят аналогии с тем же началом 90-х, 98-м – 99-м годом и понимают, что сейчас время инвестировать. Основная проблема – отсутствие финансового рычага: нет денег для инвестирования. Даже если у тебя есть предприятие с выручкой 1 миллиард рублей, и ты хочешь построить ещё одно такое предприятие с такой же выручкой, у тебя нет свободных пятисот миллионов для инвестиций. А без финансового рычага ты проект не запустишь.

И здесь нужна банковская система.

Теперь то, что касается принятия предпринимателями решений. То, что я вижу: сейчас многие ищут возможности и считают инвестиционные проекты. Конечно же, в первую очередь, все ориентируются на те сферы, где они уже работают. Если человек занимался производством фанеры, то он ищет проекты в этой сфере. Если он занимался стеклом, то он в этой же сфере ищет проекты. И это правильно, поскольку объективно в связи с изоляцией или каким-нибудь закрытием рынка всюду появляются ниши, и искать их лучше там, где ты уже работаешь, в сфере, о которой ты имеешь представление. Мне кажется, что найти что-то всегда можно. И многие ищут и пытаются прямо сейчас что-то запустить.

- Если ещё раз вернуться к вопросу банковских кредитов. Чтобы удержать банковскую систему, Эльвира Набиуллина очень сильно подняла ставку ЦБ, а это не может не отразиться на кредитах, выдаваемых бизнесу.

- Безусловно. Но ситуация со ставкой такова: она сначала поднялась, потом опустилась.

- К сожалению, она опустилась меньше, чем поднялась.

- Ну, хорошо. Но я знаю много бизнеса, который бы выдержал ставку в 20%, если бы это финансирование было бы. Но банки не дают кредиты, поскольку есть определённые требования ЦБ, касающиеся риск-менеджмента, резервирования и так далее. Поэтому все банки крайне консервативно оценивают бизнес-заёмщиков. Более того, я могу сказать, что банки в целом не знают своих заёмщиков. Они подходят к бизнесу очень формально: они не смотрят, выстроены или нет в компании бизнес-процессы, не смотрят, в чём заключается бизнес-модель. Они смотрят формально на критерии, которые определил Банк России: есть или нет у компании физический залог – недвижимость или ценные бумаги первоклассных эмитентов.

Такой формальный подход не даёт возможности, во-первых, банкам выделять финансирование, во-вторых, не позволяет банкам обучаться и изучать опыт своих заёмщиков. И всё это приводит к тому, что проекты не создаются.

Что же касается высоких процентов по кредитам, то в 99-м году кредиты выдавались и под 30, и под 40 процентов. Да, кто-то разорялся, но кто-то крутился, отдавал долги, и банки получали опыт выделения финансирования компаниям реального сектора. Сейчас такого опыта нет.

 

Окончание следует.

 

Беседовал Владимир Володин.

Консорциум компаний по цифровизации социальной сферы
Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости